«Граждане, не желавшие банкротиться, исчерпали другие способы»
Поделитесь публикацией!

«Граждане, не желавшие банкротиться, исчерпали другие способы»

«Граждане, не желавшие банкротиться, исчерпали другие способы»

Анализируя свою практику в сфере личных банкротств, мы ежегодно составляем для себя собирательный образ российского несостоятельного лица. И не могу не отметить, что этот образ постепенно меняется!

Первые банкроты представляли из себя в большей массе (примерно 60%) женщин, в возрасте от 40 до 65 лет, с задолженностью 700 тыс. до 2 млн рублей, которые набрали кредитов на потребительские нужды. Это покупка техники, туристические путёвки, косметика, лекарства и лечение, материальная помощь родным и близким. Подавляющее большинство (примерно 80%) из них были трудоустроены.

Инициировать процедуру банкротства они были вынуждены в связи с неспособностью исполнения текущих кредитных обязательств или с коллекторским террором. Имущество, подлежащее реализации, примерно в 90% случаев отсутствовало. Это связано с тем, что до введения процедуры банкротств физлиц кредитная политика банков была намного проще. К потенциальному заёмщику предъявлялись минимальные требования: при наличии хорошей кредитной истории документа, удостоверяющего личность, было достаточно для получения кредита в размере до 1 млн рублей.

Постепенно средний возраст гражданина-банкрота становился меньше, его образ становился все более мужественным, в смысле, что банкротов-мужчин становилось больше. Сменялись и цели кредита: стали появляться «развитие бизнеса», «получение дополнительного источника дохода», «поручительство за юридическое лицо», «приобретение транспортного средства». Соответственно росли суммы долговых обязательств. Доход банкротов также увеличился, и почти в 20% случаев появилось имущество для реализации: транспортные средства, ипотечное жильё, бизнес.

То есть, граждане, которые не хотели банкротиться, исчерпали все иные возможные способы восстановления платёжеспособности и погашения долгов. Наоборот, долги росли, а прибыль уменьшалась.

Еще одно объяснение таким изменениям — рост доверия к инструменту личного банкротства. Стала появляться первая судебная практика и вносить ясность в сам процесс процедуры банкротства физического лица. Ну и не стоит отбрасывать такой немаловажный фактор, как резкий рост специалистов в данной сфере, которые активно рекламируют и продвигают свои услуги.

Следует отдельно рассказать про место рассмотрения дел о банкротстве. Обычно  оно рассматривается арбитражным судом по его месту жительства. Таковое может подтверждаться печатью в паспорте или выпиской из ЕГРИП, если должник предприниматель. Если оно неизвестно или известно, но находится за пределами РФ, дело о банкротстве такого должника рассматривается арбитражным судом по последнему известному российскому месту жительства.

Если же должник создал искусственные условия для изменения территориальной подсудности дела о банкротстве посредством формальной смены регистрационного учета, не сопровождаемой фактическим переездом, дело о банкротстве при наличии соответствующего ходатайства подлежит передаче на рассмотрение в суд по месту постоянного или преимущественного проживания должника. Одно время был такой популярный способ затруднения кредиторам реализации своих прав.

По умолчанию предполагается, что гражданин проживает по месту регистрации. Однако в исключительных случаях данная презумпция может быть опровергнута, если кредитор докажет, что содержащаяся в документах регистрационного учета информация актуальна. Особенно внимательно суды изучают случаи, когда регистрация меняется непосредственно перед банкротством. 

Если заинтересованное лицо привело убедительные доводы и представило доказательства относительно несоответствия данных регистрационного учета должника реальному положению дел, на последнего переходит бремя подтверждения того, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион.

Отсутствие у гражданина имущества само по себе не является основанием для прекращения производства по делу о банкротстве этого гражданина. Верховный Суд в 2017 году указал, что финансовый управляющий должен анализировать сведения о должнике, выявлять имущество, находящееся у третьих лиц, оспаривать подозрительные сделки и сделки с предпочтением.

Суд должен оценить причины отсутствия у должника имущества. При этом право гражданина на использование установленного государством механизма банкротства не может быть ограничено только на том основании, что у него отсутствует имущество, составляющее конкурсную массу. Один лишь факт подачи гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности. В ситуации, когда действительно будет установлено недобросовестное поведение должника, суд вправе отказать в освобождении гражданина от исполнения долговых обязательств. Чтобы вернуть имущество в конкурсную массу для реализации в интересах кредиторов, управляющий должен оспаривать сделки. Но здесь тоже есть ряд ограничений. Например, если должник произвел отчуждение квартиры, в которой продолжают совместно проживать и он сам, и члены его семьи, то при возврате помещения в конкурсную массу оно будет защищено исполнительским иммунитетом — поэтому такие сделки в принципе не могут оспариваться.

Кроме того, закон запрещает банкротиться гражданам, испытывающим временные трудности.

Таким образом устанавливается баланс между социально-реабилитационной целью потребительского банкротства, достигаемой путем списания непосильных долговых обязательств гражданина с одновременным введением в отношении него ограничений, и интересами кредиторов. 

Зачастую на банкротство идут оба члена семьи. Если процедуры несостоятельности введены в отношении обоих супругов, их общее имущество подлежит реализации в деле о банкротстве того супруга, который в публичном реестре указан в качестве собственника либо во владении которого находится имущество, права на которое не фиксируются в публичных реестрах. Средства от реализации общего имущества супругов распределяются между их конкурсными массами пропорционально долям в общем имуществе.

В целях процессуальной экономии и для упрощения порядка реализации имущества, удовлетворения требований кредиторов суд может рассмотреть вопрос об объединении двух дел о несостоятельности супругов с назначением финансового управляющего из того дела, что было возбуждено первым. После объединения двух дел кредиторы вправе провести общее собрание для определения кандидатуры иного арбитражного управляющего или иной СРО. В случае объединения дел финансовый управляющий ведет отдельно реестр требований кредиторов по общим обязательствам супругов и реестры требований кредиторов по личным обязательствам каждого из супругов.

Сумма, полученная от реализации личного имущества одного из супругов, не может быть направлена на погашение личных обязательств другого супруга.

Возврат к списку