Иван Колпаков: «Сегрегация — это метафора происходящего в России сейчас»
Новый проспект
Интервью

Иван Колпаков: «Сегрегация — это метафора происходящего в России сейчас»

Прочитано: 915

Фото из личного архива Ивана Колпакова

23 апреля Минюст внёс сетевое издание «Медуза» в список СМИ, осуществляющих функции «иностранного агента». Российские журналисты, которые уже несколько лет развивают информационный проект в Латвии, теперь вынуждены маркировать свои публикации соответствующим сообщением. В интервью «Новому проспекту» главный редактор издания Иван Колпаков рассказал о возможных причинах происходящего, последствиях и планах.

Иван, у вас есть ответ на вопрос, почему только сейчас?

— Честный ответ: не имею никакого понятия, почему пришли только сейчас. Никаких версий. Невозможно реконструировать их логику (26 апреля Иван Колпаков в официальном заявлении назвал решение «политическим». — Прим. «НП»).

Возможно, дальнейшие события подсказывают версии. Пошли по домам журналистов, кто пишет, рассказывает в прямых эфирах про протесты. Очевидно, что в медийной реальности, если нет публикаций о событии, то и события нет. Видите взаимосвязь? Это запугивание?

— У меня в целом есть ощущение, что в 2021 году российские власти решили окончательно разобраться с независимой журналистикой в России. Конечно, ситуация давно ухудшается, но за последние несколько месяцев она деградировала с какой-то фантастической скоростью…

Алексей Навальный придал ускорение этим процессам?

— Не знаю. Не могу этого утверждать. Не взялся бы говорить, что это взаимосвязанные процессы. Может быть, какие-то внешнеполитические планы Владимира Путина на это влияют. Может быть, выборы в Государственную думу на это влияют. Может быть, убеждения членов Совета безопасности как ключевого органа власти в России сейчас влияют на это. Может быть, сюжет с Алексеем Навальным, которого не удалось убить, который вернулся в Россию, тоже на это влияет. Может быть, влияет вся совокупность факторов. Но в целом у меня есть ощущение, что силовики — это самая влиятельная группа во власти сейчас, которая решает проблемы так, как они привыкли решать проблемы.

Главред «Важных историй» (20 августа 2021 года издание включено Минюстом в реестр иностранных агентов) Роман Анин (20 августа 2021 года включен Минюстом в реестр иностранных агентов) накануне обысков сказал: «Нам остался год». Речь шла про журналистов-расследователей. После цитат Дмитрия Пескова 27 апреля, что на акциях под видом журналистов могут работать не журналисты, получается, что и года нет?

— (Улыбается.) Опять же, я не готов прогнозировать. Конечно, я знаю эту знаменитую цитату Романа Анина. При всех происходящих ужасах у меня вызывает улыбку, что он поставил такой точный диагноз и дал столь точный прогноз про русскую журналистику. В целом понятно, что это умирающая профессия. Честно говоря, при таком режиме журналистам практически невозможно существовать. Либо они могут заниматься только маленькими проектами. Как мы видим по ситуации с «Важными историями», по ситуации с «Медиазоной» (29 сентября 2021 года проект включен Минюстом в реестр иностранных агентов), когда в начале года главреда Сергея Смирнова арестовали на несколько суток, вопросы у власти уже вызывают даже маленькие проекты. Не буду перечислять других, к кому ещё не пришли, чтобы не было указания пальцем. Всё понятно, в общем, тут…

обратите внимание!

Читайте на «Новом проспекте» интервью с адвокатом Романа Анина Анной Ставицкой, которое она дала после первого ночного допроса главреда «Важных историй»

На ваш взгляд, как работают слова Кремля? Цитата Пескова — разрешение на продолжение нынешних практик?

— Дмитрий Сергеевич Песков — не тот человек, который принимает такие решения. Он обладает способностью занятно всё это комментировать. Его толкования и цитаты занятны. Старинная русская забава…

Играть комедию, когда не смешно?

— Может быть, да. Не думаю, что реально этим управляет Песков. Поэтому и не злюсь на него ни в коем случае.

Давайте посочувствуем ему.

— Всем непросто, да.


Дмитрий Песков. Фото: kremlin.ru

Вы будете тратить деньги на попытки отбить в российских судах решение о включении «Медузы» в список «иноагентов»?

— К счастью, нам помогает «Правозащита Открытки». Нам не придётся в этом смысле тратить свои деньги. Кстати, денег у нас больше нет (смеётся). Было бы что тратить! Конечно, мы попробуем опротестовать это решение Минюста. Но, как вы понимаете, шансов на то, что нам удастся это решение опротестовать, нет. Это довольно симпатичная ситуация, согласитесь. Когда Минюст не должен объяснять, почему он нас внёс в реестр иностранных агентов, а мы должны объяснять, почему мы не «иностранный агент».

Презумпция виновности?

— Да.

Решение Минюста обязывает вас маркировать свои материалы неким «клеймом». Вы уже на следующий день стали это делать. Почему вы стали это делать? Не все коллеги «иноагенты» выполняют это требование.


Фото: скриншот Facebook

— Радио «Свобода» уже получила 70 млн рублей штрафов, насколько мне известно (в начале марта сумма штрафов превысила 50 млн рублей. — Прим. «НП»). В отличие от «Свободы», которая финансируется на деньги американских налогоплательщиков, Meduza — частная коммерческая компания, которая зарабатывает деньги на рекламе. У нас денег, чтобы оплачивать эти штрафы.

Впредь «Медуза» обязана ещё и предоставлять данные о персональном составе руководства, расходовании средств, аудиторской проверке. Неприемлемые требования, или вы «честные ребята, которым нечего скрывать»?

— Мы честные ребята. Мы постараемся выполнить требование Минюста. Если, конечно, мы сможем выжить к тому моменту, когда нужно будет подавать отчётность. Это важная оговорка. Но, как вы понимаете, вообще отчётность для Минюста — довольно запутанная штука…

Журналистка из Пскова Людмила Савицкая, которая стала «СМИ-иноагентом» в конце 2020 года, рассказала, что периодичность отчётов — раз в квартал. Она отдала первый на 36 листах. «Ноль реакции с той стороны», — говорит коллега…

— Да… Ужасно сочувствую коллегам. И Людмиле, и Денису Камалягину (главный редактор «Псковской губернии». — Прим. «НП»). Абсолютно маргинализирующий, дискриминирующий и унижающий статус. Этого, конечно, не должно быть…


Журналист Светлана Прокопьева, депутат Лев Шлосберг, Денис Камалягин и Людмила Савицкая. Фото: Дмитрий Пермяков

Вместе с вами в «иноагенты» угодило «Первое антикоррупционное СМИ». Шутки про то, что в России нельзя давать альтернативную официозной информацию и тем более рассказывать про «ворующую власть», остались в прошлом?

(Смеётся.) Не знаю! Сам вопрос, смешной, конечно…

В принципе, в ответ можно просто смеяться. Как вариант. Что вы и сделали. Meduza — латвийское юрлицо. Решение Минюста совпадает с дипломатическими войнами Кремля и Запада. Сегодня дипломаты Литвы, Латвии и Эстонии вызваны в МИД, после того как были высланы российские дипломаты из Прибалтики в знак солидарности с Чехией. Здесь есть связь с вашими бедами, или это «теория заговора»?

— Думаю, что тут вероятность 50 на 50. Существует немалая вероятность, что они действительно решили нас включить в реестр иностранных агентов в ответ на «недружественные действия Латвии», что само по себе является полным безумием. Да, мы зарегистрированы в Латвии. Но мы не государственная компания! Мы частная организация. Мы можем быть зарегистрированы где угодно…

Но ведь у вас были контракты с российскими госорганами, а у нас курс на самоизоляцию…

— Да, у нас были контракты с российскими государственными компаниями и аффилированными с государством организациями. Размещалась реклама на «Медузе» просто потому, что у нас очень эффективная площадка, у нас хорошая аудитория и мы круто делаем рекламу. И это всегда было прекрасным свойством «Медузы». Кроме того, мы подчёркнуто независимое издание. Мы не связаны ни с какими государствами…

Сама по себе возможность зарабатывать на госорганах, когда у нас поправки в Конституцию зафиксировали запреты на иностранные паспорта для госслужащих, выглядит рудиментом. Не было очевидно, что подчистят и это?

— Не думаю, что это взаимосвязано, честно говоря. И, кроме того, как вы понимаете, нас этим решением лишили не только государственных рекламодателей, но и частных. В целом у рекламодателей теперь есть опасение, можно ли вообще рекламироваться на «Медузе».

Вы уже сказали, что теперь денег нет. Уже есть фактические отказы от рекламных договорённостей?

— Да.

Какая доля рекламных контрактов уже ушла?

— Не могу сказать. Не владею этой информацией пока.

Есть механизмы выхода из-под статуса «иноагент»? Перерегистрация в РФ? Перерегистрация в Латвии? Была «Медуза», а станет «Креветка»…

— Ну, это же игра в кошки-мышки. В коллективе мы обсуждаем всё. Абсолютно все варианты решения этой ситуации. Нет никаких сценариев, которые бы мы сейчас считали заведомо неисполнимыми, непригодными для обсуждения.


Фото: meduza.io

Какой процент в доходах от рекламы, а какой от спонсоров?

— Я не готов раскрывать структуру доходов настолько подробно, насколько вам бы этого хотелось. Но могу вас заверить, что мы абсолютно зависимы от рекламных доходов.

Можно говорить, что ваши спонсоры работают с вами ради морального удовлетворения, что они помогают свободе слова? Или речь только о профите с точки зрения бизнеса?

— Не знаю, что такое «спонсоры». Никогда с этим не сталкивался. Никогда ничего нам просто так не доставалось. В таких терминах обсуждать наш бизнес не готов.

Хорошо, но что говорит ваш опыт про логику, которой руководствуются непубличные, неполитические инвесторы независимых СМИ? Рассчитывают ли они на окупаемость инвестиций, когда независимые СМИ станут стоить дороже со временем?

— Думаю, что это вопросы к инвесторам. Не знаю, о ком вы говорите.

В день новостей про ваше «иноагентство» генпрокурор РФ Игорь Краснов заявил с трибуны Совфеда, что за год в России вдвое выросло количество преступлений «экстремистского характера», каждое второе случается через интернет. При этом «иностранное вмешательство» в дела РФ есть, сказал бывший заместитель Бастрыкина. У вас ранее были в этом смысле проблемы с российским государством?

— Нет. Никаких проблем с российским государством у нас в этом смысле не было. Мы не занимаемся экстремистской деятельностью. Мы законопослушная медийная компания.


Игорь Краснов. Фото: council.gov.ru

Что бы вы посоветовали коллегам в России, которые думают, что эта ситуация их не коснётся?

— Думаю, что эта ситуация прежде всего коснётся коллег в России. Но я не хотел бы давать никаких советов. Я нахожусь в Риге. У меня никакого морального права что-либо советовать журналистам, которые продолжают работать в России.

Опыт Навального показывает, что перевод на счёт может сделать условный «повар Путина», и привет. У вас не было таких «провокаций»?

— Мы не собираем деньги всем миром. Наверное, поэтому не было.

Журналистов, которые работают на улице, придумали «чипировать». Обвесят QR-кодами. «Технологичный инструмент быстрого цифрового информационного обмена между сотрудниками силовых ведомств и СМИ, позволяющий существенно сократить время идентификации законопослушных журналистов, добросовестно исполняющих свои профессиональные обязанности», — заявил глава смольнинского комитета по печати Владимир Рябовол. Это метод решения проблем с задержаниями журналистов?

— Это полная ерунда, конечно. Зачем это делают ваши городские чиновники? Думаю, что стоит расследовать этот вопрос чисто по-журналистски. Но в целом реконструировать их логику я не могу.


Владимир Рябовол. Фото: скриншот YouTube, Gorod Plus

При этом обывателям до лампочки все эти проблемы. Эти новости не читаются почти. Вопрос мотивации. Есть вообще смысл пытаться делать честную журналистику в РФ?

— Для меня так вопрос не стоит. Лично я продолжаю заниматься этим, значит, я уже ранее ответил себе сам на этот вопрос. В целом же, конечно, трудно было бы рекомендовать людям заниматься этой профессией. Не самое подходящее время и место в России сейчас для спокойного занятия этой профессией.

Новое поколение журналистов куда девать? Уйдут в «партизаны»?

— Всё будет очень сильно зависеть от ситуации в стране дальше, будет ли возможность заниматься независимой журналистикой. Но в целом в условиях XXI века идея о том, что всю журналистику можно поставить под контроль, неисполнима чисто физически. Думаю, что в каком-то виде журналистика всё равно продолжит существовать. Но продолжит ли она существование в виде успешного бизнеса? Я очень сильно сомневаюсь.

Вы в профессии 20 лет, и это не первое ваше медиа. Происходящее можно с чем-то сравнить в прошлом, или как-то иначе представить динамику того, что мы наблюдаем?

— Последние 10 лет — это довольно стремительная деградация отрасли. Но я навряд ли опишу это лучше, чем это сделали многие мои коллеги ранее. Ничего хорошего не происходит. Всё становится хуже и хуже…

Простой вопрос: почему?

— Очевидно, что есть какая-то болезненная история у президента России с журналистами. Не любит он их просто.

Но ведь как начинал! На старте нулевых успели даже написать книжки про то, как он чемоданчик с деньгами спасал из горящей дачи в 90-е…

— С тех пор и не любит, я думаю…

Министру юстиции Чуйченко у вас есть что сказать? Или его работодателю Владимиру Путину?

— Нет. Мне нечего сказать им. И спросить нечего. Абсолютно неинтересно. Более-менее всё понятно.

Константин Чуйченко. Фото: скриншот YouTube, правительство России

Тогда последний вопрос, терминологичесий. Мой коллега Михаил Шевчук называет происходящее термином «мягкий апартеид». Не слишком яркий термин для вас?

— Я сам употребляю похожий термин — сегрегация. Мне кажется, что это метафора, у которой есть потенциал, чтобы объяснить происходящее в России сейчас.

То есть рассуждения, что после выборов в сентябре «их» попустит, — это иллюзия?

— Не помню за последние 10 лет примеров, чтобы попустились.

обратите внимание!

P. S. Уже после интервью пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, комментируя проблемы «Медузы», заявил: «Современный рынок информации построен так, что исчезновение любого средства массовой информации не будет сильно ощущаться».

Николай Нелюбин специально для «Нового проспекта»

справка нового проспекта

Иван Сергеевич Колпаков. Родился 17 декабря 1983 года в Перми. В 2005 окончил историко-политологический факультет ПГУ.

В 2006 году руководил экспедицией Пермского университета на раскопках в Херсонесе.

В 2006 году стажировался в Оксфордском университете, куда вернулся в 2012 году с серией лекций о ситуации в российских медиа.

В 2008 году открыл агентство Workshop, специализирующееся на PR для культуры и бизнеса.

В 2010 году вместе с Маратом Гельманом и Иваном Давыдовым основал интернет-издание «Соль», став его главным редактором. Проект закрылся в 2011 году.

В 2012—2014 годах работал в Москве, являясь руководителем отдела специальных корреспондентов интернет-издания Lenta.ru.

С осени 2014 года работает в Риге заместителем главного редактора Meduza. С 2016 года — главный редактор вместо бывшего редактора «Ленты.ру» Галины Тимченко, которая стала генеральным директором издания. В ноябре 2018 года увольнялся из «Медузы», но весной 2019 года вновь назначен главным редактором.

Автор и соавтор нескольких книг, в том числе «Сёрф» (2007), «Дорогая редакция. Подлинная история «Ленты.ру», рассказанная её создателями» (2014), «Мы проиграли» (2015).


свобода слова иностранные агенты СМИ
Другие статьи автора Читайте также по теме
Главный признак иноагента — финансирование из-за рубежа. Так вчера сказал Владимир Путин. Государственные СМИ все поголовно получают деньги «оттуда», и потому Минцифры готовится вывести их из-под действия закона об иноагентах. О двусмысленности ситуации — карикатурист Сергей Ёлкин.
В конце прошлой недели в реестре иноагентов Минюста появились очередные СМИ "Росбалт" и "Репаблик". Вот как представляет себе дальнейшее развитие событий в России художник Вячеслав Шилов.
Дмитрий Муратов — третий российский лауреат Нобелевской премии мира после Михаила Горбачёва и Андрея Сахарова. Кремль поздравил его сдержанно, пропагандисты плюются, правозащитники и журналисты ликуют. Как в России восприняли первую за 31 год Нобелевскую премию мира, лауреатом которой стал главный редактор «Новой газеты», читайте на «Новом проспекте».

На Оскар от России выдвинут фильм "Разжимая кулаки"
25.10.2021
Курс евро упал ниже 81 рубля — впервые с июля прошлого года
25.10.2021
В комплексе Лиговских бань собираются создать креативное пространство
25.10.2021
Владимир Путин вручил певице Наталье Орейро российское гражданство
25.10.2021
Пик очередной волны коронавируса придется на декабрь, говорят в Роспотребнадзоре
25.10.2021
Митрополит Тихон Шевкунов о Путине: "Человек не бессмертен — это и наша проблема"
25.10.2021
IKEA готовится открыть в Петербурге еще два магазина
25.10.2021
В Google оплатили более 32 млн рублей штрафов за неудаление противоправного контента
25.10.2021
В Турции задержали россиян по подозрению в поджоге леса
25.10.2021
В поддержку ректора "Шанинки" Сергея Зуева выступили более 200 ученых
25.10.2021
Собственником Лиговских бань в Петербурге стал сатирик Семен Альтов
25.10.2021
Заболеваемость коронавирусом в России достигла почти 38 тысяч случаев в сутки
25.10.2021
Владимир Путин поручил остановить работу ресторанов и клубов по ночам
25.10.2021
Вице-губернатором Петербурга по ЖКХ станет глава Колпинского района
25.10.2021
Автомобили в России продолжают стремительно дорожать
25.10.2021
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки