Владимир Яковлев: «Политика Беглова создал я»
Поделитесь публикацией!

Владимир Яковлев: «Политика Беглова создал я»

Николай Нелюбин 25 ноября 2019
Владимир Яковлев: «Политика Беглова создал я»

Как регулярное мелькание временного градоначальника везде, где только можно, конвертируется в постоянное губернаторство? Когда Беглов из «человека Яковлева» стал «человеком Путина», и почему хозяину Смольного нельзя ссориться с независимой прессой, а прежде чем обещать зарплаты по 100 тысяч рублей, лучше подумать, насколько это реально? Какова судьба женщин-политиков в Петербурге? На эти и другие вопросы бывший заместитель Анатолия Собчака, губернатор «лихих 90-х» и экс-заместитель премьера российского правительства Владимир Яковлев ответил в большом интервью.

Владимир Анатольевич, вы с Бегловым когда познакомились? Кем были тогда вы, кем он?

— Это середина-вторая половина 80-х. Я тогда работал главным инженером в Ленжилуправлении, а он — в исполкоме Ленгорсовета начальником отдела по строительству. Тогда главой Ленгорисполкома был Владимир Ходырев. Я представлял Беглову акты на ввод объектов. Он рассматривал, проверял, утверждал. Затем почти не пересекались. И, уже будучи губернатором, я пригласил его на должность главы администрации Курортного района. Это был мой первый губернаторский срок. Он себя хорошо зарекомендовал: активно вошёл в непростой район, установил контакты по всем социальным группам, что очень важно. И я тогда его взял на должность заместителя губернатора руководителя аппарата. Должность, которая контактирует со всеми по всем направлениям, в том числе с Законодательным собранием. И здесь он себя неплохо зарекомендовал.

Только депутаты не хотели его утверждать тогда, в 2002 году. Со второй попытки удалось легализовать Беглова в должности «серого кардинала». Почему?

— Честно говоря, я уже и не помню. Но у меня с депутатами не совсем был хороший деловой контакт. Я потом уже с ними встречался и говорил им, что, наверное, зря всё время гнобил. Надо было, наверное, по-другому относиться. Не помню, почему они его не утвердили сразу. Но я тогда поставил твёрдую задачу: Беглов будет моим первым заместителем. И меня дальше не интересовало. А если кто-то из депутатов не соглашался с моим решением, то, мне кажется, только потому, что они хотели пообщаться со мной. Попробовать порешать какие-то свои вопросы. Другого объяснения не вижу.

Можно сказать, что Беглова как большого политика создали именно вы?

— В принципе я могу с этим согласиться. До такой должности он вырос у меня на глазах. И могу сказать, что я нисколько не пожалел об этом. Беглов прошёл хорошую административную школу, которая очень полезна и очень важна. И тот факт, что он потом столько лет работал на федеральном уровне, возглавляя полпредство в Центральном округе, возглавлял контрольное управление президента, честно сказать, о многом говорит.

А Беглов не переживал, что к нему относятся несерьёзно, когда он вас заменял во время отъездов? Сейчас стали вспоминать, что на тогдашних заседаниях правительства города народ мог и заснуть.

— Да просто при мне спать не получалось. Если бы кто-то закрывал глаза, то это могло сразу закончиться непопулярными мерами. Но мне кажется, что политику, которую я активно проводил по всем направлениям, Беглов тогда поддерживал. А кто там спал, когда он меня заменял… Чёрт его знает. Я Беглову доверял полностью. И поэтому к нему относились совершенно по-другому. Знаю, что у него были ровные отношения со всеми заместителями губернатора. Это раз. Два: он никогда не выпячивал себя не фоне остальных коллег, что было очень важно. В этом плане не создавал ни для кого, в том числе для меня, проблем. Аппаратной работой он овладел хорошо. Наладил хорошие контакты, в том числе с «Единой Россией». Они его поддерживали. Наладил диалог с депутатами Законодательного собрания. Очень неплохо выстроил работу внутри Администрации. Не вижу минусов в его работе тогда.

Если мы соглашаемся, что Беглов как политик — это изначально «человек Яковлева», когда он стал «человеком Путина»?

— Я бы эти вопросы даже не затрагивал. У меня ровные отношения с Бегловым. И вот сейчас, когда он работает в городе, я не напрашиваюсь ни на какие персональные встречи. Для чего? Чтобы дать ему возможность определяться самому, как управлять Питером. А если бы я каким-то образом пытался участвовать, то я бы нарушал его авторитетную составляющую. Когда он стал «человеком Путина»… Да все мы в итоге стали «людьми Путина». Путин назначал меня на должность в Министерство, потом полпредом, потом заместителем председателя правительства страны. Точно так же и Беглов.

То есть особой связи между Бегловым и Путиным нет?

— Могу ответить так: когда уже окончательно приняли решение, что я должен переходить в правительство страны, на последнем заседании Госсовета в Петербурге, которое было посвящено 300-летию города, Путин сообщил эту новость. Дальше закончилось заседание, и он меня спрашивает: «Кто будет исполнять обязанности?» Валентина Ивановна хотела другого человека (Матвиенко, в то время полпред по СЗФО — «НП»). Но я ей сказал, что по действующему городскому закону возглавлять в такой ситуации правительство города имеет право только тот, кто является главой аппарата, то есть Беглов. На этом разговор закончился.

А кого лоббировала Матвиенко?

— Лобко. Он, кстати, потом окажется в кресле Беглова в Смольном. И, кстати, Матвиенко сразу согласилась с кандидатурой Беглова. И Путин сказал, что так и будет до выборов. Это было первое нормальное знакомство Беглова с Путиным. А дальше президент увидел, что он человек конкретный. И после избрания Матвиенко забрал его через полпредство в контрольное управление Администрации Президента.

Беглов работал с иностранцами в 90-е. Был главным инженером совместного российского-немецкого предприятия. Сегодня он говорит, что его главная задача — защитить молодёжь от тлетворного влияния Запада. Что с ним случилось? Или работа на немцев 25 лет назад и демонстрация своей самости сегодня не противоречат друг другу?

— Да, эти вещи ни о чём не говорят. И абсолютно не противоречат друг другу. Мы все сегодня заинтересованы в том, чтобы всё передовое, что есть в западных компаниях, вместе с ними приходило к нам и здесь развивалось. Мы же живём в совершенно другом мире. В другое время. Конечно, сейчас период сложный, тяжёлый, с этими санкциями. Тем не менее мы эту тему должны продолжать. Слава богу, что он в своё время поработал с иностранцами. Полезный опыт. 

Вы говорите, что мы не должны отказываться от сотрудничества с иностранцами. Но тогда нужно отменять курс на самоизоляцию РФ от Запада.

— Эти явления подчёркивают те пробелы, которые были в нашей экономике. Мы многим не занимались. Рассчитывали, что будем брать по кооперации. Верили, что за счёт нефти и газа соберём бюджет. Наконец-то осознание пришло, что нужно развивать не только эти направления. И на сегодня изменения происходят. Конечно, не всё сразу, но всё-таки они происходят. Это обострение отношений заставило многих руководителей страны задуматься, что надо самим производить всё новое и передовое. Но не зацикливаться до самых мелочей. То, что сами не умеем делать, должны приобретать по всем возможным путям.

То есть самоизоляция — благо. Вас не пугает это продолжающееся отдаление?

— Конечно, пугает. Удорожается наша жизнь. Во-первых, из-за кредитов. Наша страна пожила на кредитах. И мы завязаны напрямую с экономикой тех стран. Ничего тут не поделаешь. Нужен какой-то переход. Конечно, опасна ситуация, в которой мы сейчас находимся, когда с экранов постоянно звучит, что все мы активно вооружаемся. Возвращаемся к холодной войне. А за холодной войной может последовать и горячая. Если у кого-то не выдержат нервы. И не надо тут прятать голову в песок.

Золотые слова! Про голову в песок. Почему Беглов не любит общаться с независимой прессой? Ни в 2003 году, когда вопросы на интервью нужно было согласовывать заранее. Ни сейчас, когда на принципиально важные заседания Смольного попасть могут только лояльные СМИ.

— Честно говоря, эти разговоры для меня удивительны. Он всегда любил контактировать со всеми. Не знаю, что там у вас в городе сейчас происходит. Мне казалось, что Беглов не такой. И если вы помните по моей работе, я контактировал со всеми. И, может быть, даже больше, чем надо, принимал участие в разговорном жанре с теми, кто был в прямой или непрямой оппозиции ко мне. Почему я так делал? Всё просто. Эти собеседники прямо рассказывали правдивую ситуацию в городе. И я напомню, что когда меня избирали на второй срок, многие из ярких оппозиционных журналистов меня поддерживали. Вот что важно. А если сегодня кого-то притесняют, то, наверное, есть какие-то на то причины. Может быть, просто время поменялось и система. И теперь считается, что не хрен встречаться со всеми, если есть свои.

Получается, что это осознанное лишение себя правдивой информации? Знаете про скандальное увольнение Марии Карпенко из газеты «Коммерсант» после её материалов про нынешний Смольный?

— О том и речь. Мне сказали, что Беглов ведёт свою персональную страничку и получает большое количество информации о том, что происходит в городе. Я на эту тему с Александром Дмитриевичем не разговаривал. Но готов переговорить, чтобы он не забывал журналистов. Любых. Любой журналист — человек, который приносит информацию. И потом можно разобраться, фейковая она или реальная. Или это информация, которую не хотят поднимать. Такое есть, да. Я бы посоветовал ему быть открытым. Всё это идёт на пользу ему самому. В итоге на пользу городу.

К слову, тут идеологи премии «Золотое Перо» то ли в шутку, то ли всерьёз подумывали присудить награду за вклад в развитие журналистики вам. Лев Лурье сказал, что при вас «журналистика у нас была самая свободная». Если отметят, приедете?

— Я в Питере буду в середине апреля. И, честно говоря, мне это очень приятно. Но пока это, скорее, дезинформация. Пригласят — обсудим. Конечно, есть желание встретиться и подискутировать, выступить перед старыми журналистами и теми, кто с тех пор пришёл в профессию. Меня ведь нынешние просто не знают. А к Лурье я отношусь очень уважительно, несмотря на всю оппозиционность того времени. Честный и авторитетный человек. Приятно услышать от него такое.

Вы вообще следите за новостями из Петербурга? За тем, как работает Беглов. Это всё тот же Беглов, что при вашем губернаторстве, или это другой человек?

— При мне у Беглова в плане производственной деятельности было мало движений. Был другой функционал и другой формат отношений. Но, прокручивая сайты с петербургскими новостями, вижу, что везде бывает, встречается, говорит, поздравляет. Вроде бы узнаваемость растёт. Тем более, что его и не должны были особо забыть граждане. А вот насчёт авторитета… Хотелось бы, чтобы он прибавлялся. Но я добавить к картинке о нём сегодняшнем ничего не могу.

Коллеги вспоминают, что Беглов регулярно повторял одну и ту же шутку: «Надо думать о молодежи, так как она будет платить нам пенсии!» Вы от него её когда первый раз услышали?

— Со мной он так не шутил. Не слышал. Но я тут услышал новость, что он в числе своих предвыборных действий заявил, что зарплата в Петербурге должна быть не менее 100 000 рублей. Я вам скажу, что это такое заявление… Хорошее.

Не вышло бы оно ему боком. Народ запомнит, а зарплата не вырастет.

— Вот именно. Об этом и речь. С такими вещами нужно аккуратнее быть. Не просто выкидывать громкие обещания на поверхность, а хотя бы думать. Может получиться несмешная шутка.

А повтор шуток — хороший признак для чиновника? Про ту же молодёжь он и сегодня, возможно, шутит, когда говорит про тлетворное влияние Запада на неё.

— Если шутка полезная, то её повтор хорошо запоминается. А ему сейчас надо запоминаться.

Сложно быть запоминающимся, если ты человек без амбиций. Когда он в прошлый раз был врио в Смольном, он сам так про себя говорил. У него амбиции в Москве появились? Вы общались, когда он работал в Кремле?

— Общались много. Он сделал большую работу, работая в контрольном управлении. Он полностью всё компьютеризировал. Создал условия для компьютерного общения по всей стране.

Он же строитель! В данном случае той самой вертикали власти?

— Ну да. И неплохо зарекомендовал себя. А когда он возглавил полпредство — а это целых 17 центральных регионов страны — о нём очень хорошо отзывались отовсюду. Он не сидел на месте. Он постоянно находился на территориях. Это говорит о многом. И это полезно.

Это полезно для системы власти. И это даёт ему доверие первого лица.

— Не только первого лица. Люди на местах это видят. Людям важно, когда человек от власти не гнушается общаться с ними.

Как мы видим, фильтрация на общение всё же есть. Быть может, это религия так на него повлияла? Коллеги отмечают, что он весьма религиозен. У него в Смольном в кабинете были иконы?

— Не помню такого… Просто не помню. Но сейчас у каждого в кабинете есть иконы. И у тех, кто верит, и у тех, кто не верит.

У вас есть?

— У меня тоже есть, да. Мне подарили. Вот они у меня тут стоят. Подарки нужно правильно использовать.

И герб Петербурга на синем бархате, который Беглов вам подарил на выходе из Смольного, храните?

— Было такое, да? (смеётся)

А с казаками в Смольном Беглов дружил?

— В Смольном не помню этого. Но ведь это было потом прямое поручение ему от президента. Могу сказать, что когда я сам работал на юге страны (в 2004 году Яковлев работал полпредом в Южном Федеральном округе РФ — «НП»), я увидел, что казаки оказались в стороне от всех. Не было к ним внимания со стороны власти. И к ним стали присматриваться… Кто только ни присматривался. И Беглову было дано поручение возглавить эту работу. Думаю, что он неплохо справился. Другое дело, что есть ряженые казаки. Их много. А есть те, кто на самом деле чтут свои старинные традиции служения.

А вы их как различаете? Ряженых от настоящих.

— Давайте будем объективны. Казаки Санкт-Петербурга и Москвы… Ну, что это? Игра? А вот казаки на южных границах — это совсем другое. Иное отношение и к патриотизму и к образу жизни в целом.

В какой момент профессиональный ленинградский строитель стал профессиональным публичным патриотом, а потом и специалистом по казакам? После 2014 года он и на молебне за мир в Украине, и вечный огонь от Кремля в каждый дом хотел эстафетой донести. Это он раскрылся в тепле столичном, или просто мода такая?

— Всё вместе. Но не настолько он религиозен. Не до беспамятства. Очевидно, он как бы верит. И на такие дела не надо особо напирать.

Так это он сам напирает и демонстрирует. А в Смольном, вы сказали, был другим.

— Да я не знаю про это ничего. Меня, кстати, про религиозность нынешних политиков регулярно спрашивают. Спрашивали по Георгию Сергеевичу и по Албину. Но я мало бываю с ними рядом. Просто не знаю. Ничего, кроме сообщений в прессе, не знаю.

Беглов отдаст Исаакиевский собор РПЦ? Полтавченко не смог. Город встал на дыбы.

— В своё время мы говорили об этом со Святейшим Алексием (Патриарх Алексий II — «НП»). Он много раз приезжал в Петербург. Мы с ним регулярно встречались. Я к нему относился с большим уважением. Провожал его на Валаам. Ездил с ним пару раз туда. Мы тогда Александро-Невскую Лавру передавали церкви. Там был огромнейший объём работ после выезда наших институтов. А денег-то не было. Епархия тогда думала, откуда деньги брать. Из бюджета ведь не получить. И он мне сам говорил про Исаакий, что не пришло время. Есть то, что нужно восстанавливать. Он ни разу не настаивал на передаче Исаакиевского собора. Им нужен был Казанский собор. И мы его передавали. Но с обязательным условием. Вначале музей на Почтамтской. Вот сделаем, вывезем все реликвии и передадим. Казанский собор вписывался в эту тематику. А Исаакиевский — нет. Он никогда не относился к Епархии. И я считаю, что на сегодняшний день справедливость восторжествовала, что не отдали. А что будет дальше, посмотрим.

Удивитесь, если при Беглове отдадут?

— Думаю, что в период службы Беглова к этому вопросу просто не подойдут. Много других вопросов и других проблем существует при восстановлении тех же соборов и церквей. Исаакиевский собор — уникальное учреждение России, которое живёт за счёт собственных средств. И реставрация — за свой счёт. Огромное количество туристов. Зачем нарушать то, что хорошо работает? И службы там никто не мешает проводить. У нас такой же Спас на Крови. Нельзя же всё превращать в обыденность.

Злые языки говорят, что при Беглове городом фактически будет руководить Любовь Совершаева. Бывшая заместитель полпреда по СЗФО. Ныне глава Администрации Смольного. Знакомы?

— В городской политике мало людей, с которыми я бы не был знаком. Скажу, что активная она. Очень активная. И такой она была ещё в областном правительстве (в 1996-2000 годах Совершаева работала вице-губернатором Ленобласти, главой комитета по управлению госимуществом — «НП»). Никогда не боялась высказываться. Всегда с чёткой позицией. На той роли, которая ей отведена, она может сослужить неплохую службу. А про фактическое руководство городом... Ну, послушайте, у нас всегда так говорят на старте про главу аппарата. Я не случайно говорил, что у Беглова свой чёткий авторитет. Он упёртый в хорошем смысле человек. Навряд ли Совершаева будет главнее.

— Нужен совет советчикам Беглова, которые его то отправляют лично тушить пожар, то трубу упорно рвущуюся чинить, то спасать людей из разрушенных домов. Про лопату я, пожалуй, промолчу. Смеются же люди.

— Да просто Беглову нужна была активность. Ему нужна узнаваемость. Поэтому он и был во всех этих дырках. И, давайте честно говорить, зима ему досталась не совсем радостная. Такая зима была лет 10 назад при Валентине Ивановне. Когда полностью провалили сезон.

Незабываемо, да. Но после Матвиенко из города ушла. А Беглов с этим приходит.

— Беглову своим примером удалось кое-что подправить. Заставить людей об этом больше думать. Неслучайно он убрал некоторых районных глав. Другие стали активнее. В ряде случаев такая работа необходима. Всё видит, слышит и может. Город хохотал? Но запомнил фамилию Беглов. Вот и всё. А сегодня он активно занят генпланом, бюджетной политикой. Кое-что сумел подправить. Надеюсь, что на 2020 год сформируют приличный бюджет.

Что должна сделать оппозиция, чтобы помешать Беглову стать губернатором?

— А питерская оппозиция сейчас — это кто вообще? Что там осталось? Михаил Амосов? Есть кто-то от «Яблока»? От КПРФ? Как бы они там ни собирались все вместе, чтобы что-то решать, надо было уже давно определяться с единым кандидатом. А потом работать вместе. Этого не произошло. Дальше у них уже просто нет времени. Максимум — покритиковать.

А вы сами не думали вернуться? Неоднократно в комментариях под вашими цитатами в городских СМИ по актуальной повестке видел реплики вроде «он был лучшим губернатором», «вернитесь».

— А я такого не слышал… Но я в своё время, честно говоря, пообещал президенту не вмешиваться в питерские дела. Ушёл — и ушёл. Со стороны интересуюсь и смотрю, но не до такой степени. Может быть, люди просто хотят в то время. Всё может быть. Я проделанной тогда работы не стыжусь. Мы работали в условиях дефицита всего. Политической власти. Экономической составляющей. Скромного бюджета. Вопреки всему, мы создали условия для дальнейшего развития. Начали работать по крупнейшим транспортным системам. Задел был оставлен колоссальный.

Не все из того времени вышли красиво. «Ночной губернатор» тех лет Владимир Барсуков (Кумарин) получил новый приговор. Суммарно ему сидеть теперь 24 года. Вы уже сказали нашим коллегам, что не были с ним знакомы. Дальше его ждёт процесс по убийству Галины Васильевны Старовойтовой. Партнёр Барсукова Михаил Глущенко назвал его в качестве заказчика этого резонансного преступления. Вы считаете, Кумарин может иметь отношение к этому преступлению?

— Да, я слышал, что он вроде бы связан с убийством Старовойтовой. Но какой смысл? Все попавшиеся на каких-то делах просто друг друга топят. Вымаливают какие-то условия для себя. Не отношусь серьезно к заявлениям, что там есть какая-то связь. И я вообще это дело вспоминаю как жуткую картину… Но, самое главное, не могу достаточно чётко и твёрдо оценить, кому это понадобилось.

Если Кумарин не заказчик убийства Старовойтовой, то когда мы узнаем настоящее имя?

— Если бы она имела какую-то серьёзную власть... Да, Старовойтова была авторитетом в каких-то кругах. Но о покойниках плохо не говорят у нас. Поэтому лучше не будем об этом. А имя заказчика в итоге мы, наверное, узнаем. Проявится ситуация ещё через какое-то время. У нас ведь так бывает, что через десятки лет вдруг до чего-то случайно докапываются. Может, и здесь время подойдёт.

Не раньше, чем власть поменяется?

— Я думаю, скорее всего, да.

Справка «Нового проспекта»

Владимир Яковлев. 74 года. Родился в городе Олёкминск в Якутии, куда в 1942 году из Ленобласти была выслана его мать, ингерманландская финка.

Профессиональный строитель-гидротехник. В 60-е — выпускник Ленинградского монтажного техникума, мастер строительного Управления, солдат Советской Армии (1965-68). В 1973 году закончил гидротехнический факультет Политехнического института имени Калинина. С 1968 по 1992 годы — инженер, главный инженер строительного управления, начальник производственного отдела Управления капитального ремонта Ленгорсовета, управляющий строительным трестом, заместитель председателя Исполкома райсовета (Ленинград), главный инженер жилищного Управления Исполкома Ленсовета.

С осени 1993 года — председатель комитета по городскому хозяйству и заместитель мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. С 1994 года — первый заместитель мэра. 2 июня 1996 года во втором туре выиграл губернаторские выборы с результатом 47,5% (Анатолий Собчак получил 45,8%). В мае 2000 года в первом туре переизбран на второй губернаторский срок.

В июне 2003 года, сразу после празднования 300-летия города, досрочно сложил с себя полномочия губернатора и указом Президента Российской Федерации был назначен на должность заместителя председателя правительства РФ Михаила Касьянова. Специально для Яковлева отдельным указом президента Владимира Путина введена дополнительная должность. Курировал ЖКХ, строительство и транспорт. С марта 2004 года — полпред президента в Южном федеральном округе. В сентябре 2004 года стал первым руководителем нового Министерства регионального развития. Покинул правительство в 2007 году. Яковлев ушёл на пенсию в 63 года. В 2014 году Минрегион был упразднён. Последние два года ведомство возглавлял Игорь Слюняев (сменил фамилию на Албина, в 2014-2018 годах — вице-губернатор Смольного). С апреля 2009 года Владимир Яковлев является президентом Российского союза строителей.

Владимир Яковлев вдовец. Супруга Ирина Яковлева умерла в 2014 году. Сын Игорь родился в 1970 году.

Доктор экономических наук, профессор кафедры городского хозяйства родного для него СПб ГТУ. Является почётным профессором и академиком целого ряда профильных институтов в России и Азии. Член профильных правительственных общественных советов и комиссий. Кавалер различных орденов, в том числе российского «За заслуги перед Отечеством» IV степени и украинского «За заслуги» III степени.

-----------------

О проекте:

«Новый проспект» – независимое краудфандинговое интернет-издание, созданное ведущими деловыми журналистами Петербурга. Мы поддерживаем нашу интернет-площадку и сохраняем независимость за счет реализации полезных для бизнеса сервисов:

Печатные бизнес-гайды и корпоративные СМИ

Пишем книги. История вашего бизнеса плюс наш литературный талант

По вопросам заказа редакционных сервисов обращайтесь по адресу nevskaya@newprospect.ru

Возврат к списку