«Израилю есть чем ответить, но в США скоро выборы». Востоковед Сулейманов об атаке Ирана
Новый проспект
Интервью

«Израилю есть чем ответить, но в США скоро выборы». Востоковед Сулейманов об атаке Ирана

Прочитано: 3359

Президент Ирана Эбрахим Раиси и Владимир Путин в Кремле, декабрь 2023 года. Фото: kremlin.ru

Почему Иран впервые открыто атаковал Израиль беспилотниками и ракетами, что сдерживает США в ответе Тегерану за нападение на союзника, причем тут Сектор Газа, зеленые флаги на улицах европейских столиц и цены на бензин в России — об этом «Новый проспект» поговорил с востоковедом Русланом Сулеймановым.

В ночь на воскресенье 14 апреля Иран попытался нанести массированный удар по Израилю серией атак дронов-камикадзе и ракет. Союзники Израиля помогли нейтрализовать угрозу. Ракеты и беспилотники, которые летели с востока в Израиль, перехватывали военные летчики самых разных стран. Вечером 13 апреля многие комментировали атаку в апокалиптичных категориях, вновь повторяя словосочетание «третья мировая». Однако в итоге ущерб минимальный, а соцсети переключились на юмористические картинки, где дамы высмеивают преувеличенную маскулинность брутальных кавалеров. Что это было, мы попытались понять вместе с экспертом, который профессионально отслеживает ситуацию на Ближнем Востоке.

Руслан Сулейманов в Афганистане. Фото из его личного архива

Руслан, вечером 13 апреля многие поспешили заявить, что мир на пороге третьей мировой, но разве обсуждаемая попытка атаки принципиально отличается от предыдущих ударов прокси Ирана (прокси-силы — внешние формирования, которые действуют по планам государства-«покровителя». — Прим. «НП») по Израилю? Не первый же раз бьют.

— Принципиальные отличия этой атаки в том, что впервые за всё время ирано-израильского противостояния Исламская республика действительно нанесла удар по Израилю со своей территории. Да, и до этого были удары по территории еврейского государства: со стороны «Хезболлы» из Ливана, со стороны хуситов, со стороны того же ХАМАС. Но впервые Иран сам осуществил вот такую массированную атаку. И только в этом ее принципиальное отличие, если мы будем говорить о деталях того, как она была осуществлена.

Я думаю, что иранское руководство сознательно ее вот так растянуло во времени, чтобы у Израиля была возможность сбить все беспилотники, все ракеты. И ущерб должен был быть минимальным, что мы и наблюдали. Но для создания какого-то демонстрационного эффекта, чтобы показать, что Иран способен на равных поквитаться с Израилем, этого, в общем, Тегерану было вполне достаточно.

Действительно, Иран сначала анонсировал удар, а потом попытался атаковать Израиль. После предупреждения ведь было время сориентироваться и купировать удар, что и произошло. Авиация Израиля и его союзников всё нейтрализовала. Цель — демонстрация решительности, и всё?

— После удара Израиля в Дамаске 1 апреля Ирану в любом случае нужно было чем-то ответить. И руководство Исламской Республики избрало тогда для себя вот такую жесткую, непримиримую риторику, где Израиля вообще не должно существовать. И коль скоро они с высоких трибун заявляют о таких угрозах по отношению к еврейскому государству, то их нужно чем-то подкреплять.

Послушайте, ну они же десятилетиями это заявляют, а прямая атака случилась только сейчас…

— И раньше были атаки на Израиль, но иные. Были атаки на израильские корабли в том же Ормузском проливе и удары по торговым судам, это тоже преподносится как победа.

ЗемляОрмузский пролив

Захват Ираном торгового корабля Израиля накануне атаки — это тоже элемент противостояния с Израилем. И, что важно подчеркнуть, противостояние иранских прокси, особенно «Хезболлы», Иран тоже всегда преподносил как свою собственную победу. Например, война 2006 года, которая была крайне тяжелой для «Хезболлы». Но Иран тоже записал ее себе в актив. Или до этого было вытеснение израильских войск из Ливана. Израиль же часть территории Ливана в свое время контролировал. Но в 2000 году Израилю пришлось вывести свои войска из-за очень большого давления. И Иран тоже преподносил это как свою собственную победу.

Сейчас же, после того, что произошло 1 апреля с иранским консульством в Дамаске, Иран сразу заявил, что будет возмездие, что будет какой-то удар. Возможно, Израиль не предполагал, что это действительно будет удар непосредственно со стороны Ирана. Ожидалось, что все-таки скорее будут какие-то прокси задействованы.

Видимо, мы являемся свидетелями перехода в совершенно новую реальность на Ближнем Востоке, когда Иран показывает, что он готов и самостоятельно, пусть и ограниченно, но всё же наносить удары по Израилю.

Верховный руководитель Ирана Али Хаменеи принимает Путина. Тегеран, июль 2022 года. Фото: kremlin.ru

Насколько Иран самостоятелен в принятии решений бить по Израилю открыто?

— Я не вижу кого-то, кто стоял бы за Ираном. У него есть сателлиты: те же самые прокси-войска в Ираке, так называемые шиитские милиции, «Хезболла» в Ливане, хуситы в Йемене, само собой, ХАМАС — так называемая ось сопротивления, те, на кого опирается Иран. Вот, собственно, и всё, что есть у Ирана. А чтобы кто-то над Ираном стоял, я не вижу такой ситуации. Иран действует абсолютно самостоятельно, и как таковых серьезных союзников у него нет. Если мы посмотрим на тех, с кем активно сотрудничает Иран, тот же Китай, та же Россия, то мы же не видим полной солидарности с Ираном после атаки. О том, что Иран правильно нанес удар по Израилю, никто не говорит.

Если рассматривать Иран как империю, атака 13-14 апреля ведь, по сути, укрепляет этот статус? Иран постепенно расширяет свое влияние, смелеет в своих действиях.

Владимир Путин, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Ирана Эбрахим Раиси. Тегеран, июль 2022 года. Фото: kremlin.ru

— Все-таки это не имперский проект, а религиозный: теократический проект по утверждению своей версии своего видения ислама — шиитской версии ислама. Можно вспомнить идею экспорта Исламской революции, которая активно продвигалась в первые годы после того, как она произошла в 1979 году. Но почти сразу стало понятно, что в регионе никто этого не допустит.

Тем не менее именно в этом русле Иран пытается быть на острие противостояния с Израилем. Разные ведь страны мусульманского мира пытаются играть первую скрипку. Такие замашки мы видим и у президента Турции Эрдогана, и отчасти у наследного принца Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман аль-Сауда, который тоже видит себя одним из лидеров мусульманского мира.

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман аль-Сауд указывает путь президенту РФ. Эр-Рияд, декабрь 2023 года. Фото: kremlin.ru

Иран пытается утвердиться вот таким способом — пытается ракетами показать, что он лидер в мусульманском мире, что он чуть ли не единственный, кто способен вот так вот разговаривать с Израилем. И это, безусловно, укрепляет популярность Тегерана. Не среди мусульманских политиков, а среди мусульманской улицы. Очень многие там сегодня симпатизируют Ирану и тому, что он нанес такие удары по израильской территории. Многие обыватели в арабских странах, в той же Турции, хотели бы, чтобы удар был еще более жестким, чтобы были жертвы. Так что Иран этой атакой укрепляет имидж за пределами Исламской Республики.

По поводу улицы надо заметить, что далеко не только арабская улица возбуждается. И в европейских государствах мы видим, как люди выходят с зелеными флагами. И в этом смысле предупреждения различных представителей еврейских организаций к евреям о том, что нужно быть бдительными внутри той же старушки Европы, — это ведь небезосновательные вещи? Подобного рода активности Ирана могут провоцировать проблемы для израильтян, евреев в других странах, дестабилизировать общества европейских демократий?

— Из того, что я вижу в других странах, то это все-таки скорее солидаризация не с Ираном, не с режимом аятолл, а против действий Израиля, против того, что Израиль сейчас делает в Секторе Газа, за палестинцев, за независимое палестинское государство. Но когда начались вот эти стихийные акции в поддержку Палестины, а иногда и в поддержку ХАМАС, многие предрекали какие-то уличные столкновения, беспорядки и даже, возможно, теракты в Европе. Но ничего этого не произошло. Да, были отдельные нападения, но это не перевернуло ситуацию, не началась уличная война сторонников Израиля и сторонников Палестины. И динамика событий в контексте таких возможных неприятностей меня на данный момент абсолютно не беспокоит. Я бы только добавил, что ведь очень много противников у этой иранской атаки прежде всего со стороны именно иранской диаспоры. Если вы посмотрите на иранскую диаспору в той же Европе, то они все против этой атаки. Высказались против и лауреат Нобелевской премии мира Ширин Эбади, и наследник шахаРеза Пехлеви.

Пока ответ Израиля достается только «Хезболле» в Ливане. Хасан Насралла не обидится на своих спонсоров в Тегеране, что отдувается только он?

— А на что обижаться? Они спонсируются Ираном, Иран поставляет им оружие. Они действуют все время в спайке. Такая уж участь у «Хезболлы» с момента начала обострения палестино-израильского конфликта. Там уже порядка 150 бойцов «Хезболлы» погибло. А «Хезболла» не может себе позволить перейти к полномасштабной войне с Израилем, для них это крайне опасно. Во-вторых, сам Иран не желает, чтобы «Хезболла», подчиняющаяся, по сути, напрямую Тегерану, переходила к какой-то горячей войне с Израилем. Это очень ценный актив Тегерана в регионе. Считается, что именно благодаря «Хезболле» Ирану удается сдерживать Израиль от нанесения прямых ударов по иранской территории, включая его ядерные объекты.

Мелкая заноза, которая постоянно саднит?

— Да, именно такая роль у «Хезболлы».

Иордания сбивала беспилотники Ирана, многие соседи осудили атаку Ирана. Что в региональной реакции лично вас удивило, или всё было абсолютно предсказуемо и логично?

— Если не удивительной, то непривычной была столь жесткая позиция той же Иордании, которая откровенно высказала недовольство действиями Ирана. Но формально Иордания свои действия по нейтрализации беспилотников Ирана преподнесла не как попытку предотвратить иранскую атаку на Израиль, а все-таки как самооборону.

Король Иордании Абдалла II встречается с Владимиром Путиным. Московская область, 23 августа 2021 года. Фото: kremlin.ru

И это важно. В Иордании, как и во многих других арабских странах, власти могут быть недовольны действиями Ирана, могут выступать за диалог с Израилем, но местное население там всё равно крайне жестко настроено против Израиля. Обычное население приветствует то, что делает Иран. При этом в зоне досягаемости иранских ракет оказалось сразу несколько стран: Иордания, Сирия, Ливан, Ирак. Был риск того, что иранские ракеты упадут на головы местным жителям. Этот факт потенциально мог бы вызвать негатив по отношению к Ирану. Однако из того, что я вижу сейчас, наоборот, было ликование. Радость простых людей перевесила опасность того, что эти ракеты могли упасть им на головы.

Чего-то радикального в реакциях не произошло. Главное для руководства всех стран региона — это сохранение спокойствия, насколько это возможно, недопущение перехода в горячую войну. Пожалуй, единственное, чего хотят все арабские страны, — это избежать новой большой войны. Там нет какой-то горячей поддержки ни Израиля, ни Ирана. Они просто не хотят войны.

Западные СМИ сообщали еще в ночь на воскресенье, что США не будут участвовать в ответном ударе по Ирану. При этом многие израильские эксперты и те, кто выступают против иранского режима, прямо говорили, что другой шанс раз и навсегда решить проблему с угрозами, которые исходят из Тегерана, будет нескоро. На ваш взгляд, что сдерживает союзников Израиля от ударов по Ирану?

— Это стало бы принципиально новой эскалацией. Это переход к войне с непредсказуемыми последствиями. Никто не желает в это ввязываться, особенно если мы берем Соединенные Штаты, где приближаются президентские выборы. Очередной авантюры на Ближнем Востоке, которая неизвестно чем закончится, мало кто желает. Администрация Байдена уж точно не хочет этого. Но и в европейских странах, как мы знаем, всегда была критика по поводу участия солдат в каких-то кампаниях, будь то в Ираке или Афганистане. И сейчас начинать еще одну какую-то кампанию мало кто желает. Поэтому во всех реакциях мы видим сейчас все-таки желание избежать большей эскалации, большего кровопролития.

Из доступной нам информации следует, что те же американцы были недовольны Израилем, который нанес такой массированный удар по иранскому консульству в Дамаске 1 апреля. Это же была сознательная эскалация ситуации, которую Вашингтон не приветствовал. И сейчас мы видим, как американская сторона желает всячески отговорить кабинет Нетаньяху от каких-то еще более резких шагов в сторону эскалации.

Президент США Джозеф Байден и премьер Израиля Биньямин Нетаньяху в октябре 2023 года. Фото: личный сайт премьера Израиля

А Израиль мог бы ответить сам, без помощи США? Разве ему есть чем ответить? Иран далеко.

— Израилю есть чем ответить. Израиль способен осуществлять атаки на территорию Ирана, внутри Ирана. И это происходило все последние годы, когда были удары и по НПЗ, и по другим промышленным объектам, и по генералам с физиками-ядерщиками. Но если мы говорим о каком-то совсем прямом ударе, где Израиль берет на себя ответственность за этот удар, а Израиль никогда ранее не брал ответственности за любую диверсию на иранской территории, то это тоже будет автоматический переход в откровенную войну с непредсказуемыми последствиями. Поэтому я думаю, что пока Израиль пытается изобрести для себя какую-то формулу ответа с минимальными потерями для иранской стороны.

В воскресенье член военного кабинета Израиля Бени Ганц заявил, что Израиль ответит на атаку Ирана, когда придет время. «Мы создадим региональную коалицию и потребуем от Ирана заплатить тогда и так, как нам будет удобно», — сказал он. Не будет поддержки США — сами не будут бить. Это так переводится?

— Если мы посмотрим на заявления представителей израильского руководства с момента начала этой атаки Ирана, то там были разные точки зрения. Кто-то говорил, что прямо сразу ударят в ответ, что возмездие неминуемо. Но последние высказывания израильских чиновников действительно указывают на то, что Израиль не собирается прямо сейчас втягиваться в горячую войну с Ираном. Да и в дальнейшем, я думаю, что Израиль не желает открывать для себя еще какой-то новый фронт, не завершив войну в Секторе Газа. Да, ответ в любом случае произойдет, но, повторюсь, с минимальными потерями для Ирана и не так скоро, как, может, кому-то хотелось бы в Израиле.

Насколько справедлива мысль, что Байдену просто слабо? Мол, был бы у власти товарищ Дональд, ответил бы как надо, без лишней рефлексии. Или тут все-таки дело не в смелости конкретного рулевого в США?

— Сложно прогнозировать, как повел бы себя Трамп в такой ситуации. Мы помним, что именно Трамп в свое время отдавал приказ об уничтожении Касема Сулеймани. Очевидно, Трамп тогда предполагал, что у Ирана ограниченные ресурсы для ответа. И тогда Тегеран действительно просто обстрелял какие-то военные базы американцев в Ираке, но не более. Даже никто не погиб после того ответа Тегерана на смерть своего важного генерала. Удары по Ирану — это действительно крайне опасная ситуация. Полагаю, что какой бы руководитель ни стоял у руля в Белом доме, он бы рассматривал такой вариант уж точно не как первоочередной.

Владимир Путин и Дональд Трамп в 2019 году. Фото: kremlin.ru

Но разве удар по Ирану может привести к каким-то серьезным последствиям? Нефть Иран на мировые рынки не экспортирует. Страна остается под санкциями как опасный мировой изгой. Разве миру настолько угрожают последствия войны по аналогии с войной, которая нейтрализовала в свое время агрессивный режим Саддама Хусейна?

— Все-таки Иран поставляет нефть, и поставляет ее активно в Китай, и неизвестно, какой будет реакция Китая в случае прямого вторжения на иранскую территорию (после атаки Ирана Пекин «выразил обеспокоенность». — Прим. «НП»).

Если же мы сравниваем с Ираком, то давайте посмотрим чисто географически, насколько велика территория Ирана. Иран больше в 4 раза, чем Ирак, а население Ирана вдвое больше — 88 млн человек. Это совершенно другие масштабы. Нельзя сравнивать с тем, что было в Ираке. Ведь с Ираком же история не завершилась успешно. Никто не говорит о том, что американцы добились всех целей, которые они ставили в Ираке. Там до сих пор крайне тяжелая ситуация, и прежде всего с безопасностью. Так что нет, военная операция против Ирана — это очень опасный шаг, который чреват пожаром на всём Ближнем Востоке. Если заполыхает Иран, то по принципу домино заполыхают и все те, кто так или иначе связан с Ираном. Ударить по Ирану, предполагая, что на этом всё закончится, точно нельзя.

Вы уже вспоминали про Сектор Газа. Насколько эта атака Ирана на Израиль серьезна с точки зрения помощи террористам ХАМАС в Секторе? Вроде как она отвлекает ЦАХАЛ от попыток справиться с теми, кто атаковал Израиль 7 октября 2023 года. Та же Иордания заявляет, что прекращение агрессии в Газе остановит опасную военную эскалацию.

— Я бы не сопоставлял эти сюжеты. Иран осуществлял свою атаку точно не в рамках помощи ХАМАС. ХАМАС сам по себе, и Иран сам по себе сводят счеты с Израилем. И если бы Иран хотел вмешаться в эту войну в Газе, он бы уже давно вмешался. Но он себе этого не может позволить, да и не хочет. Думаю, что Израиль по-прежнему готовится к проведению операции в городе Рафах (город на юге Сектора Газа на границе с Египтом. — Прим. «НП»). Это последний такой рубеж в Секторе Газа, но там очень большое скопление мирных жителей, которые перемещались с севера на юг. Очень тяжелая гуманитарная ситуация там. Проведение военной операции там — это довольно большой риск, учитывая, что у ХАМАС остаются заложники. Тем не менее подготовка операции продолжается, и она будет продолжаться независимо от сегодняшней ночной атаки с территории Ирана.

Глава МИД РФ Сергей Лавров встречается с председателем политбюро ХАМАС Исмаилом Хания. Москва, сентябрь 2022 года. Фото: сайт МИД РФ

Эта атака как-либо влияет на ситуацию с доступом морских перевозчиков к Суэцкому каналу? Не секрет, что ранее прокси Ирана хуситы в Йемене серьезно скорректировали мировые торговые потоки, и многие корабли вынуждены отказываться от транзита через Красное море, огибая всю Африку. Цены на многих рынках выросли именно из-за этого.

— Существенно никак не влияет, в том районе и так крайне сложная ситуация. И действительно, многие транспортные и грузовые компании уже просто отказались от этого маршрута. То, что произошло в ночь на воскресенье, здесь никак не влияет. Пока идет война в Газе, опасность там будет сохраняться. Хуситы, осуществляя свои диверсии, ракетные атаки, подчеркивали, что они будут это продолжать делать до тех пор, пока идет война в Газе. Это для них рубеж.

Атака Ирана может быть выгодна российским властям своими последствиями? Комментарий МИД РФ с призывами сторон к сдержанности выглядит как старательное желание отстраниться.

Премьер Израиля Биньямин Нетаньяху и Владимир Путин. Фото: kremlin.ru

— Нет, я не вижу какой-то выгоды. Наоборот, это очень сложная ситуация, где Москве приходится лавировать. С одной стороны, есть большая зависимость от Ирана в плане военно-технического сотрудничества, с другой — Москва всё еще не может себе позволить взять и открыто поддержать Исламскую Республику, учитывая пока еще остающиеся контакты с Израилем. И просто так взять и разорвать отношения с еврейским государством, как это, например, делал Советский Союз во времена арабо-израильских войн, сейчас не получится. Поэтому нет, для Кремля это крайне неудобная ситуация. Повторюсь, Кремлю придется как-то лавировать, проходить между струйками.

Президент Ирана Эбрахим Раиси и члены его делегации на переговорах с Владимиром Путиным. Москва, декабрь 2023 года. Фото: kremlin.ru

Цены на нефть дальше нас сильно удивят? Или ничего сенсационного не будет после того, как Израиль отказался наносить ответный удар?

— Если никакой ответной реакции Израиля не произойдет, и даже если она произойдет, но будет сдержанной и ограниченной, не по Ирану, а по его прокси, то я не думаю, что произойдет какой-то уж совсем резкий скачок цен. Возможно, колебания будут, но скорее незначительные. Для сильного роста цен пока нет предпосылок.

В сухом остатке мы обсудили с вами хорошую пиар-акцию, которая показала, что Иран в регионе намерен быть первым, главным и вроде как даже способен на это?

— Действительно, скорее это про пиар — стремление создать масштабный пропагандистский эффект. И, в общем, Ирану это удалось и внутри страны, ориентируясь на ту аудиторию внутри, которая пока еще лояльна властям, и в регионе, ориентируясь на широкие слои населения, которые симпатизируют Ирану как локомотиву антиизраильских настроений. Но не более того. Иран точно не желал и не желает горячей войны. Они так долго выверяли свой ответ на атаку в Дамаске, чтобы минимизировать все последствия. Если не будет эскалации через ответ Израиля, то можно будет сказать, что эта пиар акция прошла успешно.

А цены на бензин для обывателей в России если еще больше вырастут, то не поэтому?

— Думаю, что они вырастут совсем по другим причинам (грустно улыбается).

Руслан Сулейманов в Баку. Фото из его личного архива

справка нового проспекта

Руслан Сулейманов. Российский востоковед и журналист. Выпускник МГУ имени Ломоносова 2017 года. Бывший корреспондент агентства на ТАСС на Ближнем Востоке. Авто telegram-канала о Ближнем Востоке SULEYMANOV. Работал в разных странах региона. Несколько суток провел в тюрьме у талибов в Афганистане.

Иран Израиль конфликт
Другие статьи автора Читайте также по теме
Вертолет президента Ирана Ибрахима Раиси разбился недалеко от границы с Азербайджаном в минувшее воскресенье. «Новый проспект» поговорил о том, как эта смерть повлияет на ситуацию в стране, регионе и там, где летают иранские беспилотники, с иранистом Николаем Кожановым.
Иран и Израиль обменялись ударами, не причинив друг другу значительного вреда. Эти атаки, каждой из которых предшествовала мощная информационная кампания и обмен серьезными угрозами, наблюдатели уже окрестили булавочными уколами. Художник «Нового проспекта» тоже следит за ходом противостояния на Ближнем Востоке и интерпретирует события по-своему.
Совладелец производителя молочных продуктов ГК «Лосево» Александр Маурер подал несколько исков к ее структурам почти на 175 млн рублей. Судя по всему, у него возник конфликт с основным владельцем «Лосево» — семьей бывшего топ-менеджера компании «ЛУКОЙЛ-Бункер» Али Беглова.

Петербург оказался на второй строчке в российском рейтинге качества жизни
22.05.2024
Петербург вошел в тройку лидеров рейтинга качества жизни населения за 2023 год
22.05.2024
В Ленобласти установят 500 новых камер контроля скорости автомобилей
22.05.2024
Премьер Британии Сунак назначил досрочные выборы на 4 июля
22.05.2024
Бывший владелец балтийского банка Андрей Исаев получил 8 лет колонии за мошенничество
22.05.2024
Туристов, которые не заплатили в Петербурге курортный сбор, будут штрафовать
22.05.2024
Петербург выбрал трех новых почетных граждан: двух академиков и музыканта
22.05.2024
Россияне с капиталом в 100 млн рублей и больше возвращаются в российские банки
22.05.2024
Структура холдинга «ФСК» построит жилой комплекс в Московском районе Петербурга
22.05.2024
Россияне начнут копить деньги на жилье с помощью нового банковского инструмента
22.05.2024
Застройщик «Полис» выходит в сегмент малоэтажного строительства
22.05.2024
Петербургская компания построит причал для пассажирских судов на Ладоге
22.05.2024
Завод Bosch в Стрельне перешел под контроль «дочки» «Газпрома»
22.05.2024
Московская сеть фитнес-клубов DDX Fitness расширит присутствие в Петербурге
22.05.2024
Три европейских государства признали Палестину
22.05.2024
Иноагентов будут досрочно лишать депутатского мандата ЗАКСа Петербурга
22.05.2024
Жители СЗФО увеличили расходы на покупку драгоценностей
22.05.2024
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки