Битва за деньги. Предвыборный сезон начался с обостряющего конфликта
Поделитесь публикацией!

Битва за деньги. Предвыборный сезон начался с обостряющего конфликта

Михаил Шевчук 17 сентября 2020
Битва за деньги. Предвыборный сезон начался с обостряющего конфликта
«Уберите, чтобы духу ее не было!» — кричал с трибуны Законодательного собрания спикер Вячеслав Макаров на первом заседании осенней сессии. Это он о поправке, внесенной Смольным в проекте очередного бюджета на следующий год — чиновники предложили, чтобы депутаты впредь сначала согласовывали свои поправки с профильными комитетами. Остальные парламентарии подпевали слаженным хором.

Вице-губернатор Эдуард Батанов бесхитростно пояснил, что иногда депутатские предложения сваливаются чиновникам как снег на голову, и реализовать их не получается. Справедливости ради, такая проблема существует — но главная идея здесь совсем в другом. И внезапный конфликт может иметь далеко идущие последствия.

«Депутатская поправка» — право городского парламента распределять по своему усмотрению несколько процентов бюджета. Это право они выхлопотали еще в 1990-х; инициатором единодушно называют тогдашнего вице-спикера ЗакСа Сергея Миронова, впоследствии председателя Совета федерации и лидера партии «Справедливая Россия». В обмен на «поправку» депутаты соглашались принимать бюджет. Такое вот конструктивное взаимодействие, в момент изобретения слегка напоминавшее шантаж.

В былые годы парламентарии в большинстве своем пускали причитавшиеся им средства на предвыборные нужды — на оказание социальной помощи в округе или благоустройство, все от своего имени. Тогда даже в газетах печатали, куда именно употребил свою часть поправки каждый депутат. Смольный как бы выделял депутатам деньги де-факто на предвыборный пиар. В каком-то смысле это можно было рассматривать как инвестицию властей в политическое спокойствие. Впрочем, депутаты почти сразу стали рассматривать поправку как свое священное право и ответные жесты делали далеко не всегда, но без поправки наверняка было бы еще хуже.

Многим казалось, что депутатская поправка — именно что шантаж и коррупция. Поправку пыталась отменить прокуратура. Ее яростно критиковал председатель Контрольно-счетной палаты Петербурга в начале нулевых Дмитрий Буренин. А депутат Госдумы Оксана Дмитриева называла практику коллективной поправки «вредной» и «ведущей к коррупции». И даже нарушающей принцип разделения властей.

Это сейчас Оксана Дмитриева поднималась вместе со всеми коллегами, чтобы заклеймить Эдуарда Батанова позором за волюнтаризм. Понимать надо — во-первых, сколько лет прошло, а во-вторых, она теперь депутат уже не Думы, а ЗакСа, то есть один из получателей поправки. Совсем другое дело. Когда она критиковала поправку в 2003 году, петербургские депутаты тоже по этому вопросу сразу сплотились, отринув все разногласия, которые тогда, между прочим, были гораздо серьезней, чем сейчас. Деньги не только портят, но иногда и объединяют.

Кто бы не пытался покончить с поправкой, ничего у него не получалось. Губернатор Владимир Яковлев с ЗакСом постоянно воевал и ему приходилось терпеть. У Валентины Матвиенко с депутатами, напротив, было полное взаимопонимание и против поправки она в целом ничего не имела. Георгию Полтавченко до таких смешных мелочей просто не было дела. А вот не отягощенный обязательствами Александр Беглов, видимо, решил, что вовсе незачем платить за то, что всем остальным достается даром.

Ведь в наши дни работа с избирателями стала для депутатов уже не такой актуальной. Сегодня главный избиратель — это исполнительная власть, перед которой желающие получить мандат в основном и танцуют. Она и выбирает будущих депутатов (для которых сами выборы, за исключением редких эксцессов, становится формальностью). Но чиновников не интересуют обещания поставить скамейки и фонари. Они их сами сколько угодно могут поставить. Власть интересует один товар — лояльность. А она обходится депутатам практически бесплатно. Поправка в данном контексте воспринимается уже просто как приятный бонус, которым можно распорядиться в личных целях. Отчего в последнее время и участились инциденты наподобие дел Светланы Нестеровой и Романа Коваля — депутатов, которых арестовывают именно за махинации с деньгами поправки.

Есть, впрочем, один человек, для которого депутатская поправка является жизненно важной вещью, важнее, чем для остальных. Дело в том, что депутаты уже давно не получают деньги поровну. С тех пор, как выборы перестали быть мажоритарными. Одни получают больше, другие меньше, кто-то может и вовсе ничего не получить. А распоряжается этим, если верить ветеранам Мариинского дворца, со времен покойного Вадима Тюльпанов, лично спикер.

Для Вячеслава Макарова наличие поправки, которой ЗакС распоряжается по своему усмотрению — ценнейший инструмент, с помощью которого вообще возможно цементировать парламент своей волей и как следствие вести против администрации города бесконечную партизанскую войну за влияние. Понятно, что если выделение средств будет зависеть от согласования или несогласования с комитетами Смольного, то и зависеть депутаты сразу начнут именно от чиновников. Согласитесь, возмущение Макарова совершенно понятно и объяснимо — у него пытаются отобрать всю силу.

И вот спикер оказывается перед нелегким выбором. Конечно, он может уговорить коллег действительно прокатить Смольный и вычеркнуть мерзкий пункт из законопроекта о бюджете. Но это будет означать открытие боевых действий. Не то чтобы Вячеслав Макаров к ним не привык, конечно, и до сих пор ему обычно сопутствовала удача, но все-таки возрастает риск нарваться когда-нибудь на серьезную контр-игру, бесконечно ссылаться на Валентину Матвиенко тоже нельзя.

Не будем забывать — дело происходит в предвыборный год, и что там себе думают и на что готовы (и будут готовы через несколько месяцев) Александр Беглов, Кремль и федеральное руководство «Единой России», пока неясно. У кого окажется контроль над денежными потоками, тот будет претендовать и на контроль над составлением списков кандидатов. Другими словами, сражение за предстоящие через год выборы уже началось.

Расчет Вячеслава Макарова всегда был безошибочен — лишаться опоры в ЗакСе в виде единороссов власть, конечно, не захочет, и на публичный конфликт с партией тоже не пойдет. Система избиркомов в Петербурге в целом под контролем у Макарова. Вот только в последние годы появились варианты — например, Сергей Собянин всех лояльных мэрии кандидатов провел в Мосгордуму как независимых, вовсе не использовав «Единую Россию». Сейчас это запросто.

Строго говоря, боевые действия-то открыл, получается, Смольный, инициировав новшество — и надо думать, понимал, что делает. Макарова атаковали, и чем-то он наверняка ответит. Политический сезон начинается сразу с острого шаха, и партия обещает быть захватывающей.

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Возврат к списку