Тамара Буйлова: «Петербургу нужны собственные законы для индустрии гостеприимства»
Новый проспект
Интервью

Тамара Буйлова: «Петербургу нужны собственные законы для индустрии гостеприимства»

Прочитано: 1205
Тамара Буйлова: «Петербургу нужны собственные законы для индустрии гостеприимства»
Вице-президент Ассоциации малых гостиниц Петербурга Тамара Буйлова рассказала «Новому проспекту», почему опасается взрывного роста рынка после окончания пандемии, как закон о размещении хостелов в жилых домах помог малым гостиницам и зачем создан Межотраслевой координационный совет гостеприимства и услуг (МКС).

Обязательное вступление в ассоциацию откладывается

Тамара Александровна, в Петербурге довольно много малых гостиниц: по разным подсчетам, их около 350–400 объектов. Многие ли из них входят в ассоциацию?

— Малых отелей у нас действительно много. Но после вступления в силу в октябре 2019 года закона о запрете предоставления гостиничных услуг в жилых домах, их количество значительно уменьшилось: многие стали считаться временным жильем — меблированными или гостевыми комнатами. В нашу ассоциацию входят 47 участников. Она небольшая, но у нас довольно солидный охват. Я на связи с пятью сотнями отельеров, даже если они и не являются членами нашей ассоциации, и всегда могу узнать их мнение и высказать свое.

За рубежом человек не сможет открыть отель или ресторан, если не будет членом профессионального сообщества. У нас это вовсе не так, правильно?

— Да, у нас это необязательно. Но ведь и в Европе будущий отельер идет в сообщество не потому, что сам такой сознательный, а потому, что так написано в законе. Это хорошая идея, мы ее летом уже обсуждали, и, может быть, даже смогли бы сделать вступление обязательным, но, во-первых, сейчас совершенно не до этого, а во-вторых, это вызвало бы еще большие сложности.

Какие именно?

— Прежде всего, в какую именно ассоциацию? Их ведь несколько. И я больше всего боюсь того, что периодически происходит с госконтрактами: оттерли всех умеющих работать, посадили своих и отчитались — дело сделано.

То есть принятие такого закона может стать ящиком Пандоры?..

— Во всяком случае, пока — в наших условиях и в нашей стране — это ящик Пандоры, да. Потому что потом получится, что одна ассоциация привязана к одному чиновнику, другая — к другому, и круг замкнется: смысл вступления в них потеряется. Поэтому лучше этот ящик пока не открывать.

Взрывной рост нужно подготовить

Обрисуйте, пожалуйста, главные проблемы малых гостиниц на сегодня.

— У нас нет главных проблем. На сегодня у нас есть одна масштабная проблема, которая называется пандемия. (Смеется.) Всё остальное на ее фоне померкло. Сейчас у всех всё плохо: резко понизилась доходность, сокращается персонал, уходят квалифицированные кадры, кто-то закрылся на длительный срок, а те, кто не закрылся, выживают еле-еле.

Вакцина уже изобретена, потихоньку внедряется…

— Да, и довольно скоро возникнет еще одна проблема — проблема выхода из пандемии. Сейчас все постепенно начнут выходить из кризиса. Встает вопрос: мы вернемся в ту же самую ситуацию, которая была формально в декабре 2019 года, или в какую-то другую? И что лучше для рынка? Ситуация декабря-2019 уже была неудачной с точки зрения формирования всего того, что необходимо для развития туристического рынка, и значит, возвращаться туда в любом случае не стоит. Тогда надо готовить законодательство к постпандемийному выходу из кризиса, и делать это срочно.

Никто толком не знает, когда этот выход будет происходить.

— Да, но подготовить всё мы должны уже сейчас. Есть такие, как я их называю, «оптимисты-экономисты», которые говорят, что, когда всё закончится, нас ждет взрывной рост. Но его нужно подготовить! Если бизнес сравнивать с ребенком, что для многих предпринимателей по ощущениям так и есть, то, когда ребенок переболел, его не отправишь сразу после выздоровления сдавать кросс. Я думаю, что эта пандемия, судя по банкротствам, закрытиям и всему остальному, принесет многим из нас психотравмы, от которых нужно будет приходить в себя. И человек должен понимать, как он начнет восстанавливаться, как по ступенькам вновь начнет подниматься.

Примерно 20% гостиниц уже не откроются

Много ли гостиниц было закрыто на время карантина?

— Во время жесткого карантина, который у нас был весной и летом, закрылось около 50% малых гостиниц. Я не знаю статистики — её сейчас не знает никто, потому что у нас никто не афиширует свои формальные неудачи. Понятно, что у всех всё плохо, но никто не говорит «наша гостиница закрыта навсегда» или «мы сократили персонал на 95%». То есть прямо сейчас, сию секунду подсчитать, сколько гостиниц работает, а сколько нет, я не могу: у меня нет таких данных, их никто не предоставляет.

А по вашим ощущениям, которые складываются из многолетнего опыта работы с гостиницами?

— По ощущениям, примерно 20% гостиниц так и не откроются и вообще уйдут с рынка. Но в случае действительно взрывного роста туризма после окончания пандемии для нашего рынка это будет катастрофа! Потому что 20% — это минус 5 лет назад. Мы уже получили сильный удар от закона о запрете гостиниц в жилых домах, и вот — второй, гораздо более сильный. То есть отрасль гостеприимства в Петербурге серьезно пострадает. Фактически нивелируются многие годы усилий многих людей, начиная с администрации города, комитета по туризму, специалистов нежилого фонда и заканчивая всеми бизнесменами, которые расселяли бесконечное количество коммунальных квартир. Все годы работы этих людей сейчас уходят в никуда, в пустоту.

Что, по вашему мнению, нужно предпринять?

— Я считаю, что Петербург — всё же исключительный город. У нас большой исторический центр, множество исторических памятников, огромное количество многоквартирных домов, также являющихся историческими памятниками. И нам нужно свое собственное законодательство, иногда отличное от федерального, а иногда, возможно, ему в чем-то даже противоречащее, потому что мы не можем стоять в одном ряду, извините, с кварталами хрущевок в каком-нибудь городе, который никогда не был ничьей столицей. Нам нужны собственные законы. Пусть пока пилотные, на какое-то проверочное время, чтобы посмотреть, что из этого получится, но нам они нужны! Мы не можем снести здания XVII, XVIII, XIX веков, а потом построить на их месте что-то «золотое-красивое»: во-первых, это наша история, а во-вторых, ради этого к нам и едут туристы!

За ослабевшими идет охота

С другой стороны, свято место ведь пусто не бывает. Эксперты говорят, что многие компании уже ждут закрытия и ухода с рынка гостиниц, чтобы выкупить их по дешевой цене. Вы не согласны?

— Это не «свято место пусто не бывает», это передел рынка в тот момент, когда кто-то ослаб. Да, за ослабевшими идет охота. Это та самая закономерная несправедливость капитализма. И в масштабах города с этим можно было бы смириться: закрылась одна гостиница — на ее месте открылась другая. Но будет много тех, кто профиль поменяет! Сдадут под офисы, переведут в апартаменты или даже просто снесут здание, потому что оно расположено в новых кварталах. Либо решат не менять профиль, но будут искать оператора 3 года, потому что на рынке во всем мире кризис. Я вот этого боюсь!

В этом отношении, как вы считаете, все-таки правильнее было бы закрыться или, сжав зубы, держаться до последнего и работать, условно говоря, с одним гостем?

— Я считаю, что все-таки надо оставаться работать. Если у тебя нет запаса, который поможет тебе содержать гостиницу на время её закрытия, то надо работать. Потому что гостиница в сознании гостей — это нечто постоянное, работающее круглосуточно, 24/7 на 365 дней. И когда постоянный гость узнаёт, что она закрывается, для него это некий конец эпохи. После такого закрытия гостинице будет очень сложно восстановить свой гостевой фонд.

О каком времени открытия границ идет речь сейчас?

— У нас есть такой чиновник, которого зовут Наталья Башкетова, — глава Роспотребнадзора по Петербургу. (Смеется.) Она сказала: «До лета!»

То есть слово уже произнесено.

— Слово уже произнесено, да, и ей я верю, потому что все её прогнозы (которые наверняка не прогнозы, а совершенно конкретная информация) всегда сбываются. Она главный пессимист среди главных спикеров и со стороны администрации Петербурга, и со стороны федеральных чиновников, но к ней стоит прислушаться!

Нужно пристегнуть все ремни, которые есть

Это тот случай, когда надо надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Это ясно. Но как именно готовиться?

— Надо совершенно точно готовиться к худшему, потому что экономическая ситуация будет крайне сложная. И сейчас надо вновь сокращать расходы, искать дополнительные возможности для заработка, пусть даже не на этом рынке. Я понимаю, что это очень плохие рецепты, но ничего другого просто не придумано. Ситуация усугубляется еще и тем, что это кризис мирового масштаба. Когда падение где-то в одном месте, то можно посмотреть, как там в других, поехать в Азию, Америку, куда-то еще. А сейчас в Азию не поедешь. В этом и состоит исключительность этого кризиса: никуда не поедешь, у всех ситуация одинаковая, а у кого-то еще хуже. Поэтому мое мнение — нужно пристегнуть все ремни, которые есть, и как-то этот период пройти.

Но ведь на иностранного туриста были заточены крупные четырех-пятизвездники. Малые гостиницы рассчитаны в основном на внутреннего туриста…

— Так и есть. И это тот случай, когда не было бы счастья, да несчастье помогло. Когда нашу деятельность встряхнул закон о запрете гостиниц в жилых домах, многие начали сдавать комнаты в своих квартирах на длительный срок — как апартаменты. И так получилось, что у многих это произошло как раз к началу пандемии: закон-то был принят фактически накануне, в октябре 2019-го. И сейчас они так и продолжают держать свои комнаты на «долгосроке». В какой-то момент к этому присоединились малые отели категории «три звезды», «четыре» и даже некоторые «пятерки». Они тоже начали сдавать свои номера на длительный срок. Цены при этом, конечно, пришлось сильно снижать, но гостиница таким образом может хотя бы уйти в себестоимость.

То есть сейчас рынок малых гостиниц в Петербурге превратился в рынок неких апартаментов?

— Да, и я очень волнуюсь, что кто-то может там и остаться, потому что это удобно! Человек до пандемии носился как лошадь, работал, работал, работал — и тут ему дали паузу. И когда всё начнет возвращаться, он задумается: а надо ли ему это? Могу сказать по себе. Я свой бизнес закончила 5 лет назад и до сих пор не могу завестись обратно. С одной стороны, потому что занимаюсь законодательными вопросами для этого самого бизнеса и теперь не понимаю, как я раньше работала (смеется), а с другой — я сейчас не понимаю, ради чего мне туда возвращаться. И вот я боюсь, что многие будут думать точно так же, а эти многие являются цветом гостеприимства Петербурга.

Вероятно, что у нас произойдет смена поколений?

— Может быть, но смену поколений тоже надо готовить. Молодежь не заманишь работать в адских условиях, в которых работали их родители. Это поколение тоже может спросить, зачем ему это надо. Поэтому, когда кто-то говорит «уйдут одни, придут другие», он должен задуматься о том, что на освободившееся место может не прийти никто. Во-первых, у нас демографическая яма: тот, кто мог бы прийти, попросту не родился. А во-вторых, условия существования бизнеса некомфортные. Мы должны всё время преодолевать препятствия, которые нам создают государство, проверяющие органы, экономическая ситуация, мировой кризис, санкции. Невозможно всё время с чем-то без продыху сражаться, хоть наша жизнь и есть борьба (смеется).

Человек должен ощущать себя в социуме

Кроме прочего, вы являетесь ответственным секретарем Межотраслевого координационного совета. Он был создан во время локдауна, и, как я понимаю, это не было конкретно чьей-то инициативой — скорее, всеобщей, правильно?

— Да, это была именно всеобщая инициатива, поскольку идея висела в воздухе. А на самом деле скажу крамольную вещь: я подозреваю, что это случилось по инициативе администрации Петербурга. (Смеется.) Дело в том, что, когда всё это началось, они нас, предпринимателей из всех наиболее пострадавших секторов, объединили в общий чат. У них просто не было другого выхода, потому что решения надо было принимать буквально с колес. А когда все объединяются в общий чат и всем разрешают говорить, там начинают множиться конфликты, причем часто ненужные, забивающие смысловые решения. И после месячного сидения в этом чате стало понятно, что какое-то количество народа просто ноет, а кто-то предлагает разумные решения.

Нужно было создать чат в чате, отделив зерна от плевел (простите).

— Так и произошло. В какой-то момент времени мы решили, что надо тех, кто предлагает разумные решения, собрать в отдельный чат. Потому что бизнес должен обсуждать что делать, а не ныть. Мы собрали отдельный чатик предпринимателей, обсуждаем проблемы, комментируем какие-то важные для нас решения и предлагаем какую-то конкретику — это и есть Межотраслевой координационный совет гостеприимства и услуг. Ситуация для всех сложная и одинаково непривычная: и для предпринимателей, и для власти. А проблемы у всех нас одинаковые: законодательство, проверяющие органы, льготы и прочее. Поэтому вопросы можно решать коллективно.

Какие задачи решаете сейчас?

— МКС сейчас каждый день решает новые задачи: пандемийный период сложен своей новизной. В декабре ушедшего года мы с помощью писем губернатору и затем Президенту РФ отчаянно боролись за уменьшение сроков локдауна для ресторанов, театров, музеев, а также за регулярный диалог с администрацией города. Что-то удалось, что-то нет. Сразу после Нового года мы разработали план на предстоящий год, постаравшись учесть все самые отрицательные прогнозы, потому что положительных нет. Раскрывать этот план в деталях пока рановато.

По всей видимости, МКС — это большое достижение бизнеса в плане самоорганизации, как считаете?

— Конечно! Горизонтальное общение бизнеса между собой усилилось. Целые отрасли, которые раньше были сосредоточены исключительно на себе, которые в нормальной, обычной жизни ходили параллельно, сейчас познакомились друг с другом и выяснили, что они делают общее дело. И я этому несказанно рада, потому что человек должен ощущать себя не только бизнесменом, но и человеком в сообществе.

Справка «Нового проспекта»:

Тамара Буйлова родилась в 1969 году в Ленинграде, окончила факультет иностранных языков РГПУ им. Герцена. В 1997 году начала работать в небольшой частной фирме, занимавшейся отправкой туристов за границу: в Финляндию, Швецию и другие ближайшие страны. С 1999 до 2015 года развивала свою компанию, направленную на работу с внутренним и въездным туризмом. С 2015 года является вице-президентом Ассоциации малых гостиниц Санкт-Петербурга, с 2020 года — ответственным секретарем Межотраслевого координационного совета гостеприимства и услуг.
гостиничный бизнес гостиничный рынок
Другие статьи автора Читайте также по теме
Елена Рейзентул, управляющий партнер московского MYS Boutique Hotel, рассказала «Новому проспекту», чем московский гостиничный рынок отличается от петербургского, почему малый отель может оказаться стабильнее большого и как можно использовать культурный слой для развития гостиницы.
Как в прошлом году чувствовала себя гостиничная отрасль Петербурга, чем гордятся отельеры, какие гости заменили ушедших европейцев и американцев и какие вызовы для отелей и апартов стали самыми серьезными за год, узнал «Новый проспект».
Деятельность по краткосрочной сдаче в аренду жилья остается неурегулированной. Формально она не запрещена, но псевдоотели могут оштрафовать или закрыть под предлогами нарушения тишины, правил пожарной безопасности, антитеррористической защищенности и др. Призванный разрешить эту дилемму законопроект только усугубляет проблему.

"Ростелеком" продает базу отдыха и детский лагерь "Связист" в Ленобласти за 500 млн рублей
26.02.2024
ATOP: россиянам не стоит ждать снижения цен на путевки в Турцию в несколько раз
26.02.2024
Финский производитель подъёмных кранов Konecranes закрыл бизнес в Петербурге
26.02.2024
За год россияне потратили на доставку еды более 900 млрд рублей
26.02.2024
В Петербурге замедлилась инфляция
26.02.2024
В Лондоне на 88-м году жизни умер банкир Джейкоб Ротшильд
26.02.2024
В заблокированных QIWI-кошельках россиян зависли 4,4 млрд рублей
26.02.2024
Петербург попал в топ-10 российских городов по доступности бензина
26.02.2024
Дания следом за Швецией прекратила расследование ЧП на "Северных потоках". Кремль назвал ситуацию абсурдной
26.02.2024
Музыкальный продюсер Бари Алибасов снова в реанимации
26.02.2024
В ОЭЗ "Санкт-Петербург" появятся новые резиденты с инвестициями почти в 17 млрд рублей
26.02.2024
Фонд Валерия Гергиева выкупил дом Родиона Щедрина в Тульской области и откроет там музей
26.02.2024
Следственный комитет разберется с жалобами на девелопера "Лидер Групп"
26.02.2024
"Тинькофф-банк" прописался в России
26.02.2024
Мебельная фабрика из Петербурга может лишиться участка во Всеволожском районе
25.02.2024
Лукашенко исключил возможность объединения России и Белоруссии в одно государство
25.02.2024
Лукашенко заявил о намерении участвовать в президентских выборах в 2025 году
25.02.2024
Мэр Лондона предложил конфисковать имущество российских бизнесменов на $1,4 млрд
25.02.2024
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки