«Ребята с дубинками не будут поддерживать его до конца»
Поделитесь публикацией!

«Ребята с дубинками не будут поддерживать его до конца»

Николай Нелюбин 3 февраля 2021
«Ребята с дубинками не будут поддерживать его до конца»
Реальная тюрьма для Алексея Навального не стала неожиданностью для его соратников, насилие властей — доказательство страха системы, сравнения с Беларусью уместны отчасти, а новые расследования не заставят себя ждать. Об этом в интервью «Новому проспекту» рассказал Руслан Шаведдинов, менеджер проектов ФБК (с 9 октября 2019 года организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента по версии Минюста РФ) и член центрального совета партии «Россия будущего» (не зарегистрированная Минюстом партия Навального, которая существует с 2012 года).
Руслан, 32 месяца в тюрьме для Алексея Навального: вы удивлены или ждали такого решения?

— Ни для кого не стало сюрпризом, что таким образом попытаются нейтрализовать Алексея. Мы не питаем иллюзий. Я думаю, именно в этом заключается план Путина: пока он у власти, чтобы Навальный не вышел на свободу. И на наши плечи ложится большая ответственность: мы должны сделать так, чтобы Алексей оказался на свободе как можно скорее. 

В этом случае не разумнее ли Навальному было оставаться на свободе и не возвращаться в страну?

— Это решение принимал Алексей. Он патриот и не совершил никаких противоправных действий. Как только врачи ему позволили, он вернулся домой для того, чтобы жить в своей родной стране и заниматься политической деятельностью.



Его пытались отговаривать? Похоже на осознанное самопожертвование. В некотором смысле то, что мы сейчас наблюдаем, выглядит как «самосожжение», чтобы кто-то о чем-то задумался. Алексей объяснял, ради чего это делается?

— Красиво и пафосно говорить про самопожертвование. Но Навальный уже говорил: гражданин Российской Федерации просто вернулся домой.

Елкин 3 фев.jpg
Сергей Ёлкин о приговоре Алексею Навальному. Все работы Сергея Ёлкина на «Новом проспекте»

Соответствует ли вашим ожиданиям реакция аудитории на случившиеся события?

— После того как незаконно задержали Навального, мы надеялись, что общество на это отреагирует. Это и случилось 23 и 31 января (репортаж «Нового проспекта» от 31 января. — Прим. «НП»). Прошли крупнейшие в современной истории несогласованные акции протеста, хотя термин «несогласованные» просто возмутителен. География протеста — более 170 городов. Мы благодарны всем, кто выходил и 23, и 31 января и, что самое важное, поздно вечером в день приговора. Сейчас очень важно не опускать руки, а продолжать усиливать давление. И у нас есть план, мы знаем, что делать дальше.

Вчера Невский был закрыт омоновцами со щитами. Это страх или игра мускулами?

— Мы расцениваем это как страх. Надо честно говорить: Владимир Путин никогда не принимал участия в конкурентных выборах, дебатах, не имел реальных оппонентов. Сейчас он не знает, как действовать по-другому, кроме как сгонять бесконечное число ребят с дубинками против мирных протестующих. Про щиты: есть еще хуже тенденция — они с электрошокерами нападали. В Петербурге людей били электрошокерами. И направо-налево повсеместно избивают журналистов. Они пошли по сценарию совсем отморозиться, а там будь что будет. Но люди становятся от этого еще злее, ничего уже не работает.


Что вы будете делать дальше? Судя по масштабам проблем сторонников Навального, каждый рискует оказаться изолированным?

— У нас в этом плане ничего не меняется: мы будем делать антикоррупционные расследования, в регионах проводить общественные политические кампании, как и раньше это делали; будем готовиться к думским выборам, «умное голосование» продолжит свое существование, я думаю, что осенью оно даст еще большие плоды. Паники «что же делать?» нет. Все понимают, что делать. Сейчас будет немного сложнее, потому что беспрецедентное давление оказывается на наших людей, в Москве у всех уже пачка сфабрикованных уголовных дел. Но это не остановит никого. Благодаря поддержке общественности мы продолжим свою работу. Если упростить — мы продолжим наращивать давление на этот режим, чтобы он совершал больше ошибок, чтобы приблизить к его падению. 

Говорят, что изнутри режиму давление не страшно, а вот извне — может быть. Вчера у суда было много представителей иностранной дипломатии. Кроме уже прозвучавших заявлений Меркель и Ко с требованием освобождения Навального, каких конкретных действий вы ждете от мира?

Руслан 1 путин меркель.jpg
Фото: kremlin.ru

— Мы, конечно, постараемся отобрать у путинских кошельков и их друзей активы по всему миру, требовать общественных кампаний, заморозки их счетов и возвращения украденного в прекрасную Россию будущего. Мы должны сделать так, чтобы ни один мировой лидер на встрече с Путиным не забыл обсудить освобождение Навального. Сейчас уже понятно, что арест Навального является мировой темой. 

Поддержка Massive Attack — это круче, чем поддержка условной Меркель?

— Это так же круто, как поддержка условной Меркель, и ничуть не менее важно. Мы благодарны популярным музыкантам и актерам, которые вчера высказались в поддержку Навального. Я видел высказывания Джона Кьюсака, Марка Руффало и многих других. Если такие классные ребята, как Massive Attack, следят за тем, что происходит в нашей стране и поддерживают Навального, мы это только приветствуем.


Леонид Волков в Россию не собирается. Он рассказал об этом «Новому проспекту» перед 23 января. Очевидно, что на территории РФ он не смог бы быть настолько эффективным для вашей организации. Вы готовы уехать из России, если это будет нужно для дела?

— Очень сложный вопрос. Про Волкова: его отсутствие в России не ухудшило продуктивность работы. Наоборот, то, что он сейчас находится в относительной безопасности, занимается нашей региональной сеткой, очень хорошо. Очень важно, чтобы он был на свободе и на связи. Что касается меня, я понимаю все риски и не хочу лишаться свободы, но буду действовать по ситуации, когда станет более понятно. Пока я занимаюсь своей работой, не оглядываясь на то, что что-то может произойти. 

Фильм про дворец по статистике YouTube посмотрело более 100 млн человек. По данным «Медиаскопа», хотя бы 2 минуты фильма посмотрело лишь 11,6 млн жителей России. За первые 9 дней показа максимальная оценка количества зрителей составляла 21 млн жителей России. Какие данные есть у вас?

— Я вхожу в нашу внутреннюю статистику и прекрасно вижу, что общее количество просмотров достигло почти 110 млн, а что касается просмотров из России, то 70 с хвостиком процентов — это люди из России. Второе и третье места занимают наши страны-соседи с русскоязычным населением, чему мы очень рады. Люди помогли нам пробить информационную блокаду, потому что федеральные СМИ ничего про это правдивого не расскажут. А про 2 минуты просмотра — надо знать специфику YouTube: никто не смотрит два часа видео без перерыва. Кто-то проматывает на конец, кто-то ставит на паузу, потому что дела, а потом досматривает, и т.д. 

Вы TikTok будете брать в оборот в связи с резким ростом популярности этой площадки в интернете?

— Сейчас мы всерьез этим не занимаемся, у нас нет серьезных аккаунтов там. По-моему, у Алексея есть, у Ивана Жданова есть, у Любы Соболь. Но только по фану — только смешное туда выложить или посмотреть. Мы благодарны тем, кто креативным путем там рассказывает о ситуации в стране. Но надо понимать, там очень странный формат: короткие ролики под музыку.

Короткие ролики под музыку — это именно тот формат, который сейчас актуален. Например, очень эффектное видео, как молодёжь танцует под IC3PEAK перед цепью ОМОНа, напевая «я теперь готова ко всему на свете, я отсидела свой срок в интернете».

— Мы же видим, что Кремль довольно по-дурацки сам же повёлся на свои методички. Они всю неделю трубили про молодёжь в TikTok, которой промыли мозги сторонники Навального и устраивают провокации. А теперь мы видим, что Кремль проплачивает некоторых тиктокеров, чтобы работать с этой аудиторией, чтобы появлялись лояльные им ролики, критикующие оппозицию, критикующее участие в митингах. Смешно же! Сами вбросили про «протестный TikTok», а теперь сами с ним борются. Мы видим, что там есть реальное возмущение аудитории. Мы не то чтобы не знаем, что с этим делать, мы просто ещё не заходили на эту площадку всерьёз. Возможно, в ближайшее время этим займёмся. Пока это не главное.

На мой взгляд, главное, что подарил вечер 2 февраля — скандирование на улицах «мы без оружия». Я такого не слышал никогда ни на одной акции. Насколько этот лозунг соответствует моменту, насколько он символичен для вас лично?


— После случившегося вчера, мне кажется, что уже все понимают, что мы находимся в моменте огромного морального превосходства. Вот это подчёркивание, что мы за мирный и ненасильственный протест, эта простая и чёткая мысль #мыбезоружия — это очень важно. Мы безумно этим дорожим. Мы будем подчёркивать это и дальше, поддерживать это. В этом ведь и есть наше отличие. Мы честнее, смелее, и что самое главное, в отличие от этих ребят с дубинками, мы мирная сила, которая против насилия. Это очень классно, что появился такой лозунг. Я тоже раньше такого не слышал никогда. После вчерашнего дня власть стала абсолютным моральным банкротом.

Президент РФ Владимир Путин в ходе встречи с лауреатами Всероссийского конкурса «Учитель года» заявил, что соцсети прежде всего направлены на извлечение прибыли и всё больше начинают управлять сознанием. И Медведев сокрушался, что его друзьям подсовывают в Twitter подписки на Навального. Ваша основная борьба сосредоточится в ближайшее время на улицах или в интернете? Чего ждёте от властей по сетям?

Руслан 2 путин.jpg
Фото: kremlin.ru

«Эти платформы, конечно, это прежде всего бизнес, мы никогда не должны об этом забывать. Для тех людей, которые организуют этот вид деятельности, для них это бизнес. Что такое бизнес? Что стоит во главе бизнеса? Извлечение прибыли. К сожалению, очень часто это делается любой ценой. Плевать они хотели, что тот или иной контент наносит какой-то ущерб категории людей, на которых он направлен. Зачастую эти современные информационные платформы всё больше и больше начинают управлять сознанием, просто изучают своего, условно говоря, «клиента» и подбрасывают ему то, что они считают нужным. Человек начинает принимать решение, даже не осознавая того, что им руководят. Это очень тонкая вещь. Я совсем недавно об этом говорил и на Всемирном экономическом форуме, который организуется на давосской площадке. Конечно, мы должны об этом думать, должны как-то реагировать на это, в то же время не принимая решений, которые ограничили бы свободу человека, свободу выбора, свободу слова», — сказал Владимир Путин 2 февраля во время заседания суда по замене условного срока Алексею Навальному.
— Они последовательно все эти годы давят на интернет, пытаются задушить всевозможные площадки и инструменты, которые есть в сети для высказывания своего мнения. Поэтому в этом плане они просто продолжат последовательно душить Рунет. Но наши планы не меняются. Мы, как и прежде, будем публиковать информацию о коррупции, координировать наших сторонников в интернете. Точно так же мы продолжим всех звать при необходимости на улицы. Мы все эти годы, и Алексей, и вся наша команда, не разделяли улицу и интернет. Важно и то, и то. Интернет для нас — это площадка, где мы пока ещё можем говорить, публиковать наши расследования, наши видео и обращения к сторонникам.

Когда ждать новое расследование?

— Одно из наших золотых правил — мы никогда не анонсируем заранее. Совсем скоро будут новости. Мы, собственно, над этим и работаем сейчас.


Некоторые политологи, например Владимир Пастухов из University College London, говорит, что помимо того, что репрессии по навальнистам станут ещё жёстче, в России революционной ситуации нет, а властям не страшно. То есть нет предпосылок говорить об успехе протеста. Поспорите?

— Не хочется спорить ни с одним политологом на свете… Но послушайте, как это не успех? Мы в регионах уже вышибаем единороссов на выборах, проводим членов нашей команды в депутаты, чего раньше было представить невозможно. Мы видим десятки тысяч новых лиц на акциях протеста. Не просто протестное ядро, которое всегда выходит на митинги. 23 и 31 января чуть ли не половина всех протестующих, как показывает социология, впервые вышли на акции протеста. Мы видим, в том числе и в интернете, и на всех площадках, где можно оценить численность, что поддержка именно нашего движения, нашей команды и Алексея растёт. Конечно, это всё будет нарастать как снежный ком. Эта самая ситуация обязательно случится, только нужно не говорить, а продолжать работать. Мы не обращаем внимания на то, что говорят политологи, а верными шажочками двигаемся в сторону желаемого результата — прекрасной России будущего.

В этом замесе значительная часть смелых молодых, но с другими взглядами, пока молчит. Мы не видим ни леваков, ни правых. Они ваши союзники, или они скорее союзники системы?

— В ситуации, когда вот этот Левиафан, это государство, пытается сожрать и перемолоть всех, для него нет совершенно никакой разницы, левый ты или правый, либерал или коммунист. Конкретно сейчас это совершенно неважно. У всех не согласных с этой властью, неважно, хорошо они относятся к Навальному или плохо, сейчас должна быть единая задача — делать всё для смены этой власти. Конечно же, все несогласные с этим режимом для нас сейчас союзники. А когда мы добьёмся честных выборов, то пусть уже дальше избиратель решает, кого поддерживать: левых, правых и так далее по списку. Сейчас не это имеет значения. Сейчас мы все оказались в ситуации, когда ребята с дубинками бьют, не задумываясь, кого они бьют: левака или кого-то ещё. Для них мы все враги. А мы добьёмся честных выборов, и там уже избиратели пусть сами определяют… Я вообще живу по принципу «пускай растут все цветы».


Я о другом. Сейчас по факту у вас нет союза с молодыми левыми. Нет в той тусовке ребят, которые бы вместе с вами сейчас провоцировали этот модный спорт — коллективные прогулки на свежем воздухе по выходным. «Умное голосование» есть, а «умной подготовки к прогулкам» нет. Почему?

— Мы видим, что среди задержанных много представителей левых движений. И анархисты были среди задержанных. И 31-го, и 23-го января. Но мы не садимся за один стол, мы ни с кем не ведём переговоров. Ну, просто нам не до этого сейчас (улыбается). Последний месяц у нас в безумном ежедневном режиме. События каждый день. Далеко не все вышедшие на митинги 23 и 31 января являются сторонниками Алексея Навального. Но все кто вышли — патриоты России, которые не согласны с происходящим. Я допускаю, что среди них были люди, которые не поддерживают Навального полностью, и это нормально. Ничего в этом страшного нет. (Сопредседатель общероссийского общественного движения «Национально-патриотические силы России», бывший зампредседателя Счётной палаты РФ Юрий Болдырев в интервью «НП» поддержал протесты, связанные с Навальным, хотя в 2018 году критиковал его за призыв бойкота выборов президента— прим. ред.).

Многие из вышедших впервые столкнулись с ситуацией, когда их сутками возят в автозаках и не дают ни поесть, ни поспать, ни в туалет сходить. Вы что можете сказать тем, кто может почувствовать себя подставленным?


— Конечно, я понимаю, о чём вы говорите… Мы, безусловно, переживаем, чувствуем свою ответственность за каждого задержанного. Человек сам принимает решение, выходить ему на акцию протеста или нет. Но мы, безусловно, окажем юридическую помощь любому незаконно задержанному, кто к нам обратится. Плюс мы координируем нашу работу в плане задержанных вместе с ОВД-Инфо и с «Апологией протеста» (правозащитные организации, которые ведут учёт задержанных и оказывают правовую помощь. — Прим. «НП»).
 
Мы работаем со всеми теми защитниками, которые поддерживают незаконно задержанных, выезжают в ОВД по всей стране. Мы оплатим штраф каждому незаконно задержанному, которому его вынесут. И мы поможем каждому, кто к нам обратиться, подать жалобу в ЕСПЧ. За эти неполные две недели у нас уже тысячи заявок. Работаем по каждой. До сих пор есть те, кто несколько суток сидит в ОВД, в автобусах МВД! Спецприёмники Москвы переполнены. Даже в области они выделили лагерь для мигрантов, который тоже уже фактически переполнен. Непонятно, куда они будут дальше девать задержанных… Мы переживаем за каждого, стараемся биться за каждого. Даже если не нашими юристами, у нас их всё-таки не так много, то вместе с ОВД-Инфо и «Апологией протеста».

Многие говорят, что Юлия Навальная — потенциальная сменщица Алексея: символически, фактически, как угодно. На ваш взгляд, она к этому готова? Это действительно вариант развития событий?


— Честно говоря, не хочу это даже обсуждать. Мы работаем на то, чтобы добиться освобождения Алексея Навального. Мы считаем, что он незаконно лишён свободы. Алексей Навальный — лидер нашего движения. Поэтому мы не хотим распыляться и рассуждать, кто может что-то потом потенциально возглавить или заняться политикой. Главное требование сегодня — освобождение политика Алексея Навального.

Но вы сами сказали, что он рискует остаться за решёткой надолго, поэтому мой вопрос о лидере на свободе остаётся…

— Да, поэтому каждый из нас сейчас должен работать за себя и за того парня. Что касается Юлии, то она сама может об этом высказаться и принять решение. Мы это не обсуждаем. Не было такого собрания, где бы мы все сели вместе с Юлией и давай обсуждать её политическое будущее. Все всё прекрасно понимают на самом деле. Да, кто-то проводит аналогии со Светланой Тихановской. Это, конечно, красиво звучит, но мы сейчас это не обсуждаем. Нет такого вопроса на повестке сейчас.


Аналогии с Минском напрашиваются не только в связи с жёнами лидеров оппозиции. Мы видим параллели наших улиц с улицами Беларуси по действиям силовиков. Россия может стать похожей на Белоруссию и по количеству протестующих?

— У нас страна побольше Белоруссии. Думаю, что будет момент, когда на улицах Москвы и Петербурга окажется значительно больше людей, чем мы видели в критические моменты на улицах Минска. Действительно, много похожего… Парадоксальная штука! Я же 2020 год провёл в изоляции в Арктике (был задержан 23 декабря 2019 года и отправлен в армию, на архипелаг Новая Земля в Северном Ледовитом океане, где ему было запрещено пользоваться средствами связи, 23 декабря он вернулся в Москву. — Прим. «НП»). Я когда вернулся, смотрел подборку того, что пропустил. Мне друзья подготовили. И я смотрел кадры из Минска. Вы их видели летом. Я увидел в декабре. Я видел, как там людей кидали лицом в землю, избивали дубинками, убивали… И я думал: ничего себе! Несмотря на всё насилие, у нас в России такого треша никогда не было. И вот проходит меньше месяца, как я вернулся. И я вижу это на наших улицах! Всё меняется очень быстро. Лукашенко удержался именно потому, что его поддержал Путин. Но кто поддержит Путина в момент, когда на улицах российских городов окажутся сотни тысяч людей? Я думаю, что никто его уже не поддержит.



И, кстати, вечером 2 февраля был очень показательный момент: 23 часа, зима, центр Москвы, рабочий день. Несколько тысяч человек стихийно вышли протестовать в знак несогласия с приговором Алексею Навальному. Кто вышел в поддержку или защиту Владимира Путина, главного оппонента Навального? Только тысячи омоновцев, которых специально заранее согнали. Нет у этой власти поддержки среди людей, как нет поддержки у Лукашенко в Белоруссии. Продолжая аналогии, что тут, что там антинародный режим. Но я думаю, что это лишь вопрос времени, когда на улицах окажутся сотни тысяч людей. И вот тогда мы с вами сможем сравнить полноценно Белоруссию и Россию. Пока главная моя мысль в этом сравнении, что Лукашенко спасся, потому что у него за спиной был Путин. Но у Путина за спиной нет никого, кроме ребят с дубинками. А ребята с дубинками не будут его поддерживать до конца, конечно. Я в этом плане скорее оптимист.



Вы упомянули свою ссылку на Новую Землю в армию. Год во льдах — это страшно, полезно, интересно?

— Страшно, что ты в изоляции… Меня увезли в самом конце 2019 года. В начале 2020-го в России появился коронавирус. Пошла информация о погибших в Москве, где вся моя семья проживает, стало страшно за них. Я ничего не знал о состоянии близких. Второй страшный момент был, когда мне сообщили об отравлении Алексея. Потом никакой информации у меня до письма Киры Ярмыш не было. Я не понимал, живой ли он вообще. Страшен информационный вакуум, всё остальное не страшно. Настраиваешь себя, что надо терпеть, чтобы не делать этим нехорошим ребятам, которые меня туда закинули, подарков, и не раскиснуть. Это не страшно. Информационный вакуум же довольно неприятен. И это то, что сейчас делают с Алексеем, который помещён в спецблок «Матросской тишины». Этот блок в народе называют «подводная лодка». Ты там ничего не можешь узнать. Вся информация через адвокатов, общение с которыми, опять же, затруднено. Поэтому я бы сказал, что мой опыт на Новой Земле скорее отрицательный (смеётся). Я год жизни потерял! Я мог гораздо больше за этот год сделать и в личном, и в профессиональном плане.


Что мешает системе это состояние пытаться распространять не на единицы, а на всех? YouTube вырубят — удивитесь?

— Они не смогут. Я согласен с Леонидом Волковым и «Обществом защиты интернета», которые многократно это всё объясняли и анализировали. ОЗИ удивительным образом каждый раз предсказывают, что будет происходить с российским интернетом и давлением на него. И они говорят, что власть России в ближайшее время задушить YouTube не сможет. Я надеюсь на это. Это классная площадка, где есть реальная альтернатива федеральным телеканалам и по охвату, и по просмотрам. Но, честно говоря, я бы и не удивился, если власть попытается его вырубить. Всё идёт к тому, что власть будет наступать на все площадки — и онлайн, и офлайн, — где есть мнение, отличное от пропаганды, которую делают «киселёвы-соловьёвы». Будут давить и пытаться добивать. Но специалисты говорят, что в ближайшее время успехов власти в этом смысле ждать не стоит.



Николай Нелюбин специально для «Нового проспекта»

«Новый проспект»:

Руслан Табризович Шаведдинов. 
Родился 22 июля 1995 года. В детстве жил в городе Лиски Воронежской области. Обучался в Международном независимом эколого-политологическом университете. Специалист по правам человека и гражданской активности. С 2013 года сотрудничает с Алексеем Навальным. В том числе выступал за освобождение группы Pussy Riot и расследование убийства Бориса Немцова. Работал пресс-секретарём ФБК и вошел в состав центрального совета незарегистрированной Минюстом партии «Россия будущего» (председатель — Навальный). Партия сторонников Навального появилась в 2012 году под названием «Народный альянс», с 2018 года — «Партия прогресса». Был ведущим разных программ и прямых эфиров на канале «Навальный Live», вел трансляции с митингов и акций. Неоднократно была задержан и арестован за свою деятельность. В декабре 2019 года в квартире Шаведдинова провели обыск, затем молодого человека допросили в Следственном комитете. После этого «под конвоем» отправили на службу в армию, в 33-й зенитно-ракетный полк на Новой Земле. В июле 2020 года Архангельский военный гарнизонный суд признал законным перевод оппозиционера на отдаленную военную базу. В настоящее время Руслан Шаведдинов — менеджер по проектам в «Фонде борьбы с коррупцией».


К списку новостей