Даниил Шулейко: «Самое страшное — это доставка арбузов»
Новый проспект
Мнения

Даниил Шулейко: «Самое страшное — это доставка арбузов»

Прочитано: 1095
Даниил Шулейко: «Самое страшное — это доставка арбузов»
Генеральный директор ГК «Яндекс.Такси», управляющей сервисами «Яндекс Go», «Яндекс.Еда» и «Лавка», сооснователь сервиса по доставке еды Delivery Club Даниил Шулейко рассказал об умении справляться с эмоциями, когда бизнес падает, о запуске новых идей за несколько часов и пересадке курьеров с мопедов на велики.

Я открывал статистику и впадал в депрессию

Мы работаем в 17 странах. Поэтому я могу сравнивать нашу ситуацию с другими рынками. В Израиле, например, в первую волну пандемии всё закрыли, и дальше чем на 500 метров от дома нельзя было отходить. Сервис такси там упал на 50%. Но в России локдаун начался позже, так что у нас была возможность заглянуть в будущее, в которое не хотелось верить. 

Но до нас тоже докатилось. И стало страшно! Сначала люди перестали ездить в аэропорт: раз — и прямо за несколько дней эти маршруты стали фактически нулевыми. Потом компании одна за другой стали писать об уходе на удаленку, и два — люди перестали ездить на работу и с работы. Потом перестали ездить вечером в рестораны, в театры, кинотеатры: три — и вечерних поездок тоже нет. Из городов ушли пробки, и интернет стал пустой. И всё это произошло за две недели марта.

Я каждый день открывал график с какими-то метриками о сервисе такси и впадал в депрессию. Я даже в какой-то момент заблокировал себе доступ к этой статистике, потому что если начинал с нее утро, потом часа три просто работать не мог. Это были эмоции, которые сложно передать: ты смотришь на то, что сделал за последние несколько лет, и понимаешь, что всё рассыпается на глазах. За последние дни марта спрос снизился почти вдвое — на 49%, а за следующую неделю он упал до 60%.

Решения надо было принимать мгновенно

Нужно было что-то решать. И мы приняли четыре важных решения. Первое: мы должны делать всё что угодно, чтобы дать как можно больше поездок, потому что на той стороне — миллион водителей такси, которые должны зарабатывать деньги.

Второе: мы помогаем партнерам. Потому что кроме таксистов есть таксопарки, рестораны и другие бизнесы. И когда, к примеру, один небольшой таксопарк просит лизинговую компанию отсрочить платежи, это одна история, а когда с просьбой помочь партнерам приходит «Яндекс.Такси», предлагая переформатировать контракты по лизингу, это совсем другая история.

Что касается ресторанов, то в апреле-мае единственной выручкой, которую они могли получить, стала доставка. И большинство ресторанов начали ее запускать, и выяснилось, что им не на чем возить заказы. Мы стали этим заниматься: сервис «Яндекс.Еда» фиксировал за сутки рост подключений ресторанов в 6 раз!

Третье: никакой демократии. Люди, отвечающие за какие-то направления, получили право принимать быстрые решения, не договариваясь ни с кем: решили — сделали. Потому что решения надо было принимать иногда мгновенно!

И четвертое: эти же люди могли забрать любой ресурс из наших производственных функций — разработчиков, маркетологов, аналитиков. Они между собой договаривались, кто кому нужен. Но здесь обычно уже подключались я и ряд других больших топов.

Мы смогли обеспечить любые поездки

И мы начали очень быстро двигаться, запуская новые поездки. И после резкого падения у нас начался плавный рост.

Например, мы возили врачей по точкам вызовов. Кстати, врачи, передвигаясь на машинах, которые еще недавно были такси, объезжали за день гораздо больше пациентов. Во-первых, потому что у нас есть алгоритмы для этого, а во-вторых, им не нужно было ждать машин «Скорой помощи», которых в большинстве городов на самом деле меньше, чем необходимо для ликвидации такого коллапса. Как выяснилось, врачей-то хватало — не хватало именно машин.

Мы возили тесты, возили посылки и коробки. При этом мы выдали водителям медицинские маски, ввели для них бесплатную медицинскую диагностику, рекомендовали курьерам отказаться от рукопожатий — словом, взяли вирус под контроль!

Еще в конце 2019 года мы поняли, что на машинах можно возить не только людей, а вообще всё что угодно, и запустили несколько бизнес-проектов. У нас появилась доставка на разного рода грузовичках, «газельках» и машинах поменьше. Появился тариф, когда мы могли, к примеру, водителям такси подвезти просто ключи. Нам казалось, что это направление классно растет: в прошлом году мы несколько тысяч доставок в день делали и уже план развития себе рисовали. А потом бабахнул ковид, и спрос резко упал. Но к этому времени мы научились возить всё!

И, по сути, мы оказались единственной платформой, которая могла обеспечить любые поездки в 700 городах присутствия в России и ближнего зарубежья. Мы подавали машину за те же привычные 5 минут и были способны отвезти всё что угодно.

Это быстро заметили все бизнесы и все ретейлеры, которые в этот момент тоже перестраивались. «Яндекс.Такси» и «Яндекс.Еда» занялись доставкой продуктов в день заказа из таких сетей, как «ВкусВилл», «Азбука вкуса» и др. «Эльдорадо» и «Яндекс.Такси» запустили бесконтактную доставку техники.

Мы расширили доступ к сервису «Яндекс.Лавка» в пригородах тех городов, где уже работали. Потом запустили то же самое в «Яндекс.Еде». Обычно, когда мы приходим в город, на платформу надо привлечь первых курьеров, подписать первые рестораны. Теперь мы просто сделали лендинг с простым доступом и 0% комиссии и начали быстро масштабироваться.

От идеи до запуска — несколько часов

Всё это, конечно, не происходило в один день. Но мы работали быстро, и иногда от идеи до запуска проходило всего несколько часов. Именно так, например, мы запустили ночную «Яндекс.Лавку» — буквально за ночь. При этом проект этот очень сложный.

Изначально «Яндекс.Лавку» мы запускали на небольших мопедиках, которые громко жужжат. Когда такой мопедик приезжал один, вроде и ладно. А когда проект стал большой, и у нас по 30 мопедиков жужжали возле дома, то стало понятно: люди не поймут, и надо что-то делать. Нам очень быстро пришлось всех пересаживать на велосипеды.

А самым сложным проектом в нашем деле стала доставка арбузов. За осень мы доставили 200 тыс. арбузов. Представить сложно, что это такое: доставить 800 арбузов за час. Теперь мы умеем это делать! А кроме того, арбузы ведь большие, а склад «Яндекс.Лавки» маленький. Но как-то справились!

Не забывали про мечты

Словом, прошлая весна для нас была, мягко говоря, нервным временем, потому что в каждом сервисе происходила собственная вакханалия. Мы работали очень энергично, буквально с утра и до ночи. Наверное, каждый ушедший на удаленную работу почувствовал, что когда ты работаешь из дома, то забываешь про грань, где начался день, где он закончился, потому что невозможно переключиться, просто открыв дверь комнаты, где ты был полностью погружен в работу, и закрыв ее. Ты работал столько, сколько мог, пока не засыпал буквально тут же.

Но в таком режиме невозможно работать долго: спустя несколько недель энергии не остается. И в июне наступил «отходняк»: люди приходили в себя.

Я сейчас думаю: как мы умудрились, работая в таком режиме, не сойти с ума?

У нас каждый вечер были онлайн-встречи, я встречался с моими прямыми подчиненными, начальниками сервисов и задавал один вопрос: «А что нужно сделать еще?» Никаких долгосрочных проектов мы не обсуждали: только что еще можно сделать именно сегодня-завтра, чтобы получить одну-две дополнительные поездки. Каждый раз мы придумывали что-то новое, и эта динамика позволяла двигаться дальше, несмотря на то что ключевой сервис был в глубоком минусе, и это было очень грустно.

При этом мы не забывали про мечты, про наши две большие идеи — появление своей торговой марки у «Яндекс.Лавки» и запуск «Яндекс Go». Мы находили на них время, и как только пережили первые самые сложные недели «непоняток», начали о них думать снова. Потому что про мечты забывать нельзя: их можно отложить, но к ним нужно вернуться.

Мы учились социализироваться по-новому. Очень сложно устраивать вечеринку, когда ты сидишь дома. Но мы пытались что-то придумать: появились эти ежевечерние встречи, ребята по вечерам играли в страйк. Я писал посты — сначала раз в два дня, потом раз в неделю — о том, что происходит в разных частях компании. Я тратил на это по два часа, но зато каждый сотрудник понимал, что происходит. Потому что когда ты в офисе, ты можешь посмотреть направо-налево и понять, кто что делает. А когда ты дома один, очень сложно не потерять связь друг с другом.

По материалам выступления на Callday 2020

Справка «Нового проспекта»:

Даниил Шулейко родился в 1988 году в городе Большой Камень недалеко от Владивостока. В 1997 году семья переехала в Москву. В 2010-м стал менеджером по маркетингу Delivery Club. В 2011 году окончил факультет автоматики и электроники Московского инженерно-физического института (НИЯУ МИФИ). В 2015-м стал директором по маркетингу сервиса «Яндекс.Такси» в компании «Яндекс», в 2018-м — управляющим и операционным директором «Яндекс.Такси», в мае 2019-го — генеральным директором.

перевозки пандемия COVID-19 экспертное мнение
Читайте также по теме
Не все пациенты частных клиник Петербурга после лечения от ковида смогли получить заветный QR-код. «Новый проспект» разбирался, как работает система учета больных с коронавирусом в негосударственных компаниях и почему происходит этот сбой.
За прошлый год число трудовых мигрантов в России сократилось в полтора раза. Возвращаться они не торопятся из-за необходимости обязательной вакцинации во многих отраслях, где раньше был задействован труд приезжих.

Великобритания на прошлой неделе стала первой из ведущих стран Европы, отменившей подавляющее большинство ограничений для борьбы с коронавирусом, заменив их рекомендациями. С 19 июля в общественных местах можно находиться без масок.


Венедиктов о подсчете электронных голосов: "Была введена дополнительная функция, которая все усложнила"
22.09.2021
Парню, который расстрелял студентов в университете Перми, ампутировали ногу
21.09.2021
Очередная попытка реконструкции Петербургской консерватории будет стоить 13,6 млрд рублей
21.09.2021
В Сертолово создадут ТПУ почти за 6 млрд рублей
21.09.2021
Бывшее офисное здание застройщика "Петротрест" продают в Петербурге за 230 млн рублей
21.09.2021
"Единая Россия" получила в новой Госдуме 324 места из 450 возможных
21.09.2021
"Они нас выдавливают". "Роскосмос" обвинил SpaceX в демпинге
21.09.2021
Плати и останавливайся. В центре Петербурга стало больше мест для платной парковки
21.09.2021
Метростроители города перейдут на работу в новую компанию только после медосмотра
21.09.2021
ВВП России в 2021 году вырастет выше прогноза - до 4,2%
21.09.2021
Павлюченко поделился ожиданиями от матча «Челси» — «Астон Вилла»
21.09.2021
В Петербург планируют вернуть зимние кафе
21.09.2021
Сбербанк продает 19 торговых центров, в том числе "Июнь" в Петербурге
21.09.2021
Мандат и девичья фамилия. Дочь экс-спикера ЗАКСа Вячеслава Макарова после избрания в парламент вернет себе фамилию отца
21.09.2021
В деле отравления Скрипалей появился третий обвиняемый - тоже российский разведчик
21.09.2021
Чертова водительская дюжина. На 13 участках КАД ограничено движение
21.09.2021
ЕСПЧ: Российские власти несут ответственность за отравление Литвиненко
21.09.2021
Россию ждет сезонный рост цен на фрукты и овощи. Он будет выше инфляции
21.09.2021
Глава УИК Петербурга, где произошел погром, стал фигурантом уголовного дела
21.09.2021
Компания Wildberries арендовала склад на юге Петербурга
21.09.2021
Объемы производства мебели в России приблизились к "доковидным" показателям
21.09.2021
Турбизнес просит ФАС не регулировать цены в отелях во время форумов
21.09.2021
Семь пострадавших при стрельбе в пермском вузе переведут для лечения в Москву
21.09.2021
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки