«И всю жизнь получать гонорар»
Поделитесь публикацией!

«И всю жизнь получать гонорар»

«И всю жизнь получать гонорар»

Когда на предприятии происходит творческий процесс, в результате которого возникают служебные произведения, изобретения, полезные модели и промышленные образцы (здесь неудачна формулировка законодателя: речь идет о дизайне), между работником и работодателем начинаются определенные взаимоотношения, регулируемые часть 4 ГК РФ об интеллектуальных правах. Все это вновь созданное добро — кому оно принадлежит? Как распределяются права между работодателем и непосредственным творцом — автором или изобретателем? И тут, несмотря на то, что ГК у нас уже более 10 лет как вступил в силу, проблем по-прежнему много. И с самозанятыми отдельная проблема: а они могут, например, фотграфировать, разрабатывать дизайн по заказу компании — и так далее.

К сожалению, если работник — в рамках выполнения своих обязанностей или по конкретному заданию работодателя — что-то разработал или создал, вокруг вопроса вознаграждения за создание и использование его произведения или изобретения обычно ломается немало копий. Даже на оборонных предприятиях, даже таким, казалось бы, творческим специалистам как инженеры-конструкторы, технологи и так далее — в их трудовых договорах крайне редко работодатели нормально прописывают, что и как будет происходить, если они что-то изобретут.

Обычно все сводится к одной-двум классическим фразам, что все, что они сделают в промежуток между приемом на работу и увольнением, принадлежит работодателю. Такое крепостное право.

А уж тем более говорить о конкретном задании, которое предполагает, что инженер что-то изобретет: может изобретет, а может и не изобретет, тут нельзя что-то планировать, это процесс творческий. И эта формулировка вызвала много спором и вопросов.

В целом анализ практики за эти 10 лет позволяет говорить о том, что ГК и связанные с ним нормы права, регулирующие творческие взаимоотношения, заточены таким образом, что права на служебные произведения и изобретения всегда принадлежат работодателю — и в этом отношении элементы интеллектуального рабства в нашей стране сохраняются: трудно доказать, что ваша работа, ваше создание не связано с трудовыми обязанностями. А вот в вопросе вознаграждения, если возникают трудовые споры, суды, как правило, становятся на сторону граждан, авторов. Даже если с технической точки зрения произведение явно принадлежит работодателю, выплаты будут присуждены работнику. И эти выплаты действительно могут быть очень хорошими. Я знаю сотрудников «Норникеля», которые купили квартиры в Петербурге, получив за 3-4 года вознаграждение за использование своих изобретений в Норильске. То есть, это не пустой звук: если все отношения урегулированы, это может очень существенно формировать бюджет семьи.

Практика активно формируется, и буквально в апреле 2019 года вышло постановление Пленума Верховного суда о том, как именно доказать, что изобретение создано в рамках трудовых отношений, если не было ни конкретного задания, ни в трудовом договоре прописано ничего не было. Речь в таком случае идет о том, что можно использовать все сопутствующие документы, которые сопровождают этот процесс: акты сдачи-приемки, чертежи, сведения о разработке и так далее: все, что формируется в процессе работы и имеется у работодателя, может быть использовано для доказательства служебного характера произведения.

И в обратном порядке. Бывают случаи, когда инженер что-то изобрел не в рамках рабочих обязанностей. Никто его не обязывал: изобретали поезд высокоскоростной, а он придумал комфортное кресло, чтобы в поезде удобно поспать три часа. Казалось бы, в рамках проекта: лампочка над ним горела, батарея в конторе грела, компьютер рабочий работал, а в то же время — напрямую в его обязанности не входило. Так вот, ВС разъяснил, что в таких случаях работник может оставлять права на эти изобретения и произведения за собой. Как с самозанятыми: стороны могут заключать договоры, не связанные с трудовой деятельностью.

Много вопросов возникает в связи с наследством авторских прав и сохранения права на вознаграждение, которое возникнет у наследников изобретателя. Эти вопросы тоже урегулированы.

Сложности возникают, когда создаются творческие коллективы. Особенно с айтишниками часто проблема возникает: ты написал код, получил вознаграждение — и авторство не выпячивай свое. Многие даже под давлением подписывают соглашения, по которым отказываются от своего авторства. Так вот, от авторства отказаться нельзя: оно неотделимо от личности автора.

Много споров сейчас вызывает вопрос формирования авторского коллектива, который вписывается в патент. Нередки ситуации, когда приходит молодой инженер к начальнику, показывает изобретение, тот ему: без вопросов, давай оформлять. И вот, когда все готово, возникает вопрос состава авторов. И инженеру говорят: у нас академический институт, так что академика ставим первым. Начальник цеха — как без него? Вторым. Меня тоже не забудь: если бы я тебя на работу не взял, вообще бы ничего не было. Ну и где-то там на восьмом-девятом-десятом месте наконец-то находится место и для этого молодого специалиста, который-то как раз и является автором изобретения. Количество авторов ничем не ограничено: есть патенты, где по 30-40 человек являются соавторами.

Я видел патент на устройство Лиговского проспекта — где в серединке трамваи ходят и пассажиры выходят — так вот, это патент, есть у него авторы. Состав авторов начинается с фамилии действовавшего на тот момент вице-губернатора Петербурга, за ним — начальник ГИБДД, затем председатель комитета.

Они не стали исключать свои фамилии из публикации (некоторые авторы из скромности так делают или по мотиву секретности). И компания, являвшаяся правообладателем по этому патенту, поддерживала его все 10 лет его действия — до 2018 года. Были по нему выплаты в пользу изобретателей — сказать не могу. Юрий Михайлович Лужков очень много всего изобретал: и пирожки, и кресла для стадиона, и кольцевую автодорогу. Но, говорят, он действительно очень разносторонний человек, и много идей у него было.

Но пленум ясно сказал: если лицо руководило творческим процессом, но его собственный вклад не является творческим, он не может быть соавтором. Впрочем, нет никаких ограничений насчет того, каким должен быть вклад в создание произведения, чтобы считаться автором. Может, студент ходит, мается два месяца, а я, профессор, ему подскажу: сделай здесь не 45 градусов, а 47. И глядишь — выходит результат. Хотя буквально минуту потратил, а творческий вклад есть.

Это я к чему говорю: не дай Бог, у вас будет конфликт с работником, являющимся автором служебного произведения или изобретения — ваше соавторство непременно будет оспариваться. И удовлетворение такого иска является основанием для признания — полностью или частично — патента недействительным.

По поводу выплат за служебные произведения появилось много новелл. Так, теперь выплаты можно производить не только за использование внедренного изобретения, но и за создание. Причем, эти выплаты не облагаются отчислениями в социальными фондами, только НДФЛ. И, пока предприятие продолжает использовать произведение — и даже если произошло какое-то правопреемство — работнику не надо беспокоиться за то, будет ли платиться ему вознаграждение.

Возврат к списку