Гузель Улумбекова: «Россияне не рожают, потому что у них на это нет средств»
Добавьте нас в Избранное в Яндекс Новостях
Поделитесь публикацией!

Гузель Улумбекова: «Россияне не рожают, потому что у них на это нет средств»

Гузель Улумбекова: «Россияне не рожают, потому что у них на это нет средств»
На прошлой неделе федеральные власти заявили, что уровень смертности в России за 10 месяцев 2020 года оказался на 9,7% больше, чем в прошлом году. Виноват ли в этом коронавирус или есть другие причины вымирания нации, «Новому проспекту» пояснила руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова.
В стране идет огромный рост смертности. За 10 месяцев 2020 года умерло на 151 тыс. человек больше (плюс 10%), чем в январе-октябре прошлого года, хотя в предыдущие годы смертность снижалась примерно на 30 тыс. человек в год.

Петербург — один из лидеров этой печальной статистики. Главные причины ситуации — это неготовность отрасли здравоохранения к удару, децентрализация управления, неадекватное финансирование и дефицит медицинских кадров. К сожалению, региональные власти не смогли создать необходимые резервы во время небольшой передышки этим летом.

Но с эпидемией коронавируса прямо или косвенно связана только половина дополнительных смертей этого года. Вторая половина — результат отсутствия своевременной медицинской помощи по другим показаниям. Помощь оказалась людям попросту недоступна.

Дело в том, что еще до эпидемии в российской системе здравоохранения в результате бездарной оптимизации возник серьезный дефицит медицинских работников и коечных мощностей. Мы остались без резервов, которые могли бы подстраховать во время эпидемии. Все мало-мальски боеспособные медицинские части бросили на борьбу с ковидом, а для пациентов с другими диагнозами помощь пришлось отложить. Вот и получили плачевный результат.

В ноябре и декабре можно ожидать дальнейшего прироста умерших: примерно по 50–60 тыс. человек в месяц. И по итогам 2020 года рост смертности в России составит уже 15% по сравнению с 2019 годом. То есть если в прошлом году в России умерло 1,8 млн человек, то в этом году — более 2 млн россиян.

Из-за такой высокой смертности в сочетании с низкой рождаемостью в нашей стране по итогам года число умерших превысит число родившихся больше чем на 500 тыс. человек. Это колоссальные цифры. И только частично, не более чем на 25–30%, эти потери компенсирует положительное сальдо миграции. То есть в этом году численность населения страны сократиться на 350 тыс. человек! И в следующие годы, если не примем немедленные меры, мы будем терять столько же каждый год. То есть будем терять средний российский город!

Теперь о рождаемости. В России еще 3–4 года назад ежегодно рождалось около 1,8 млн младенцев. А в этом году — только 1,5 млн малышей. Среднее число детей, рожденных одной женщиной детородного возраста (коэффициент фертильности. — Прим. «НП») в России сегодня составляет чуть больше 1,4. Это очень мало. Наши семьи не хотят рожать второго-третьего ребенка, потому что у них на это просто нет средств. Между тем есть прямая зависимость рождаемости от уровня доходов населения: на 1% падения доходов коэффициент фертильности снижается примерно на 2%. Судите сами: у нас 13% населения живет за чертой бедности, это 20 млн человек. И их число в 2020 году только вырастет.

С 2013 года у нас не растут реальные доходы населения, а в этом году они упадут еще на 5–6%. Понятно, что в этой ситуации мало кто хочет рожать, а рост смертности и снижение рождаемости ведут к депопуляции страны.

И какие же меры предпринимает государство? Да, у нас есть нацпроекты «Демография» и «Здравоохранение», но этого недостаточно для того, чтобы снизить смертность и увеличить рождаемость. Для повышения рождаемости нужны не разовые вливания денег, а постоянная поддержка семей с детьми до 18 лет и повышение доходов семей. У финансово-экономического блока правительства страны решения этих проблем нет.

Со снижением смертности могло бы помочь здравоохранение, но вместо этого власть приняла антинародный бюджет, расходы которого с поправкой на инфляцию в 2021 году будут меньше, чем в 2020 году. Это значит, что мы не сможем увеличить доступность медицинской помощи в будущем году, и люди продолжат умирать, потому что коронавирусная война продлится еще год как минимум.

По нашим подсчетам, чтобы исправить положение в здравоохранении, ежегодно необходимо увеличивать расходы на эту сферу на 500 млрд рублей. Эти средства нужно направить на повышение зарплат медикам и привлечение в отрасль кадров, на повышение их квалификации, на создание новых коек и их оснащение и другие важные мероприятия. Одновременно в здравоохранении надо переходить с так называемых рыночных рельсов к централизованной плановой распределительной модели управления, которая будет финансироваться из бюджета, а не по ОМС, как сейчас. Только так и должно быть в отрасли, которая отвечает за безопасность страны.

Как организатор здравоохранения, считаю своей обязанностью объяснить и доказать лицам, принимающим решения, что главное — это спасение жизни и здоровья людей, а остальные расходы можно отложить до лучших времен.

К списку новостей