Хюберт де Хаан: «Деньги на хорошую бытовую технику у россиян есть, и они их тратят»
Поделитесь публикацией!

Хюберт де Хаан: «Деньги на хорошую бытовую технику у россиян есть, и они их тратят»

Хюберт де Хаан: «Деньги на хорошую бытовую технику у россиян есть, и они их тратят»
Как производителю техники Bosch удалось повысить продажи во время пандемии и почему россияне не скупятся на бытовые приборы, «Новому проспекту» рассказал генеральный директор «БСХ Россия» Хюберт де Хаан.
Господин де Хаан, расскажите, как предприятие переживает пандемию. Было приостановлено производство? Пришлось ли сокращать штат?

— Действительно, с конца марта мы вынуждены были остановить наше производство в связи с ограничениями. Постепенное возобновление работы производства началось в конце апреля с соблюдением всех требований по безопасности и предотвращению распространения вируса.

Мы сохранили весь персонал и ни в коем случае не сокращали зарплаты. Даже во время приостановки производства все сотрудники получали 100% своей зарплаты независимо от того, была ли у них возможность работать из дома или нет. В связи с тем, что сразу после снятия ограничительных мер мы столкнулись с возросшим спросом на нашу продукцию, чтобы его удовлетворить, нам пришлось не просто не сокращать, но даже нанимать новых сотрудников.

Компания попала в перечень системообразующих предприятий Петербурга. Как этот статус повлиял на вашу деятельность во время локдауна? Обращались ли вы за господдержкой?

— Статус системообразующего предприятия позволил нам открыться сравнительно рано. За финансовой помощью мы, естественно, не обращались, и, в общем-то, она не потребовалась в данной ситуации. Статус дает нам еще и возможность прямого взаимодействия с экономическим блоком городского правительства. Когда у нас возникают какие-то вопросы, для обращений мы имеем одно окно в лице дирекции по поддержке промышленных проектов, и это нам, конечно, очень помогает, поскольку позволяет оперативно решать вопросы, связанные с нашей деятельностью.

С одной стороны, кризис сильно ударил по кошелькам населения, с другой — в разгар пандемии был зафиксирован повышенный спрос на бытовую технику и электронику. Как изменился объем продаж в первом полугодии по отношению к результатам прошлого года?

— На самом деле картина не была плоской: если представить себе график, то не было прямой линии вверх или вниз. Буквально перед самой пандемией мы зафиксировали резкий рост спроса на бытовую технику, который был вызван девальвацией рубля. Люди захотели вложиться в первую очередь в хорошую технику, которая будет служить долго.

Затем начался локдаун, когда мы все перестали куда-то выходить, когда перестали работать магазины и, разумеется, продажи в этот момент снизились. Но при этом сама пандемия как таковая и высвободившееся время заставили людей обратить внимание на здоровье, на уют и комфорт в доме.

Поэтому, как только стало возможно снова ходить в магазины, мы стали фиксировать существенный рост спроса на бытовую технику, который мы связываем как раз с этими тенденциями. В общем и целом, по результатам первого полугодия по сравнению с тем же периодом прошлого года мы видим рост объема продаж. Я бы оценил его на 5–10%.

Спрос на технику стимулировал новые разработки?

— Если говорить о технологической платформе, на которой строится каждый прибор, то, конечно, ее разработка и внедрение занимают очень длительное время. Инвестиции планируются на несколько лет вперед. Но, тем не менее, наша система разработки дает нам достаточную гибкость. В рамках платформы, которую мы внедряем, мы можем добавлять в прибор какие-то отдельные характеристики, которые важны именно сейчас. В частности, функция озонирования тканей Active Oxygen недавно дополнила модели наших стиральных машин, и сейчас мы делаем на ней определенный фокус в связи с возрастающим запросом на гигиеническую обработку одежды. Такие характеристики и функции приборов мы можем добавлять в процессе, гибко реагируя на изменение среды.

Какой урок преподнесла вам пандемия? Помогла ли она развить вам собственные каналы онлайн-продаж и доставки? Каково соотношение онлайн- и офлайн-продаж по итогам полугодия?

— К счастью, наши каналы прямых продаж потребителю были налажены и до пандемии. Безусловно, мы видим возрастающий интерес к ним, и были готовы к такой ситуации. Два года назад у нас открылся первый фирменный магазин в Москве на Цветном бульваре, а в этом году к нему присоединился еще один в «Авиапарке». Мы, естественно, думаем о том, чтобы развивать эту сеть, потому что наши магазины — это возможность не только представить технику, но и дать техническую консультацию, позволить потребителю почувствовать, как бытовые приборы встраиваются в интерьер и работают.

Тем не менее замечу, что доля прямых продаж как в магазине, так и на сайте в общем объеме продаж пока невелика, и мы предполагаем, что она останется такой еще в течение нескольких лет.

И, конечно, во время пандемии мы обнаружили те сферы, развитию которых нам необходимо уделять повышенное внимание, в них мы намерены инвестировать и свою энергию, и средства компании. В первую очередь это логистика, которая должна работать так, чтобы наши приборы были доступны потребителям в любом уголке России оперативно, быстро и качественно.

Также мы стремимся к тому, чтобы оказывать потребителям некоторые дополнительные услуги, как, например, вывоз старого прибора при покупке нового или помощь в установке встраиваемой техники.

BSH, как любая западная компания, наверняка придерживается принципов организации экологичного производства. Но именно на вашем предприятии в 2019 году произошел выброс металлов в сточные воды и дело дошло до суда? Какие меры были вами предприняты и решена ли проблема на сегодняшний день?

— Мы со всей серьёзностью подходим к вопросам охраны окружающей среды. Петербургское предприятие, как и все фабрики группы BSH по всему миру, сертифицировано по стандарту ISO 14001 «Экологический менеджмент». Сточные воды предприятия канализируются по двум направлениям: хозяйственно-бытовые стоки проходят через очистные сооружения и отводятся в городской коллектор, дренажные — в канал Полевой, которым мы пользуемся в соответствии с Водным кодексом — статья 44 допускает сброс дренажных вод в водоемы. Превышение предельно допустимых концентраций одного металла — железа — было обнаружено именно в дренажных сточных водах, которые поступают в ливневую канализацию и дренажную систему из окружающей среды. Таким образом, речь идёт не о сбросах предприятия, а о естественном водоотводе, который проходит через территорию завода. По сути, превышение ПДК железа — избыточное содержание ржавчины в воде.

Действующие в Российской Федерации нормативы предельной концентрации веществ в сточных водах не учитывают ни качество воды, которая поступает от водоснабжающих организаций, ни особенности местной окружающей среды. В Санкт-Петербурге, к примеру, повышенное содержание железа — природная особенность местности, но российское природоохранное законодательство требует, чтобы природопользователь, получая воду уже с превышением ПДК, очищал стоки до требуемого кодексом стандарта.

Мы не оспариваем действующее законодательство и прилагаем все усилия к его соблюдению. Как и следует из материалов дела, превышения были зафиксированы в III квартале 2019 года, после чего началась немедленная работа по усилению мониторинга и очистке дренажных сточных вод. На текущий момент компания уже инвестировала более 3 млн рублей в необходимые мероприятия, и работа над устранением нарушений активно продолжается. В феврале 2020 года суд согласился с нашими доводами и предоставил компании 480 дней для завершения необходимых мероприятий, и мы тщательно исполняем судебное решение.

По итогам 2019 года у компании был убыток более 750 млн рублей, а по итогам 2018 года — 1,3 млрд. Улучшение показателей связано с инвестициями в производство? Какие результаты прогнозируете по итогам этого года?

— Чтобы модернизировать производство и запустить новые платформы, мы инвестировали очень существенные средства. Большинство инвестиций пошло на запуск двух платформ (для новых моделей стиральных машин и холодильников. — Прим. «НП»).

Речь идет о 19,6 млн евро, инвестированных в модернизацию производственных мощностей год назад? В течение какого времени вы рассчитываете их окупить?

— Действительно, эта цифра звучала в связи с номинацией нас на награду «Сделано в Петербурге», которую нам вручили в прошлом году. Это не совсем годичные инвестиции, но они говорят о том, что было сделано и модернизировано, какие инвестиции и инновации мы вложили в те проекты, которые подавали на этот конкурс.

Сроки окупаемости — это конфиденциальная информация. Я могу сказать совершенно точно, что речь идет о нескольких годах, возможно, потребуется 3–4 года. Будьте уверены, наша материнская компания никогда в жизни не разрешит нам инвестировать, если мы не говорим об окупаемости наших вложений.

Вы также развиваете высокотехнологичное производство, например, софт для управления кухонной экосистемой. Насколько это востребованный продукт в российских реалиях?

— На самом деле этот продукт запустится уже скоро. В этом году мы представляем линейку новых посудомоечных машин, где абсолютно все модели, даже самые базовые, будут оснащены модулем Home Connect, смогут подключаться к Wi-Fi, управляться через интернет и подключаться к системе умного дома. Мы уверены, что если будем и дальше следовать этим путем, а именно — создавать инфраструктуру для управления приборами, то и спрос на них начнет расти. Наша компания сейчас сотрудничает с «Яндексом», чтобы в скором времени покупатели смогли приобрести наши приборы, оснащенные функцией Home Connect, которыми можно будет управлять с помощью голосового помощника Алиса.

Руководство компании часто говорит о локализации производства. Что еще планируется сделать в этом направлении?

— Когда мы говорим о локализации, мы имеем в виду всё что связано с обеспечением производства материалами. Мы никогда ничего не делаем в ущерб качеству и никогда не идем на компромиссы в этом отношении — таков наш основополагающий принцип. Поставщики у нас не делятся на локальных и нелокальных: если поставщик выбран, то он может обслуживать всю Группу BSH. Следовательно, требования к нему предъявляются максимально высокие. Но это не значит, что мы приходим к какому-то потенциальному поставщику, видим, что он не соответствует нашим требованиям, и говорим: «До свидания, нет». Мы огромное количество времени и сил тратим на развитие потенциальных партнеров. Если мы видим, что у поставщика есть потенциал, если мы видим перспективы нашего сотрудничества с ним, то мы затрачиваем усилия на его подготовку и развитие.

Мы никогда не строим наши взаимоотношения на краткосрочной основе. Если уж мы заключаем какие-то партнерские отношения, то они должны быть долгосрочными. В усилении локализации нам помогают и местные органы власти — мы регулярно обращаемся к региональным агентствам развития за помощью в поиске поставщиков и всегда получаем эффективную поддержку. Всего по России у нас почти 500 поставщиков, при этом около 200 из Санкт-Петербурга и Ленобласти.

Планируется ли запуск новых производственных мощностей в других регионах?

— Мы продолжим развивать свое промышленное присутствие в Петербурге, и всё что мы хотим делать с точки зрения производства в России, мы планируем делать именно здесь. Задел для этого есть, потому что у нас в собственности земля со свободным участком, который пока еще не освоен: из 24 га чуть менее четверти еще не использовано, поэтому производственные мощности будут размещены на этих площадях.

Давайте вернемся на 15 лет назад и вспомним, почему Bosch решила организовать производство именно в Петербурге.

— Выбор локации для размещения делался в 2003–2004 годах, когда происходила оценка подходящего региона для строительства завода в России. На тот момент рассматривались различные регионы, производился поэтапный отбор, оценивалось огромное количество критериев. В России была тогда следующая ситуация: до распада СССР и прихода сюда западных брендов была не очень развита индустрия бытовой техники, действовало всего несколько заводов, которые производили холодильники, и, по сути дела, существовало всего два известных завода, которые делали автоматические стиральные машины — это «Вятка» и «Атлант» в Белоруссии (и то «Атлант» — это уже довольно новое предприятие).

Конечно, решение о размещении производства в Петербурге было обусловлено целым рядом факторов: благоприятный инвестиционный климат, готовность правительства Санкт-Петербурга во главе с Валентиной Ивановной Матвиенко идти на контакт и всячески поддерживать иностранных инвесторов, выделение свободного участка земли в Петродворцовом районе, который позже мы приватизировали на льготных условиях, предоставление всей инженерной инфраструктуры, помощь в сопровождении всех процессов начала строительства, а также налоговые льготы по закону №81-11.

Еще одним критерием, по которому выигрывал Петербург, была привлекательность города для иностранных специалистов. Они должны были руководить производством и обучать местных сотрудников. Одно дело предложить им поехать куда-то в глубинку России, другое — в культурную столицу.

В чем специфика российского рынка? Трудно здесь работать? Что позволяет выдерживать конкуренцию на рынке бытовой техники?

— Разница между рынками — это во многом разница в предпочтениях потребителей. Россияне живут в довольно малогабаритных квартирах, поэтому здесь мы предлагаем им узкие стиральные машины, которые войдут везде. Что касается сходства, в России, как и в Европе, где я ранее работал, люди точно так же привязаны к брендам. Нам очень повезло, и мы прекрасно себя чувствуем на российском рынке, потому что для россиян Bosch — синоним немецкого качества.

Как изменилась покупательная способность россиян за последние годы?

— За то время, пока я работаю в России, могу отметить, что покупательная способность здесь отличается высокой волатильностью. Я видел, как она росла, как она падала, как росла снова. Что касается нашего рынка, мы наблюдаем растущий тренд покупки бытовой техники. И даже если люди начинают тратить больше на какие-то развлечения или отдых, независимо ни от чего они продолжают покупать бытовую технику, потому что хотят комфорта в своем доме. Мы точно знаем, что деньги на хорошую бытовую технику у россиян есть, и они их тратят.

Справка «Нового проспекта»:

Хюберт Арье де Хаан. Генеральный директор (CEO) «БСХ Россия». Родился в 1973 году в Амстердаме. Женат, двое детей. На протяжении своей более чем 20-летней карьеры занимал ответственные посты в различных подразделениях BSH в Нидерландах и Германии, где неизменно демонстрировал значительные результаты. Перед тем как принять предложение о переводе в Россию в 2019 году, Хюберт де Хаан работал на позиции директора по продажам и маркетингу направления Electronics Retail Группы BSH в Нидерландах. В его зону ответственности входили продажи, управление категориями и маркетинг с акцентом на выстраивание омниканальной стратегии.

С 2011 по 2018 год де Хаан занимал пост директора по продажам Bosch Группы BSH в Нидерландах, курируя работу с сетями ретейла и направление D2C. С 2008 по 2011 год на посту вице-президента он руководил в Германии продажами отоларингологического подразделения Siemens — ведущего производителя и дистрибьютора слуховых аппаратов и аудиологического оборудования. В 2020 году Хюберт де Хаан избран председателем комитета производителей бытовой техники Ассоциации европейского бизнеса в России.

BSH Hausgeräte GmbH (Германия) — один из ведущих мировых производителей бытовой техники в мире и № 1 в Европе (оборот в 2019 году — 13,2 млрд евро; более 58 тыс. сотрудников, 40 производственных площадок по всему миру). Компания основана в 1967 году как совместное предприятие концернов Robert Bosch GmbH и Siemens AG, с 2015 года входит в Группу Bosch. Компания выпускает широкий спектр крупной и малой бытовой техники под своими основными торговыми марками Bosch и Siemens.

Представительство BSH в России было открыто в Москве в 1994 году и преобразовано в первую российскую дочернюю компанию, ООО «БСХ Бытовая техника», двумя годами позже. Вторая российская дочерняя компания, ООО «БСХ Бытовые Приборы», зарегистрирована в Санкт-Петербурге в 2005 году после подписания инвестиционного соглашения о создании производственно-логистического комплекса. В 2016 году произошло слияние двух компаний, и теперь ООО «БСХ Бытовые Приборы» (БСХ Россия) объединяет около 1 200 сотрудников на производственной площадке в Санкт-Петербурге, в московском и региональных офисах (Екатеринбург, Ростов-на-Дону, Санкт-Петербург), логистическом центре в подмосковном Быково, а также представительстве в Минске (Республика Беларусь). БСХ на протяжении многих лет является одним из лидеров российского рынка и обладателем многочисленных наград, отмечающих признание и доверие потребителей к продукции компании и инновационность производства.

Российское предприятие компании производит отдельно стоящие холодильники с нижним расположением морозильной камеры и узкие стиральные машины объёмом загрузки до 8 кг сухого белья под марками Bosch и Siemens, которые пользуются заслуженной любовью потребителей. При этом около 98% потребностей российского рынка в холодильниках и стиральных машинах концерна обеспечиваются за счет местного производства, суммарная мощность которого превысила 1 млн единиц продукции в год.

В этом году состоится запуск новинок в ассортименте холодильников и стиральных машин под брендом Bosch, за счет которого компания планирует увеличить свою долю рынка в стратегически важных ценовых сегментах узких стиральных машин до 30% и отдельно стоящих холодильников с нижним расположением морозильной камеры до 25% к 2023 году. Объем инвестиций Группы BSH в России к концу III квартала 2020 года составит 11,4 млрд рублей. Запуск новинок позволит «БСХ Россия» обновить ассортимент выпускаемых в России холодильников и узких стиральных машин более чем на 60%.

Возврат к списку