«Мы должны найти политическую волю внутри страны»
Добавьте нас в Избранное в Яндекс Новостях
Поделитесь публикацией!

«Мы должны найти политическую волю внутри страны»

Николай Нелюбин 17 ноября 2020
«Мы должны найти политическую волю внутри страны»
Кремль продолжает терять своих прежних союзников на постсоветском пространстве. По итогам президентских выборов в Молдавии девятым президентом бывшей советской республики впервые в современной истории становится женщина — лидер проевропейских либералов, экс-премьер Молдовы Майя Санду. Президент Игорь Додон, который регулярно бывал в Москве, проиграл. В интервью «Новому проспекту» президент румынской Ассоциации экспертов по безопасности и глобальным вопросам ( ESGA), доктор политических наук Анджела Грамада рассказала о том, какое будущее ждёт отношения Кишинёва, Москвы и Брюсселя.
118093563_10220058251579177_3856305853162972927_o.jpg
 Анджела Грамада. Фото: facebook

Анджела, насколько был ожидаем результат этих выборов? В прошлый раз Санду не удалось победить Додона (в 2016 году во втором туре Санду набрала 47,89% голосов, а Додон 52,11%. — Прим. «НП»), на этот раз — успех.

 — Действующий президент Игорь Додон вчера проиграл Майе Санду около 15%. Это полный разгром для него и его команды. Они ждали победы. Для них оказалось неожиданным то, как проголосовали в диаспорах за рубежом. Им не помогло Приднестровье. Команда Додона не ожидала, что в диаспорах проголосуют больше 250 тыс. человек. Из-за коронавируса они очень надеялись, что избиратели не доедут до центров для голосования, поэтому и не ждали такого удара не только по Додону, но и по партии социалистов, которая его поддерживала.

В день выборов он заявил, что возглавляет её (партия имеет 37 мандатов из 101 в парламенте Молдовы, это самая большая фракция. — Прим. «НП»), хотя считалось, что у партии другой лидер — Зинаида Гречаный. До сих пор господин Игорь Додон говорил нам, что он лидер страны, но не лидер партии социалистов. Вчера же заявил, что как лидер партии надеется на то, что никто не будет протестовать по итогам выборов. По нашему законодательству лидер партии должен избираться конгрессом партии, и теперь много вопросов к Додону.

Был ли он вообще независимым президентом? На эмоциях он проговорился. Ощущение, что это его партия была всегда. Получается, что он был и президентом, и лидером партии, и мэром Кишинёва. Ведь за последние недели новый мэр Кишинёва Ион Чебан (бывший депутат парламента Молдовы от партии социалистов. — Прим. «НП») постоянно говорил, что всё, что он делает, он делает «по предложению президента Додона». Могло показаться, что у Додона всё под контролем. Но мы увидели по итогам выборов, что это совсем не так.

Urk4ee1lUjKSE6MKwvUwXDgA027GIWhh.jpg
Фото: kremlin.ru

Пока Додон пошёл по пути Трампа, то есть в суды. Он что-то там может получить?

— Он может попытаться затянуть подведение официальных итогов. Команда его в день выборов попыталась показать какие-то видео в соцсетях о том, что людям якобы выдавали в диаспорах по 50 фунтов стерлингов, чтобы они проголосовали за Санду. Но это неправда. Тот, кто эти ролики делал, не учёл, что многие люди вложили намного больше, чтобы просто доехать до избирательных участков за границей, чтобы проголосовать. 50 фунтов не хватит, чтобы проехать 2 тыс. километров, как сделали многие. 

Во-вторых, вёлся очень активный мониторинг этих выборов. У нас есть масса независимых организаций, которые фиксировали нарушения. Это всё есть в отчётах. Я тоже была на выборах, и пока не слышала, чтобы на результаты голосования в диаспорах повлиял этот якобы подкуп избирателей. Дальше интересно, что Санду будет делать с голосами из Приднестровья. На видео из Вариницы видно, что действительно были случаи, когда голоса просто были куплены каким-то из кандидатов. Но мы не знаем, как это происходило, невозможен контроль. Территория неподконтрольна Кишинёву. Там наша прокуратура не сможет ничего делать. 

То есть «мятежное» Приднестровье — это электорат Додона?

— Да, Приднестровье проголосовало за Додона. Там больше 30 тыс. голосов, и больше 80% из них за Додона. Всего на этих выборах проголосовали около 1,6 млн человек. В диаспорах при этом 250 тыс. — очень серьёзная цифра для истории выборов президента Молдовы. Диаспоры суммарно дали примерно 15% голосов всех избирателей, принявших участие в голосовании. При этом в диаспорах за Майю Санду проголосовали 96% избирателей. У Додона за рубежом 7%, не больше.

Что мешает Додону действовать, как Лукашенко?

— Додон понимает, что он очень разозлил людей своим президентством. В обществе есть солидарное мнение, что нынешнее правительство, связанное с ним, должно уйти в отставку. Причём давно должно уйти. И с коронавирусом не справились, и с социально-экономическими мерами уже год не справлялись, даже когда били себя кулаками в грудь. Если раньше у нас в экономике было всё плохо, то сейчас уже просто катастрофа после этого правительства.

2.jpg
Фото: president.gov.by

Так в Белоруссии тоже ситуация не лучшая в экономике, что не мешает Лукашенко продолжать с помощью силы давить всех, кто против него. Додон так не может? Почему?

— Додона сдерживает то, что ему нужно быть политиком, который сможет участвовать в будущих парламентских выборах. Если же он пойдёт по сценарию Лукашенко в Молдове, это означает разгром и на парламентских выборах.

Разве сторонники Додона имеют шансы на выборах дальше?

— Люди просят новых выборов. И политические силы тоже хотят новых парламентских выборов. И партия Санду, и партия Ренато Усатого (бизнесмен, который скрывается в России от уголовного преследования в Молдове, известен в том числе партнёрством с ЛДПР. — Прим. «НП»), и Санду хочет большей поддержки в обновлённом парламенте. И вот таким политикам, как Усатый, тоже нужны досрочные выборы — хотят попасть в парламент, иметь рычаги влияния. В Молдавии это возможно получить только на парламентских выборах.

Додон же попытается сохранить тот расклад сил, который есть в парламенте сегодня. У него есть голоса своей партии социалистов. И он может пойти на конъюнктурный альянс с партией господина Илана Шора (партия «Равноправие» имеет 9 мандатов. — Прим. «НП») и других депутатов, которые ещё в октября вылетели из партии господина Андриану Канду (его партия «Про Молдова» контролирует 14 мандатов. — Прим. «НП»).

Канду — бывший сторонник Владимира Плахотнюка («Демократическая партия Молдовы», 13 мандатов. — Прим. «НП»). Если посчитать все эти голоса, то они имеют 54 мандата. Этого будет достаточно, чтобы прежняя власть сохранила за собой правительство. И сейчас Майя Санду должна решить, будет ли она отправлять в отставку господина Иона Кику (премьер Молдовы с ноября 2019 года. — прим. «НП»), чтобы выдвинуть новую кандидатуру на пост премьер-министра, или Санду попытается сохранить господина Кику. Но сохранить его она не может, потому что люди уже с этим не согласятся. Она же обещала реформы, борьбу с коррупцией.

Уже обсуждается сценарий, при котором Додон уходит в отставку до истечения срока своих президентских полномочий. Временным президентом страны до инаугурации Санду станет Зинаида Гречаный, оставаясь спикером парламента. И тогда она сможет назначить на должность премьера господина Додона. Для старой власти очень важно сохранить то, что они имеют сейчас. Через несколько месяцев они могут это потерять. Не до силового сценария им, невыгодно никак. Ну и надо понимать, что у нас люди очень осторожны. Все видели, что происходит в Беларуси. Люди не поддержат такой сценарий.

3.jpg
Фото: Instagram Maia Sandu 

Насколько у вас сегодня силовики преданы исполнительной власти?

— Господин Додон хотел всё контролировать. Он сделал многое, чтобы получить контроль над министерством внутренних дел, министерством обороны и спецслужбами. Они сейчас под контролем института президента. Посмотрим, что произойдёт в ближайшие дни: уйдёт он в правительство, или не уйдёт. Сейчас невозможно понять, как будут действовать прежние власти и силовики. 

Приднестровье. «Судя по всему, на Старой площади уже готовят планы по дестабилизации обстановки. В Молдове в запасе у кремлевских стратегов промосковские Приднестровье и Гагаузия», — написал известный российский журналист и специалист по нашим силовикам и всевозможным кураторам Сергей Канев. Действительно ли в ситуации победы Санду можно ждать обострения спящих конфликтов?

— Можно сказать и так. В какой-то степени. Но у людей внутри Молдовы сейчас совсем другие интересы и проблемы. Да, действительно, вчера ветераны вышли в селе Варница — там, где проголосовали люди с Приднестровья, граждане республики Молдова, и они говорили: «Вы не знаете ничего про наш политический расклад и не имеете права решать нашу судьбу, вам заплатили за то, чтобы вы приехали и проголосовали». С другой стороны, еще и в Гагаузии 96% проголосовали за Додона во втором туре, хотя в первом было где-то 85%. Но вы должны понимать, что если вы приедете в Молдову и пойдете в Гагаузию, будете изучать то, что там происходит, то увидите, что очень много проектов, которые сейчас проводит местная администрация (по развитию местного самоуправления и не только), имплементируется с европейскими ресурсами. Мало чего там есть из Российской Федерации. Да, там есть экономические агенты, которые получали доступ к российскому рынку, и это всегда согласовывалось с людьми господина Додона, но большая часть финансирования приходит туда из ЕС.

А что значит «российские экономические агенты»? Кто это?

— Независимая пресса пишет, что есть соглашения между людьми, близкими к господину Додону, и местными экономическими агентами, которые не имеют возможности улучшить качество продукции. Они не заинтересованы в том, чтобы развить свое предприятие. Существует торг: есть список агентов, которые имеют право отправлять свои продукты на российский рынок, мы включаем вас в эти списки, а вы поддерживаете нас на местном уровне во время электоральных процессов.
 
Возможность зарабатывать в обмен на лояльность.

— Да. За поддержку на выборах.

Что это за рынок?

— Овощи, фрукты, вино.

А промышленности нет?

— Нет. Человек, который что-то делает сам — не только выращивает, но и автоматизирует производство, выберет европейский рынок, так как туда можно дороже продать.

Но на европейском рынке, наверное, дороже сертификация? В России на это могут закрыть глаза.

— Молдова уже имплементирует очень много европейских стандартов. В 2018 году Молдова уже внедрила 16 тыс. стандартов в свое производство. Это говорит о том, что люди действительно заинтересованы продавать туда, где добавленная стоимость выше, а это Запад. На российских же рынках они могут продать даже не бутилированное вино.

Действительно, Россия уже уступает даже Китаю в объёмах закупок того же молдавского вина. Я видел данные, по которым в прошлом году Китай закупил в полтора раза больше такой продукции, чем РФ.

— В Китай за период январь-сентябрь этого года экспорт уменьшился на 40%, но это общая цифра экспорта. Вы должны понимать, что спрос на молдавское качественное вино вырос, и мы открыли для себя другие рынки. Европа или Россия — это только две возможности. Для России это было политическим решением закрывать свои рынки для молдавских товаров, а для нас это стало возможностью подумать о том, что делать дальше.

Новая власть Молдавии будет пытаться вернуть контроль над территориями, где, как вы говорите, даже прокуратуры нет?

— У нас нет проблем с Гагаузией. С ними есть соглашение: лидер территории входит в состав правительства. Майя Санду пару дней назад сказала, что мы должны ещё раз обратиться к формату «5+2» (в формат «5+2» входят представители Молдовы, Приднестровья, ОБСЕ, РФ, Украины, ЕС и США. — Прим. «НП») и смотреть, что мы реально можем сделать. Санду не видит других решений для Приднестровского конфликта сейчас. Она не говорит про федерализацию республики Молдова, о чем говорил Додон последние 2–3 года. Она исключает этот сценарий. 

То есть она выступает за то, что Приднестровье рано или поздно снова станет полноценной частью Молдавии, вернётся под власть Кишенева?

— Приблизительно так. Она надеется на то, что международный формат переговорного процесса снова будет открытым для тех, кто заинтересован в решении приднестровского конфликта.

Может ли Кишинев повторить путь Баку и силой вернуть себе территории?

— Нет. Я не видела, чтобы внутри страны были такие сценарии — взять обратно Приднестровье силой. А еще у нас нет такого военного потенциала. Люди отлично понимают, что совсем другое мировосприятие у тех, кто живет в Приднестровье, очень трудно будет их интегрировать вот так. А если наброситься на них с кулаками, то эти люди будут потеряны для Молдовы навсегда.

4.jpg
Фото: Instagram Maia Sandu 

Как смотрит на персону Санду ориентированное на Берлин руководство Румынии? Мы можем сказать, что при ней ЕС для Молдавии не просто лучший рынок, но и будущая семья, где Кишинёв — новый член? 

— Национальная либеральная партия Румынии еще вчера поздравила Майю Санду. У нее были хорошие отношения с другой румынской партией — USR PLUS, которая находится сейчас в Европейском парламенте. Она въездная, это самое главное. Я думаю, что и Клаус Йоханнис (президент Румынии. – Прим. «НП»), и не только он, захочет встретиться с новым президентом республики Молдова, чего не случалось до сих пор с господином Додоном. Тогда они отказались поддерживать двусторонние диалоги на самом высоком уровне. А Майя Санду была в прошлом году в Румынии как премьер республики, и ее приняли.

Но членство в Европейском союзе — история не ближайшего времени?

— Это зависит не только от президента, но и от того, как работают другие государственные институты. Если будет проведена реформа по борьбе с  коррупцией — иначе я не вижу таких перспектив. Это очень долгая работа, больше, чем 5 лет. И не забывайте, вся эта работа должна иметь поддержку в парламенте. В стране очень много нерешенных внутренних проблем. Плюс Приднестровье.

То есть Брюссель сейчас не сможет принять такое решение, даже если Молдавия попросит?

— И не только Молдавию не возьмут. И Украину, и других восточноевропейских союзников пока не возьмут. Но, с другой стороны, у нас много чего было проделано. На среднем уровне много достижений. Если мы решим проблемы с коррупцией и сделаем справедливую юстицию, у нас есть шансы приблизиться к ЕС.

5.jpg
Фото:  Instagram Maia Sandu

Молдавия при Санду становится ближе к НАТО (по Конституции Молдова внеблоковое государство. — прим. «НП»)?

— Я не видела ничего об этом в программе Майи Санду.

Вступление в НАТО не раньше ухода Путина? 

(Смеется.) Это не зависит только от господина Путина. Это еще зависит от того, как мы решим вопрос с Приднестровьем. Будет этот рычаг использован Москвой или нет. 

Санду — свой человек для США, она там училась. Работала  советником исполнительного директора Всемирного банка в Вашингтоне. Ждём визита Байдена в Кишинёв?

— Думаю, что это случится нескоро. Я удивлюсь. У США есть более важные моменты, которые Байден должен решить. Не думаю, что Молдова является одним из приоритетов. Хотя 9 лет назад он уже был в Кишиневе в другом качестве. Он знает регион. 

Большее присутствие США в регионе было бы для Молдовы благом сегодня? Или это скорее будет проблемой, провоцирующей ответные действия с Востока?

— Сейчас важно просто выполнять то, что написано в договоре об ассоциации с Европейским союзом, и это будет во благо республики. Реформы мы делаем не для ЕС, а для себя. Присутствие США или другого политического фактора в регионе не должно влиять на внутреннюю программу развития республики. Мы должны сначала найти политическую волю внутри страны. 

К чему склоняется в последние годы общественное мнение? 

— За последние полгода, по опросу института политических исследований, большинство людей в Молдове сейчас за проевропейское направление развития страны. Они видят будущее Молдовы в рамках ЕС.

6.jpg

Фото:  Instagram Maia Sandu

Стоит заметить, что Владимир Путин поздравил Санду с победой довольно оперативно. Как вы это понимаете?

— Мне кажется, что в Москве еще не осознали, что такие результаты на выборах очень трудно оспорить. Мне другое интересно: с каким политическим лидером Москва захочет общаться? Кроме Додона... Он слишком много обещаний дал Путину.

Путин пожелал Санду крепкого здоровья. Это такой намёк? На что? На то, что хорошо бы привить молдаван русской вакциной от коронавируса?

— Очень надеюсь, что нет. 

Справка «Нового проспекта»:

Анджела Грамада. Президент аналитического центра ESGA (The Experts for Security and Global Affairs Association, Bucharest). Защитила докторскую работу по восточноевропейскому партнерству в 2013 году. Эксперт по постсоветскому пространству. Интересы: внешняя политика Российской Федерации в странах Восточного партнерства, внешняя и внутренняя политика Республики Молдова и Украины, развитие гражданского общества в регионе Черного моря.

Фото на обложке: Ирина Бужор / Коммерсантъ


К списку новостей