Александр Арбузов: «Люди сами не замечают, как начинают жить в иной этической экосистеме»
Поделитесь публикацией!

Александр Арбузов: «Люди сами не замечают, как начинают жить в иной этической экосистеме»

Александр Арбузов: «Люди сами не замечают, как начинают жить в иной этической экосистеме»
Многие годы мы слышим, что Россия — консервативное государство, отстаивающее традиционные ценности, эдакий оплот морали и нравственности в современном мире. Об утопичности использования этой идеологии в качестве средства борьбы с западным влиянием рассуждает юрист Александр Арбузов.

Слово «консерватизм» после известной речи президента России стало чрезвычайно популярно и всё больше используется для обоснования нашего особенного пути, превратилось чуть ли не в национальную идею. Этому способствуют выступления политиков и телеведущих, цитирующих с экрана Н.А. Бердяева, статьи известных публицистов с громкими названиями типа «Консервативная революция» (М.В. Леонтьев, А.Г. Дугин и пр.) и многое другое. Я сам патриот, люблю свою страну, однако хотел бы предостеречь всех думающих людей от впадения в эту всеобщую «консервативную» иллюзию.

Друзья, поверьте, при несомненной важности заботы о сохранении традиционных институтов и ценностей (таких как семья), ставка на «голый консерватизм», якобы противостоящий «бесполому либерализму» Запада, не делает Россию существенно отличающейся от любого из критикуемых западных государств. Даже несмотря на то, что у них, казалось бы, происходят непонятные (пока что) для российского обывателя вещи в виде легализации гей-браков, выставок с экспонатами из трупов людей и пр., на системном уровне различия между ними и нами крайне несущественны. Более того, смею утверждать, что в долгосрочной перспективе эти различия и вовсе сойдут на нет.

Почему? Потому что истинной причиной этических изменений в западном обществе является не желание европейцев «совершить коллективное самоубийство», не «отказ от христианских ценностей в угоду разложившихся элит», как нас пытаются убедить православные идеологи (с точки зрения теории причинно-следственной связи это лишь условия, но не сами причины, которые лежат гораздо более глубоко), а сама экономическая основа их жизни, которая у Запада с Россией одна (!).

Дело в том, что Европа и США живут в эпоху развитого рынка, а для него характерно объективное стремление ввести в гражданский оборот (превратить в товар) как можно большее число объектов. Капитал ищет, куда бы ему приложиться, где бы ещё получить прибыль. И если для этого требуется устранить моральные границы и запреты (например, изменить отношение жителей к проституции), то обязательно это сделает.

Данный феномен прекрасно нам знаком по девяностым годам, когда в массовом количестве появились сериалы и фильмов про бандитов, убийства и ментов — ведь раньше этого «добра» не было, однако рынок сформировал спрос, и появилось предложение. И если какие-то объекты ещё не введены в оборот, то только потому, что пока экономика не подготовила общество к этому, а потому данным товаром торгуют на чёрном рынке, в Darknet. Вот и получается, что рынок стирает любые границы, ибо всё, что может продаваться, должно и будет продаваться! Возникают стремления к «свободе», «эмансипации», снятию «неестественных» запретов. Всё это провозглашается главной ценностью.

Проблема, однако, в том, что параллельно с достижением «свободы» в одних сферах неминуемо происходит ликвидация сдерживающих факторов в других, включая нравственно-этические. Люди незаметно для себя переходят в новую парадигму ценностей, с иным пониманием нормальности. Происходит та самая дегуманизация личности, о которой предостерегали А. Эйнштейн, уже упоминавшийся Н. Бердяев и многие другие.

В России всё иначе, скажете вы? Да, сегодняшние россияне пока что действительно не так либеральны, как народы западного мира (в этом смысле нашу страну и вправду можно было бы назвать оплотом консервативности). В мозгах людей ещё не прижился принцип «бери от жизни всё», философия гедонизма не стала доминирующей. Однако всё это всецело и исключительно благодаря тому, что Россия имеет значительно меньший по сроку опыт консьюмеризма (потребительства), чем на Западе. Наше потребительское общество существует какие-то жалкие 30 лет, обилие вещей и удовольствий в нём ещё не стало повсеместным. Потому что ещё остались поколения, родившиеся и воспитанные в рамках прежней (советской) системы, где при многих возможных недостатках не было цели купить и продать всё.

Более того, сама система ставила задачу воспитать высоконравственного Человека (именно так, с большой буквы «Ч», который у Горького «звучит гордо») — образованного, с идеалами, homo soveticus. Посмотрите в старых телепередачах на лица людей в зале — они наивны, но они и светлы!.. Или послушайте интервью советских детей — как они говорят, как мыслят! Сегодня далеко не каждый взрослый так сможет. Эти люди ещё живы, но они исчезнут как в силу естественных причин (все мы смертны), так и вследствие развития рыночных отношений. И вместе с ними исчезнут различия между «либеральным» Западом и «консервативной» Россией. Никакая религия не поможет — под влиянием рынка и в угоду новому обществу её идеология скорректируется, а редкие несогласные маргинализируются, станут восприниматься как «сектанты», застрявшие в XIX веке.

Не верите? Эти изменения в российском обществе уже происходят! Мат в телепередачах, пошлые камеди и стендап-шоу, интервью с маньяком-насильником… Давно ли ушло то время, когда такое нельзя было представить? Люди сами не замечают, как начинают жить в иной этической экосистеме, всё меньше ограничений. 

По этому поводу очень хорошо сказал замечательный учёный, академик Сергей Капица:

«Общество ничего не видит, потому что его держат в состоянии глубокого гипноза. Никогда ещё народ не был таким тёмным, как сейчас. Человеку не дают шанса остановиться и осмыслить происходящее. Нескончаемые сериалы, один тупее другого, пошлая эстрада, похотливые или агрессивные фильмы, аккуратно воздействуя на подсознание, культивируют дух эгоизма и насилия. Нормальный человек за короткий промежуток времени превращается в беспринципное животное, ведущее абсолютно бессмысленную жизнь».

Сложно что-либо добавить к словам учёного, кроме того, что процессы нравственно-интеллектуальной деградации общества носят объективный характер. Это началось с тех пор, как в конце 80-х — начале 90-х годов был сделан не до конца осмысленный прыжок в «пучину рынка», без обдумывания всех потенциальных опасностей и способов их предотвращения. Верхи решили для себя (а значительная часть населения их поддержала), что «пусть хоть дети и внуки наши поживут». Да, поживут. Вот только это уже будут не «ваши» дети и внуки — биологически и генетически они вас, кому посчастливилось быть воспитанными homo soveticus, продолжат, но в нравственно-этическом смысле будут представлять собой продукт совершенно новой парадигмы. И в интеллектуальном плане тоже будут отличаться — ибо в отсутствие задачи создания человека образованного и с широким кругозором (такой необходимости нет, поскольку рынку нужны не личности, а потребители) в старости вас будут окружать сплошные взрослые инфанты и тупые инстаблогеры. Но даже если по какой-то счастливой случайности вашим деткам всё же удастся получить воспитание, позволяющее не только интересоваться новыми гаджетам и модой, но и периодически задавать себе вопрос «что там ООН про Гондурас решила?», то они будут выглядеть белыми воронами на фоне общей массы…

В связи с вышесказанным мне и смешно, и грустно смотреть на то, как взрослые вроде бы «дядечки» во власти (и на самом верху тоже) убеждённо говорят о каком-то «консерватизме», «традиционных ценностях» и т. п. Господа, вы серьёзно? Во многих случаях ваши собственные дети в школах уже думают иначе. Они уже там, уже не с вами. По мере развития рынка детишек, думающих по-новому, будет всё больше, пока в какой-то момент не станет как у М. Булгакова: «Народ не с нами, он против нас». И эти новые люди ликвидируют все ваши «консервативные» поправки.

Такие вот пироги. И что с этим делать, не до конца понятно. Одно ясно: «голый консерватизм» не поможет побороть «бесполый либерализм» Запада, поскольку сам по себе представляет собой лишь временное явление.


К списку новостей