Александр Шарапов: «В коронакризисе виноваты политики и социальные медиа»
Поделитесь публикацией!

Александр Шарапов: «В коронакризисе виноваты политики и социальные медиа»

Александр Шарапов: «В коронакризисе виноваты политики и социальные медиа»

Президент Becar Asset Management Александр Шарапов высказал свою точку зрения на природу коронакризиса, объяснил, как на этой ситуации зарабатывают социальные медиа и чем всё это в конце концов может закончиться.

У меня ощущение, что мир сошел с ума. Такую катавасию устроили с этим коронавирусом! Я не понимаю происходящее, правда. Ещё на прошлой неделе писали, что в том же Лондоне — да, много заболевших, но сам вирус мутировал и стал, скажем так, более слабеньким, не таким смертоносным. И вообще, больницы британской столицы заполнены только на 30%. И вдруг — бац! — в Англии объявлен локдаун: магазины с ресторанами — на замок.

На мой взгляд, в том, что происходит в мире, виноват не вирус, а политики и социальные медиа, а также те, кто этими медиа руководит. И тут, как говорится, рука руку моет. Если социальные медиа проповедуют, что коронавирус — это большая-большая Ж, зарабатывая рейтинги и наращивая посещаемость своих ресурсов, то политики не могут на это не реагировать. Если население, накрученное информацией социальных медиа, говорит, что нужно делать локдаун, политику ничего другого и не остается, иначе его партия проиграет ближайшие выборы.

У того же Дональда Трампа до пандемии были фактически 200%-ные шансы переизбраться. Но он не вполне умело боролся с глупостями, которые пишут социальные медиа о коронавирусе, и сами знаете, к чему это привело.

Неуправляемые социальные медиа ведут мировую экономику к локдауну, а локдаун, в свою очередь, стимулирует развитие удаленных форматов и цифровизации, которые укрепляют позиции социальных медиа. Это замкнутый круг, в котором дорожают акции Google, Amazon и всех остальных диджитал-компаний.

Причем, у меня есть подозрение, что обстановку в эфире нагнетают не первые лица медиакорпораций, а средний менеджмент. Представьте, что вы менеджер, отвечающий за информационное наполнение новостного ресурса, и у вас есть небольшой пакет акций компании, который выдан вам в качестве вознаграждения. Если вы будете генерировать новости о том, что коронавирус страшная штука, просто потому, что это привлечет на портал больше клиентов (ведь все об этом пишут), это даст возможность через полгодика удвоить стоимость компании, а с ней и стоимость вашего маленького пакета. Поэтому многие менеджеры просто экономически заинтересованы в раздувании паники.

А рулить ситуацией очень просто. Достаточно поднять повыше новости о смертях и страшных побочных эффектах от «короны», а того же Трампа, который кричит, что коронавирус не так страшен, забанить в эфире или поставить низкий рейтинг всем авторам, которые пишут о том, что «корона» — полная фигня (таких статей, кстати, в интернете немало, просто найти их непросто). Если рейтинг низкий, людей как будто и нет, а значит, их слова, какими бы умными они ни были, пролетят мимо общественного сознания.

Да, действительно, на Западе журналистика считается независимой потому, что люди работают не на государство, а на свои СМИ. Но именно поэтому и вопрос заработка для них ключевой. А сегодня социальные медиа открыли для себя золотую жилу и смогут заработать еще больше, если ужас перед коронавирусом какое-то время подержит публику в напряжении. И речь об огромных деньгах!

Беда в том, что из-за этих манипуляций глобальным бессознательным в мире могут произойти очень плохие вещи. Достаточно вспомнить, каким образом развивались революции в XVIII–XIX веках. У меня есть предположение, что тогда власти не очень понимали силу газет, которые как раз стали массовыми и фактически превратились в социальные медиа своего времени. Не понимали — и получили катастрофу.

Так и сейчас люди в медиабизнесе по всему миру, похоже, сами не понимают к чему ведет их жадность. А ведь есть вероятность, что перепуганный народ просто озвереет. В какой-то момент социальное напряжение может вылиться на улицы (и во многих местах мира это уже происходит), и мир опять накроет бунт — бессмысленный и беспощадный.

Возврат к списку