Леонид Гелибтерман: «В России очень хорошая перспектива развития винного туризма»
Новый проспект
Интервью

Леонид Гелибтерман: «В России очень хорошая перспектива развития винного туризма»

Прочитано: 1556

Леонид Гелибтерман, вице-президент Всемирной организации винного туризма по Евразии, президент Международного эногастрономического центра, председатель Комитета по гастрономическому туризму Российского союза туриндустрии (РСТ), рассказал «Новому проспекту» о перспективах развития винного туризма в России, о том, какой путь нам еще предстоит пройти, и о том, чему мы можем поучиться у Китая.

Леонид Владимирович, весной этого года впервые в мире прошел I Всемирный саммит по ответственному энотуризму в Пунта-дель-Эсте, Уругвай, организованный GWTO, где вы выступали модератором и спикером. Насколько сегодня винный туризм интересен в мире?

— Несомненно, он интересен. Есть страны, где энотуризм является очень значимой частью туризма в целом. Прежде всего это такие страны, как Франция, Италия, Испания, Португалия.

Там, где культивируют вино?

— Винный туризм везде очень разный. Он развит в Австралии, в Новой Зеландии, в США, в Южной Африке. Если говорить про Южную Америку, где проходил саммит, то энотуризм очень развит в Аргентине и Чили. Но это, так сказать, ожидаемые страны. А есть такие, в которых винный туризм развивается семимильными шагами, но о которых мы не так много знаем. Например, сейчас он очень активно развивается в Мексике, Уругвае и Японии.

В Японии?

— Да, если мы начнем говорить об азиатских странах, то откроем для себя самые неожиданные страны. Мы откроем Индию, мы откроем Китай, в котором он вообще космическими темпами развивается. Откроем даже Таиланд. Безусловно, нельзя обойти такие страны, как Грузия, Армения. В Азербайджане в последнее время также очень активно начал развиваться именно энотуризм. Так что сейчас виноделие и винный туризм — тема, которая присутствует как в странах, где винодельческая культура традиционно складывалась уже очень давно, так и в странах, которые для нас как места для винного туризма неожиданны.

Сервис для туристов

Вы говорите про неожиданные страны. Разве там большие площади виноградников и производятся значительные объемы вина? В той же Японии или Китае, например.

— А что значит большие? Например, в Таиланде порядка 20 предприятий, которые достаточно серьезно занимаются виноделием, и фактически все они занимаются и винным туризмом тоже. Как тут считать? В России считается, что у нас около 200 винодельческих предприятий, и винным туризмом в той или иной степени занимается порядка 70. Это много или мало?

А действительно, это много или мало?

— По идее, эта цифра может быть больше. С моей точки зрения, винным туризмом целесообразно заниматься фактически каждой винодельне, но к этому тоже надо прийти. Это ведь подразумевает, что на предприятии надо предлагать туристам определенный сервис.

Что для этого нужно?

— Много чего! Помимо людей, которые будут способны работать с туристами, у тебя должна быть определенная инфраструктура, ты должен подготовить виноградники и производство, чтобы люди туда могли прийти и им было бы интересно. У тебя персонал должен быть говорящий, умеющий доступно объяснять специфичные вещи: какие-то этапы производства, знать профессиональную терминологию и прочее. У тебя должна быть оборудованная площадка, где люди смогут комфортно дегустировать вино, а в идеале должно быть место, где можно накормить туристов, причем местными продуктами, и дать им возможность купить гастросувениры…

Денежный поток

То есть это отдельный бизнес?

— Это совершенно точно та часть бизнеса, которая требует специфического подхода. Потому что одно дело, когда ты производишь вино и работаешь с дистрибьютором, а другое — когда работаешь с группами туристов или с индивидуальными туристами. Это, безусловно, разные подходы. А если ты построишь отель или войдешь в кооперацию с соседями, чтобы турист мог комфортно переночевать, то твое предприятие становится еще интереснее.

Насколько всё это может быть выгодно винодельне?

— Я так скажу. У нас есть хозяйство Абрау-Дюрсо, которое по итогам прошлого года, по экспертным оценкам, приняло около 600 тыс. туристов. Представьте себе, какой это денежный поток!

Конечно, это бизнес. Но и вложения должны быть сначала немалые, я правильно понимаю?

— Если ты хочешь принимать туристов в таких объемах, то, безусловно, тебе надо создавать очень развитую инфраструктуру. А если ты маленькая семейная винодельня, твои вложения могут быть минимальны. Но в любом случае нужно научиться себя продвигать, чтобы к тебе туристы поехали, причем продвигать правильно. Ведь можно так себя разрекламировать, что туристы валом повалят, а ты с этим потоком не справишься. То есть, безусловно, нужно взвешивать свои возможности. С другой стороны, если какая-то услуга имеет определенный дефицит, то это иногда тоже неплохо. Как ресторан, в который только по записи попадают, — ему это очень удобно. Но если мы говорим про развитие винного туризма, то, помимо самой винодельни, которая этим занимается, безусловно, нужно рассчитывать на помощь и содействие местных властей.

Расскажите, пожалуйста, чем может помочь государство?

— Давайте начнем с муниципальных органов. Муниципальные власти крайне заинтересованы, чтобы к ним в город или район приезжало как можно больше туристов. Потому что, помимо посещения той же винодельни, туристы волей-неволей будут пользоваться инфраструктурой, оставляя деньги на территории этого района или города. Если мы говорим про регион, то региональные власти заинтересованы точно так же. В каждом регионе по-своему, но и в Краснодарском крае, и в Ростовской области, и в других субъектах, где развит винный туризм, разработаны программы по его развитию, и власти оказывают предприятиям свое содействие.

Перспектива развития

Если говорить о России как о части мира и сравнивать развитие энотуризма у нас с развитием его в других странах, то на каком месте мы примерно находимся?

— Такие рейтинги никто не делает.

А по вашим ощущениям?

— У меня ощущение, что мы находимся на достаточно начальном этапе по сравнению с очень многими странами. В России структура такого вида туризма сейчас только складывается. У нас есть отдельные очень интересные лидеры, но вот сама система пока только в процессе становления. При этом, безусловно, у нас очень хорошие возможности развития и хорошая перспектива. Надо заметить, что винный туризм очень тесно связан с гастрономическим, и мы сейчас поднимаем вопрос о необходимости специальных учебных программ для подготовки специалистов по гастрономическому и винному туризму, потому что целенаправленно такую подготовку пока никто не вел. Поэтому я и говорю, что мы в процессе становления: пришло понимание, что этот туризм нужно развивать, теперь начали разрабатывать программы, появилась заинтересованность у высших учебных заведений.

Началась активная работа?

— Да. Тем более у нас есть директор по России Всемирной организации винного туризма Леонид Львович Попович, есть я — вице-президент по Евразии, есть президент Международной академии винного туризма по России Елена Диденко. Недавно на заседании правления РСТ комиссию по винному туризму передали в ведение комитета по гастротуризму под моим началом, и теперь, надеюсь, она получит, я бы так сказал, новое дыхание в нашем комитете. Так что мы достаточно активно продвигаемся в нужном направлении, проводим мероприятия по винному туризму, форумы. В прошлом году провели международный форум в Абрау-Дюрсо, в этом году участвовали в I Всемирном саммите по ответственному энотуризму в Уругвае.

Дорожная карта винного туризма

На саммите в Уругвае вы со сцены представляли российские винные хозяйства: Россия вступила в Всемирную организацию винного туризма (GWTO)?

— Мы вступили пока не как страна и не как регионы. Но на сегодняшний день у нас есть четыре хозяйства, которые являются членами Всемирной организации винного туризма. Это Абрау-Дюрсо, Château de Talu, Winepark (Mriya) и «Кубань-Вино». В докладе, посвященном российскому винному туризму и членам GWTO, я представил общую картину российского виноделия. В 2023 году в России было произведено 29,99 млн дал тихих вин, 14,1 млн дал игристых и 80,4 млн дал водки. При этом винодельческие предприятия стали яркими центрами энотуризма: винодельня «Кубань-Вино» приняла 20 тыс. туристов, Château de Talu — 30 тыс., винный парк Winepark (Mriya) — 100 тыс.

Чего нам не хватает для развития винного туризма?

— Начнем прежде всего со статистики, которой у нас нет от слова совсем. А для того, чтобы ты мог сделать какие-то выводы и строить какие-то планы, тебе нужно сначала наладить статистику. Ты должен понимать, сколько у тебя винных туристов, откуда они, какие у них заинтересованности. Без статистики ты не можешь ничего анализировать и прогнозировать. Поэтому первое, что нам надо сделать, это наладить понятную статистику. В развитых с точки зрения туризма странах эта статистика очень четкая. Далее — качество сервиса. В туризме существуют определенные стандарты качества. Но мы сейчас про это пока даже не заикаемся. Мы говорим: давайте сделаем так, что у нас будет место, где люди смогут поесть. И уже этому радуемся! Потому что следующий этап — то, что это место должно быть определенным образом оформлено, иметь определенный стандарт, который должен отслеживаться и оцениваться, ведь у заведений — объектов винного туризма по-хорошему рейтинг должен быть определенный.

Для этого нужны четкие критерии?

— Конечно, рейтинг должен быть выстроен на четких критериях, то есть: статистика и стандарты качества, описанные и внедряемые. И должна быть информация о возможностях туризма внутри страны и за ее пределами.

Россия как винодельческий регион

Мировому сообществу интересна Россия как винодельческий регион?

— Участие России в работе саммита в Уругвае вызвало большой интерес. После моего выступления и рассказа о российском виноделии, о членах Всемирной организации винного туризма ко мне огромное количество людей подходило из разных стран мира с благодарностью, что я им глаза открыл, что в России есть винный туризм и такие продвинутые объекты этого вида туризма. Это лишний раз подтверждает, что мы себя не слишком хорошо продвигаем в мире как туристическое направление и совершенно не продвигаем себя как направление для гастрономического и энотуризма. А людям, международному сообществу, это реально интересно!

А ведь в советское время всё это, в принципе, продвигалось, разве нет? Абрау-Дюрсо знали все, наверное.

— Ну нет. Будем справедливы. Во времена СССР, безусловно, мы были частью Всемирной организации винограда и вина. Безусловно, какие-то туристы, которые приезжали в СССР, ездили на какие-то отдельные хозяйства. Но я бы не сказал, что у нас была некая стройная история по продвижению себя как страны винного туризма. Как страна, куда ты можешь приехать как турист и неожиданно, вдруг — вау! — открыть для себя, что здесь еще и какое-то вино есть, — да. Но какой у нас в СССР был гастрономический турист? Тогда задача была накормить в принципе. Все знали или слышали про гостеприимный Кавказ, кавказский стол. А кто думал, чем на Урале туристов кормить? Или в Сибири? Конечно, были отдельные места, какие-то отдельные образцово-показательные объекты, но сформированной индустрии, профессиональной туристической сферы не было.

Сейчас она формируется?

— У нас есть пара десятков очень достойных объектов винного туризма. Но подчеркну еще раз: чтобы мы могли говорить о структуре, надо все эти объекты соединить в стройную логичную систему. А система подразумевает под собой управление, и эту систему управления винным туризмом в нашей стране еще надо выстроить. Там должны соединиться в едином порыве и государство, и региональные органы исполнительной власти, и муниципальные органы, и бизнес, и общественные организации. Это очень непростой, не механический процесс. Над этим надо поработать серьезно. При этом у всех должны быть свои причины для того, чтобы друг с другом взаимодействовать. Ведь сейчас много говорится о государственно-частном партнерстве. Но примеров удачных ГЧП у нас совсем немного. А это в чистом виде ГЧП должно быть. В этом отношении меня крайне поразил на саммите в Уругвае Китай.

Нам еще многому надо учиться

Чем именно?

— Своим подходом. Китайцы привезли в Уругвай заявку на то, чтобы участвовать в конкурсе на проведение следующего глобального саммита. И один из регионов Китая привез фильм о себе. И мало того, что это великолепно смонтированный красочный фильм, он был с субтитрами на испанском, и озвучка была на испанском, и доклад, который делал представитель Китая, тоже был на испанском. То есть из уважения к континенту, где подавляющая масса людей говорит на испанском, он сделал доклад не на английском, а на более сложном для себя языке. Понимаете, насколько люди подготовились? Неудивительно, что Китай получил право следующий форум принять у себя.

Неужели и вина свои они в Уругвай привезли?

— Привезли! Они мне рассказывали, какой тяжелой дорогой летели: они из Китая через Майами летели. Но привезли с собой и вина, и нескольких виноделов и, не стесняясь, поставили свой стенд рядом с уругвайцами, аргентинцами, чилийцами и угощали всех своими винами, рассказывая о них.

Здорово. Молодцы китайцы!

— Понимаете, у них цель есть. Региональные власти этого региона прилетели, и виноделы прилетели, и организация, которая занимается продвижением выставочной деятельности в этом регионе, — была целая китайская делегация. Они нашли китайцев, которые работают в Уругвае, и привлекли их для помощи на саммите. Так и надо работать! Вот этим они и удивили. Потому что, когда ты работаешь на результат, все люди, которые имеют отношение к стране, — и бизнес, и продвижение, и власть, и то, что называется диаспорами, — они объединяются. Это вызывает уважение и удивление. При этом у Китая уж точно исторических традиций винного туризма никаких не было. Они, конечно, сейчас какие-то исторические события подвязывают к этому, потому что понимают ситуацию, но при этом постоянно говорят: «Ну хорошо же, да? Ну сейчас-то вы посмотрите, как мы! У нас и это есть, и вот это. А это вот мы построили. А это — память о том, что у нас когда-то было». Нам многому стоит поучиться!

Фотографии предоставлены Л.В. Гелибтерманом

справка нового проспекта

Леонид Владимирович Гелибтерман родился 13 августа 1960 года в городе Мелитополе Запорожской области. Обучался в высших учебных заведениях России, Германии, Нидерландов и США. Президент Международного эногастрономического центра (Москва, www.icwag.ru). Вице-президент Всемирной организации винного туризма Global Wine Tourism Organization (GWTO) по региону Евразия; член Российско-Мексиканской смешанной комиссии по гуманитарному сотрудничеству при МИД РФ; председатель оргкомитета проекта «Российские гастрономические недели»; основатель международного проекта «Гастрокэмп»; учредитель Московского дипломатического гастрономического клуба (МДГК); международный судья по винам и крепким спиртным напиткам; шевалье Французской гильдии гастрономов Chaîne des Rôtisseurs; судья категории «В» Международной ассоциации сообществ шеф-поваров (World Association of Chef`s Societies, Worldchefs); посол Вкуса глобальной гастрономии (Ambassadors of Taste for the Global Gastronomy).

Леонид Гелибтерман преподаватель и автор курса «Эногастрономический этикет и протокол» для программ Executive MBA в Институте бизнеса и делового администрирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (Москва), автор курса «Гастродипломатия» для студентов-международников в ИБДА РАНХИГС, преподает в Школе бизнеса и международных компетенций МГИМО, автор курса Entrepreneurships in Wine Business в НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург).

Автор книг «Винная азбука» (2002 год) и «Большая книга гурмана-путешественника» (2012 год), а также более 250 публикаций и интервью в СМИ и социальных сетях. Автор идеи и ведущий телесериала «Путешествие за вкусом» на канале «Телекафе» (цифровое телевидение Первого канала).


туризм вино
Другие статьи автора Читайте также по теме

Борьбу за главный конкурсный трофей вели 34 конкурсанта, представлявшие Петербург и Москву, Екатеринбург и Тюмень, Тулу и Воронеж. «Балтийский Кубок 2024» уехал в Екатеринбург.

26.05.2024
Руководитель лаборатории коммуникаций в креативных индустриях Высшей школы экономики Наталия Белякова рассказала «Новому проспекту» почему у каждого города свой неповторимый аромат, чем пахнет Петербург и как с помощью запаха производитель и продавец могут внедрить продукцию в подсознание покупателей.
Председатель Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга Сергей Корнеев покидает свой пост. Причины пока неясны. Туроператоры и отельеры города, с которыми пообщался «Новый проспект», рассказали о достижениях чиновника и объяснили, какие проблемы будет решать его преемник.

Кандидат в губернаторы Петербурга от КПРФ Роман Кононенко заявился на выборы
13.06.2024
В Петербурге суд рассмотрит дело об убийстве певца Игоря Талькова
13.06.2024
Российских теннисистов допустили к участию в Олимпийских играх
13.06.2024
"Горэлектротранс" закупит новые троллейбусы и трамваи
13.06.2024
Торговая сеть "Магнит" планирует строительство нового склада в Ленобласти
13.06.2024
Новое общественное пространство появилось на юго-западе Петербурга
13.06.2024
Молодые музыканты из Петербурга поборются за приз фестиваля Kustendorf CLASSIC в Сербии
13.06.2024
Банки Киргизии остановили работу с российскими платежными системами
13.06.2024
В Новой Голландии открылась выставка-путешествие «Эволюция»
13.06.2024
Под санкции США попали более трех десятков компаний из Петербурга
13.06.2024
Завершено строительство жилья в ЖК "Солнечный город. Резиденции"
13.06.2024
Минэкономразвития добивается упрощения визового режима со стороны РФ
13.06.2024
В Ораниенбауме полностью восстановили Китайский дворец
13.06.2024
Setl Group намерен купить территорию завода в Невском районе под застройку
13.06.2024
На Мосбирже прекращены торги долларом и евро
13.06.2024
На Суворовском проспекте в Петербурге открыли новый итальянский ресторан Flori
12.06.2024
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки