Электричество кончилось. Власть начинает борьбу с электросамокатами
Поделитесь публикацией!

Электричество кончилось. Власть начинает борьбу с электросамокатами

Электричество кончилось. Власть начинает борьбу с электросамокатами
В Петербурге борются одновременно с электросамокатами и автомобилями. Наложить одну идею на другую и пересмотреть консервативные принципы организации городского пространства пока что, видимо, представляется делом неподъемным и пугающим.
В Петербурге власти решили обрушиться на городские сервисы проката электросамокатов. Ну, то есть как неожиданно: самокатов в последнее время на улицах стало действительно много, и жалобы на наезды на пешеходов начали раздаваться в соцсетях всё чаще. Было понятно, что рано или поздно чиновники этим феноменом заинтересуются точно так же, как в своё время они заинтересовались скутерами. 

Помните, несколько лет назад улицы как-то внезапно заполонили крохотные мотороллеры — «табуретки на колесах»? Для этих «табуреток» в силу малого объема двигателя не нужны были права, так что на них бросились ездить все подряд. Возникла целая мини-индустрия: магазины, сети проката и так далее. А затем начали происходить трагические инциденты, в том числе с участием школьников, и власти решили вопрос с присущей им бескомпромиссностью: для управления скутерами ввели обязательное наличие прав. И всё рассыпалось в мгновение ока. Сегодня скутер на улице стал редким явлением. Получать права и ездить по закону почти никто не захотел.

Всё, что в обществе возникает само по себе, неподконтрольно и без государственного регулирования, вызывает у властей желание достать мухобойку. И вроде бы формально ничего не запрещали, но фактически так и получилось.

После нескольких случаев наездов электросамокатчиков на маленьких детей за дело взялись следователи — кому ж ещё! Схема действий в таких случаях очень простая: в прокатные компании пришли с обысками, что в российских реалиях означает понятно что. «Мы приняли решение приостановить работу сервиса в Санкт-Петербурге, чтобы урегулировать и согласовать все вопросы, касающиеся работы сервисов кикшеринга, включая зоны ограничения скорости, зоны запрета движения, с администрацией города», — говорится в свежем заявлении одной из таких компаний, Whoosh. Похожие объявления сделали и другие прокатные сервисы.

В общем, на время или навсегда электросамокаты убирают с городских улиц. Очевидно, что законодатели и чиновники в обозримом будущем что-нибудь для этого сделают: введут экзамены на право управления, номерные знаки и так далее, и у электросамокатов есть все шансы повторить судьбу скутеров. А иначе зачем даже в рамках расследования дела о наезде изымать весь парк прокатных самокатов?

У такого решения проблемы, конечно, найдется, много сторонников. Никому не хочется, чтобы в него врезался кусок железа весом в полтора десятка килограммов, несущийся со скоростью до 20 км/ч. Но так было всегда: и с автомобилями, и под лошадь вполне можно было попасть.

От прогресса никуда не денешься. Люди хотят передвигаться быстро, далеко и без усилий — ровно такое желание заставляло их в своё время изобрести автомобиль. Это желание не исчезнет. На смену электросамокатам через несколько лет придут какие-нибудь реактивные ранцы или персональные дроны повышенной мощности — что угодно, что может доставить человека или небольшой груз из точки А в точку Б, и при этом дешевое и несложное в управлении.

Практика показывает, что со временем те решения, которые когда-то были прогрессивными и новаторскими, начинают раздражать. С автомобилями так и произошло. Сейчас их распространение пытаются ограничить.

Некоторое время назад в Смольном выступили еще с одной современной идеей — значительного расширения зоны платной парковки в центре Петербурга, причем сразу в несколько раз. Машину, по планам чиновников, нельзя будет поставить без оплаты чуть ли не на всей территории Адмиралтейского и Центрального районов, от Невы до самого Обводного канала.

Здесь всё тоже объяснимо. Платная парковка — шаг к ее ограничению. Дальше — платный въезд. Что бы ни говорили автомобилисты, но машины — это еще более громоздкий и тяжелый кусок железа. Машин стало слишком много. Они забивают улицы, захватывают дворы, создают пробки, случаев наездов на пешеходов куда больше, чем у самокатов, плюс экологические проблемы, конечно.

Только центр мегаполиса всё равно остается значительным по площади. Можно приехать на его окраину, но передвигаться по центру тогда получится только в пределах радиуса, ограниченного физическими возможностями пешехода. Общественный транспорт, перехватывающие парковки или такси решат эту проблему только частично: человек всё равно будет привязан к той точке, где его высадили. Куда привезли, там и гуляйте. Каршеринг — тоже не окончательный выход: нет разницы, личными или прокатными автомобилями будут заставлены улицы.

Тут дело даже не столько в искусственных ограничениях, сколько в историческом регрессе. По сути, ситуацию пытаются вернуть в состояние середины XX века, когда машин в центре было мало не из-за платной парковки или платного въезда, а потому, что их просто было мало, а большинство граждан было вынуждено давиться в автобусах либо иногда разоряться на такси.

Но в булочную, как известно, на такси не ездили. Гражданин привязывался к маршруту работа-дом, а гулять мог, например, в отдельный день в специально предназначенном для этого парке. Что, в общем, соответствовало социальным установкам эпохи, но не XXI веку индивидуальной мобильности, когда человек хочет именно что в булочную поехать, а не пойти, причем в ту булочную, какую, опять же, захочет, а не в ту, которую ему воткнули под бок, а вот машину при этом уже считает тягостью.

Много десятилетий города приспосабливали под раздельное сосуществование автомашин и людей. Противопоставление автомобилистов и пешеходов сделалось общим местом, будто речь идет о ненавидящих друг друга народах, будто автомобилист — это некий кентавр, намертво приросший к колесам и не имеющий ничего общего с homo sapiens. Да нет, один и тот же человек может утром сесть за руль, днем — на велосипед или самокат, а вечером и вовсе пройтись пешком. Как именно передвигаться, зависит от цели.

Скорее всего, всё, конечно, банально, и цель чиновников — всего лишь заработать на водителях, а в скутерах и самокатах они видят конкурента общественному транспорту и такси. Но если представить, что мы всё-таки говорим о приспособлении города под нужды времени, то стоит замахнуться на пересмотр принципов существования в нем людей, с тем чтобы общественное пространство было не ограниченным загоном от сих до сих, а составляло весь центр. 

До сих пор альтернативой машине представляется лишь другая машина. Хотя самокаты, как и все прочие компактные средства передвижения, — не только развлечение, но потенциально востребованный вид транспорта, во многом сезонный, но не маргинальный. Нуждающийся, конечно, в правилах, ограничениях и штрафах, но одновременно и в расширении прав и возможностей. Даже, кстати, в том случае, если государство захочет заняться этим транспортом централизованно. Регуляция не должна, как обычно, быть нацелена на ликвидацию явления, а не на его развитие. Люди ведь всё равно будут искать способы перемещения, и властям придется бороться с ними ровно до тех пор, пока создавать условия не станет выгоднее, чем запрещать.

Фото: Алексей Смагин / Коммерсантъ


К списку новостей