Антон Лалак: "Иногда нужно уйти, чтобы остаться"
Новый проспект
Мнения

Антон Лалак: "Иногда нужно уйти, чтобы остаться"

Прочитано: 109

Антон Лалак, старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры», рассказал о том, какие существуют способы вывести бизнес из-под санкций и насколько эти способы эффективны в нынешней экономической ситуации.

Задача «обезопасить компанию от санкций» — это попытка угадать, что произойдет в будущем с учетом известной на текущий момент информации и рисков. Однако никто точно не знает, что может произойти.

Сейчас мы видим, что многие российские компании, прежде всего публичные, а также прямо или косвенно подконтрольные государству, оказались под санкционными ограничениями или существенным риском их принятия.

Прежде всего такой риск относится к компаниям, занятым во внешнеэкономической деятельности, международным фирмам и бизнесам из отдельных отраслей экономики, перечень которых регулярно дополняется.

Когда мы говорим о санкционных рисках в контексте передачи корпоративных прав в отношении компании её топ-менеджменту, стоит отметить, что такой способ очень характерен для оформления ухода с российского рынка иностранных компаний, во всяком случае временного ухода, то есть для ситуации, когда фактически происходит «русификация» бизнеса и его отделение от заграничных материнских холдингов.

Это не хеджирование санкционных рисков в чистом виде, гораздо чаще это репутационное решение или бизнес-решение, связанное с невозможностью наладить прежде всего логистику и платежи.

В то же время непосредственно санкционные режимы отличаются в зависимости от организации или страны, которая их принимает. Поэтому нет универсального решения, которое может гарантировать безопасность ведения бизнеса, прежде всего на европейских и американских рынках.

Обобщая действующие санкционные режимы в отношении граждан и компаний российского происхождения, их можно разделить на две группы. Первая — персональные санкции, то есть таргетированные запреты в отношении конкретных лиц. Их ключевой особенностью является то, что санкции распространяются на всех аффилированных лиц попавшего в черный список человека. В такой логике, например, существует американский SDN-лист.

Вторая — секторальные санкции. Это запрет на ведение с российскими компаниями бизнеса по отдельным экономическим направлениям (запрет на закупки сырья, запрет на поставки определенных категорий товаров, запрет на оказание определенных услуг и пр.).

В то же время при разнообразности санкций способы обезопасить компании или хотя бы снизить связанные с санкциями риски весьма ограничены. Помимо переоформления компании на неподсанкционное лицо, можно выделить следующие способы, применяемые на практике.

Первый — снижение степени участия иностранной компании (даже из «недружественных» стран) до размера, свидетельствующего о фактической утрате контроля. В большинстве случаев снижение размера участия до 25% и менее признается достаточным. Но нужно учитывать, что возможность определять решения компании (через корпоративный договор или по доверенности) является признаком контроля. Важно, чтобы такая степень участия соответствовала как санкционным ограничениям, так и контрсанкционным мерам, принятым госорганами РФ. Возможность влиять на принятие определенных решений может быть неявным образом отражена в учредительных документах компании или зафиксирована с помощью включения специальных соглашений на уровне участников корпорации.

Второй способ — передача корпоративного контроля номинальному держателю при обеспечении принятия необходимых решений, а также возврат контроля через заключение ряда корпоративных сделок, например корпоративных договоров и опционов на обратный выкуп.

Третий способ — разделение российского и международного бизнеса. Это самый сложный со всех точек зрения способ, поскольку требует, по сути, создания двух новых обособленных бизнесов.

По существу, речь идет об устранении аффилированности компании, зарегистрированной за рубежом, и любыми российскими активами.

К сожалению, известны случаи, когда иностранные банки блокировали счета лиц, в отношении которых была установлена связь с Россией или российским бизнесом, даже не находящимся под санкциями. Поэтому нередко такой способ связан с полным разрывом официальных связей с российскими подразделениями и прекращением их деятельности на территории России.

Объединяет все три способа одно — стремление не допустить нарушения действующих санкционных ограничений.

Российский бизнес, ориентированный на рынки Европы и Северной Америки, претерпевает крайне непростые времена, его деятельность стала сложной. Для того чтобы её продолжить, российские компании ищут возможность создания «промежуточных» компаний на территории нейтральных и дружественных государств (например, Армении или Казахстана). Реже фирмы в эти страны переезжают полным составом. Однако это не всегда оптимальное решение, в каждом отдельном случае его нужно оценивать индивидуально.

А в иностранных фирмах на территории России наблюдается восходящий тренд с передачей российской части бизнеса топ-менеджменту или его продажа третьей стороне, при этом нередко с возможностью произвести обратный выкуп, что свидетельствует о желании продолжить деятельность после изменения обстоятельств.

Бизнес ищет возможность продолжить работу, однако с учетом нестабильной ситуации давать долгосрочные прогнозы на эту тему невозможно.


санкции иностранные компании бизнес
Читайте также по теме
Партнер бывшего совладельца банка «Россия» и автор письма о «дворце Путина» Сергей Колесников решил продать свою долю в компании «Эверест», которая владеет офисным зданием в Петербурге. Сделке пытается помешать его партнерша по бизнесу.
По нынешним временам выступление Владимира Потанина — едва ли не фронда. Один из богатейших людей России (если не самый богатый) в интервью РБК публично заступился за уехавших заграницу от спецоперации и мобилизации россиян: зачем же, сказал, их отталкивать и гнать? Ведь это наша сила, наши мозги, способные производить продукт, которого нам катастрофически не хватает.
В наступившем году надзорным органам запретили проводить большинство проверок бизнеса. Эти каникулы вряд ли защитят компании от набегов ревизоров, но уже ограничили права потребителей и трудящихся.

Бывший завод Ford в Ленобласти отдадут под лесопереработку
02.02.2023
Десятый пакет санкций ЕС намерен принять к годовщине спецоперации
02.02.2023
Экспорт из Германии в Россию сократился в декабре почти на 60%
02.02.2023
В Петербурге выставляют на торги офисный бизнес рядом с "Невской ратушей"
02.02.2023
В России прекратился прием заявок на загранпаспорта нового образца
02.02.2023
Индекс промпроизводства в Петербурге вырос по итогам 2022 года
02.02.2023
Сергей Лавров: "Следующей Украиной" станет Молдавия
02.02.2023
Большинство российских компаний заменили западное оборудование китайским
02.02.2023
Роструд назвал самые доходные профессии в России
02.02.2023
Сын министра финансов возглавил департамент в "Аэрофлоте"
02.02.2023
Опрос: 43% российских мужчин готовы уйти в декрет вместо супруги
01.02.2023
"Вымпелком" продадут российскому менеджменту
01.02.2023
Петербуржцы через "Госуслуги" могут вернуть деньги за путевки в детские лагеря
01.02.2023
Доля свободных площадей в районных торговых центрах Петербурга снизилась до 8,9%
01.02.2023
Опрос: работать в условиях военных действий готовы 54% российских врачей
01.02.2023
HeadHunter: зарплаты российских айтишников стали снижаться
01.02.2023
Пригожин предложил запретить чиновникам и депутатам отдых за границей и показную роскошь
01.02.2023
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки