Пир непослушания. Почему предприниматели игнорируют власть
Поделитесь публикацией!

Пир непослушания. Почему предприниматели игнорируют власть

Михаил Шевчук 8 декабря 2020
Пир непослушания. Почему предприниматели игнорируют власть
В Европе пострадавшие от локдаунов предприниматели вступали с властями в открытую схватку. Петербургские владельцы ресторанов в такой ситуации начинают партизанскую войну. Богатый исторический опыт сам подсказывает самый верный способ сопротивления властям.
В Петербурге назревает тихий бунт. Десятки ресторанов и кафе выразили категорическое несогласие с запретом на работу в новогодние праздники и попросту отказываются это делать. Появилась карта — о ней написали уже, кажется, все СМИ, на которой отмечаются заведения, которые намереваются работать, несмотря ни на что. На ней уже около сотни точек в разных районах города.

Просто карта — нет никакого громкого названия, не упоминается никаких организующих «ассоциаций», «советов» или «союзов спасения». Зато в заголовке есть слово «сопротивление», отчего начинание сразу приобретает характер политического жеста. Добавить заведение на карту могут не только владельцы, но и просто гости (что, кстати, невольно делает ее еще и ящиком для доносов).

«На карте размещены заведения Санкт-Петербурга, не признающие постановление №121. Эти рестораны, бары и кальянные продолжают работать для гостей в штатном режиме, — говорится в пояснении. — Если они будут соблюдать постановление, то не выживут и все закроются. Некоторые заведения работают с закрытой дверью. Пишите им в соцсети или звоните». Инициатор проекта — скандально известный петербургский предприниматель Александр Коновалов, ранее уже грозивший неповиновением запретам.

Непризнание официального нормативного акта — что это, если не бунт? Но в стране давно перестали работать механизмы диалога. Более-менее работает только анонимный протест, устроенный по сетевому принципу, без лидеров. Точно так, к примеру, организованы митинги в Хабаровске: появись у них лидер, и протесту быстро свернули бы голову. Хотя есть и минус: переговоры без переговорщика невозможны.

Смольный, напомним, в начале декабря наложил ограничения на работу предприятий общественного питания. С 25 декабря по 10 января им разрешено принимать посетителей только до 19:00, а с 30 декабря по 3 января вовсе запрещено работать. Кроме того, с 30 декабря по 10 января останавливается работа музеев, театров, выставок, концертных площадок, не будут работать экскурсионные автобусы.

Сразу после этого Межотраслевой координационный совет гостеприимства и услуг Петербурга категорически потребовал от Беглова отменить запреты, ограничившись простым соблюдением правил Роспотребнадзора. Реакции не последовало.

Мотивация рестораторов вполне понятна и изложена емко: ресторан, не работающий в высокий сезон, с большой долей вероятности обречен. Нет посетителей — нет денег. Никаких денежных компенсаций бизнесу власть на этот раз не предложила. Более того, город вообще находится, как только что сообщил губернатор Александр Беглов, на грани полного локдауна. Мол, до Нового года запас коек еще есть, а дальше — красная черта: больных класть будет некуда.

Легко реконструировать и мотивацию властей. Для нее малый бизнес — это совсем не то, что нужно спасать, потому что он в ее понимании всё равно растет как трава. Рестораны и кафе каждый год открываются и закрываются сотнями, и нет никакой причины стараться сохранить именно сейчас именно эти рестораны. После того как пандемия когда-нибудь закончится, на любых руинах всё равно тут же прорастут новые заведения, возможно, даже открытые теми же людьми, что сейчас жалуются на жизнь.

Поэтому ни с каких крупных инфраструктурных проектов деньги ради спасения малого бизнеса снимать не будут. Проблемы же взятых кредитов или там остающегося без зарплаты персонала — это проблемы индейцев, для которых существует биржа труда. К лишению себя налогов власть давно уже приготовилась.

Смольный обещает, что прикроет «бунт» с помощью полиции, но если таких заведений действительно окажется много, подавление чревато большим скандалом. «Рестораторы Петербурга, по сути, объявили кампанию гражданского неповиновения. Не оттого, что они так хотят, а потому, что по-другому не могут... Перед «экономической смертью» им ничего не остается, как демонстративно сопротивляться», — констатирует Борис Титов, уполномоченный по правам предпринимателей и по совместительству лидер Партии роста.

Казалось бы, как политику Борису Титову следует бить во все колокола и громко требовать от власти хотя бы компенсаций для бизнеса, наращивая значимость своей партии перед выборами. Как омбудсмен Титов должен это делать просто по умолчанию. Но он пока ограничивается «предложением создать совместную группу, на которое ответа не последовало». Ну еще бы он последовал! Власть отлично знает, что на протест не решится ни Титов, ни кто-либо еще.

Рестораторы — это только небольшая часть новой подпольной экономики услуг. Они просто единственные, кто хоть как-то дал о себе знать. Но кто еще весной не сталкивался с как бы закрытыми, но нелегально работающими парикмахерами, маникюршами, детскими аниматорами, спортзалами? Сходил подстричься и со смехом рассказываешь знакомым: «Путина обманул».

В тех странах Европы, где повторный локдаун уже ввели месяцем-двумя раньше, малый и средний бизнес тоже протестовал, и еще как — дело доходило до уличных беспорядков и массовых арестов. Протестующих активно поддерживали оппозиционные партии. Во время первой волны коронавируса предприниматели что за рубежом, что у нас были куда более покладисты, но сейчас они раздражены: ведь они со своей стороны выполняли все требования, но от них всё равно требуют закрыться, значит, это власти не смогли принять эффективные меры, на них и ответственность. Дело тут не в ковид-диссидентстве, а в сознательном выборе меньшего из зол.

Вопрос о горнолыжных курортах сейчас вообще расколол Европу: Швейцария не хочет закрывать на рождественские каникулы свои курорты, французские власти объявили, что попытаются не пускать своих граждан покататься на лыжах за границу, австрийцы готовы закрыть склоны, но требуют от Брюсселя компенсации и так далее.

Проблема баланса безопасности и экономики везде становится предметом ожесточенных споров на улицах и в парламентах, но только не в России (и Петербург тут не может быть исключением). Здесь открыто спорить некому и вообще опасно. Петербургские власти делают вид, что вся проблема в эмоциях отдельно взятого бизнесмена с сомнительной репутацией. Но ведь это же только кажется, что если люди не выходят на демонстрации, то они не сопротивляются. Зачем это делать, если власть можно просто игнорировать? И это показатель ее истинного авторитета.

У российских предпринимателей нет вариантов сражаться за свои интересы. Если они не хотят тихо и незаметно умирать, то способ сопротивления только один, и он отлично всем известен с давних времен: это партизанщина, уход в подполье и работа за закрытыми дверями в режиме «для своих» на условиях неформальных договоренностей с местными начальниками. Условные стуки, пароли «я от Иван Иваныча». И это вам не выдуманные «иностранные агенты» — с этим явлением, между прочим, в свое время целая советская власть справиться не смогла. Опыт непослушания у нас, вообще-то, такой, какой никаким европейцам не снился.

К списку новостей