Игорь Креславский: «Работаем с теми, кто остался»
Добавьте нас в Избранное в Яндекс Новостях
Поделитесь публикацией!

Игорь Креславский: «Работаем с теми, кто остался»

Наталья Ковтун 29 декабря 2020
Игорь Креславский: «Работаем с теми, кто остался»
Игорь Креславский, председатель комитета по строительству Смольного, рассказал «Новому проспекту» об исполнении городом адресной инвестиционной программы, изменениях в программе реновации, нехватке рабочих рук и рекордах скорости при строительстве нового госпиталя.
Игорь Вадимович, каким стал уходящий год для строительного рынка Петербурга? Какие вызовы пришлось принять строителям и как они с ними справились?

— Этот год был нестандартный. Застройщикам приходилось переводить людей на удаленку и работать в усеченном режиме. Но наши компании с достоинством прошли испытания: отработали ударно и планы выполнили. Я бы оценил работу отрасли как динамично положительную.

Насколько в этом году будет выполнена Адресная инвестиционная программа (АИП)? Ваши предшественники с этой темой не справлялись...

— Если сравнивать с прошлым годом, то мы ее уже в 2–3 раза перевыполнили. В прошлом году было 9,9 млрд рублей на АИП, а в этом — около 19 млрд рублей плюс более 5 млрд рублей из Резервного фонда. А если смотреть объекты, которые у нас были в АИП на этот год, то исполнение плана — более 90%. На 26 декабря был введен 21 объект из 34 запланированных и в оставшиеся до конца года дни будут сданы еще 13 объектов.

Как вам это удалось?

— Мы перестроили весь системный подход к работе комитета по строительству и Фонда капитального строительства. По каждому объекту разрабатывали графики работ, смотрели, какие есть проблемы, и предметно их решали. По сути, каждым объектом занимались индивидуально. В результате наладили процесс.

В городе сейчас обкатывается новая технология строительства больниц. Это питерское ноу-хау или нам его просто спустили сверху для ускорения процесса?

— Это наша технология. Даже в Москве так не строят. На днях мы завершили строительство первого такого объекта — нового корпуса Госпиталя для ветеранов войн. Мы его проектировали и строили одновременно, с применением современных строительных технологий и материалов. Технологические процессы были максимально оптимизированы. При этом здание полностью капитальное со сроком службы 100 лет. 

И как быстро вы его построили? 

— Первый камень в основание госпиталя мы заложили 5  июля, а уже 18 декабря ввели здание в эксплуатацию. Получается менее полугода на капитальный объект площадью 20 тыс. м2.

Где-то еще строят с такой скоростью?

— Думаю, это рекорд. Что еще важно: лечебно-диагностический корпус госпиталя — трансформер. Он может работать как лечебно-диагностический, а может при необходимости быть перепрофилирован под COVID-19. Это объект двойного назначения. Не знаю другого шестиэтажного капитального здания с двойным назначением, да еще построенного в столь сжатые сроки. Нормативный срок строительства таких объектов — 2–3 года. 

Бешеная скорость на качестве не отразится?

— Все этапы контролировал технический надзор. Объект получился качественный.

Будете тиражировать технологию? 

— Если будет необходимость, конечно будем.

Так вроде есть необходимость. Говорят, в городе недостаток койко-мест в больницах. Даже страшный локдаун нам обещают по этой причине...

— Думаю, справимся. Мы сейчас быстро строим несколько стационаров, про которые уже всем известно, плюс у нас построен временный госпиталь в «Ленэкспо». Надеюсь, на данном этапе этого будет достаточно, а дальше посмотрим. Если будет острая необходимость, мы найдем возможности строить медицинские объекты и дальше.

Вы упомянули «Ленэкспо». Много критики было в адрес этого объекта. Сами что думаете, выполнил он свою функцию? 

— Более чем. Там довольно много людей получают лечение в полном объеме. Конечно, нет каких-то суперусловий, это правда: нет палат как таковых. Но всё же это полноценный госпиталь, хоть и временный, где есть врачи, медикаменты, питание и тепло. Он очень важен для города.

Другие регионы уже запросили нашу новую быструю технологию или ждут, как всё получится? 

— Если кто-то из коллег в регионах будет заинтересован в технологии, мы, безусловно, поделимся информацией.

В этом году федеральный центр понизил для Петербурга норматив ввода жилья. Смысл этого шага вы могли бы пояснить?

— У нас есть Стратегия экономического развития до 2035 года. В рамках этой стратегии есть показатели по вводу жилья, на которые надо выйти. Но чтобы не возникло избыточной нагрузки на социальную, инженерную и дорожную инфраструктуру из-за слишком большого жилищного строительства, был разработан норматив ввода. Сначала он оказался великоват, и мы его не подписали. Позже федеральный центр его понизил. В среднем получилось 3,2 млн м2 жилья в год на ближайшие 10 лет. Примерно столько мы и планировали.

Если начнутся какие-то колебания на рынке, пересмотр этого показателя в ту или в другую сторону предусмотрен? 

— В принципе, мы его не планируем пересматривать.

Будут ли в отрасли из-за пандемии банкротства в этом году, по вашим ощущениям?

— Не вижу предпосылок для крупных банкротств. Если же у отдельных строителей и возникают проблемы, то мы помогаем и не доводим до критической отметки.

Ощущается ли в отрасли дефицит кадров? 

— Эта проблема действительно есть. Нет притока мигрантов на рынок — работаем с теми, кто остался. Зарплаты у них растут, что неминуемо отражается на себестоимости строительства.

И насколько выросли зарплаты в отрасли в этом году? 

— Статистика очень индивидуальна, у каждого застройщика она своя, но есть общая тенденция — спрос на рабочие руки высокий.

Наши безработные соотечественники пошли на стройку?

— Не активно. Традиционно на стройках города работают приезжие из Узбекистана и Таджикистана, их больше всего. Замещение освободившихся рабочих мест россиянами почти не происходит. 

Вы сказали, что есть нерадивые подрядчики, с которыми приходится индивидуально разбираться. Много таких?

— У города сейчас около 40 подрядчиков, и большинство из них — добросовестные компании. В этом году мы расторгли 27 контрактов, 14 из которых на строительно-монтажные работы. 

Как, собственно, вы с ними разбираетесь? 

— Да очень просто. Главная причина расторжения контрактов — неисполнение подрядчиком обязательств. Поскольку город остро нуждается в социальной инфраструктуре, то времени ждать, пока подрядчик справится с ситуацией, сегодня нет. Поэтому если мы видим, что строительство идет не по графику, принимаем меры. Обычно за пару месяцев всё становится понятно. Решение принимаем оперативно, чтобы заминка не повлияла на конечный срок ввода. 

Передаете объекты в другие руки?

— Мы расторгаем контракт и проводим новую закупку.

Те, кто не справился, вынуждены возвращать авансы, платить неустойку?

— Да, юридическая работа идет постоянно. Действуем в соответствии с законом.

В соседней Ленобласти есть программа «Соцобъекты в обмен на налоги». Нет ли у города аналогичных планов? Рабочая вроде схема, все довольны.

— Такой вариант пока не обсуждается. Сейчас в Петербурге, если застройщик планирует строить жилой дом, он должен обеспечить прописанный в ПЗЗ норматив по социалке. Или он строит социальные объекты безвозмездно, или город их выкупает. Третьего не дано.

Вот тут, пожалуйста, поподробнее: когда происходит выкуп, а когда нет. 

— Базовый для города принцип — это создание инфраструктуры застройщиком безвозмездно. Возможность выкупа может быть только в том случае, когда нагрузка по социалке превышает нормативы, которые прописаны в ПЗЗ. Без соответствующего социального обеспечения сейчас жилье не строится.

В городе собирались создавать градостроительную комиссию при губернаторе для рассмотрения вопросов, в том числе по социалке. Хотела узнать о судьбе этой структуры: создали ее или нет на данный момент?

— Она появится в следующем году. 

И насколько она нужна городу?

— Комиссия нужна для синхронизации строительства инфраструктурных объектов со строительством жилья. В нее войдут представители разных профильных комитетов, поскольку речь идет также о дорожной и инженерной инфраструктуре. 

Следующий вопрос о реновации хрущевок. В городе перезапустили соответствующую программу. Что конкретно изменилось?

— Если сравнивать с Москвой, у нас принципиально другой подход к реновации. Столица финансирует ее из бюджета, а у нас вся нагрузка ложится исключительно на инвестора. Это принципиально разные финансовые модели. 

Возможен ли московский сценарий в Петербурге? Там, насколько я знаю, судебные приставы теперь выселяют последних не согласных на переезд из домов, идущих под реновацию, тем самым избавляя строителей от вымогательств. Или у нас всё будет по-старому? 

— Московский вариант возможен, но для этого надо принять дополнительную законодательную базу. В Москве она есть, а у нас пока нет.

Город поддерживает реноваторов финансово? 

— Нет. Есть условия договора, там обозначены обязательства сторон. Их и придерживаемся.

Дайте, пожалуйста, свою оценку ситуации с льготной ипотекой. Насколько это эффективно для рынка и благо ли то, что ее продлили?

— Очевидно, что эффективность программа показала. В период общего экономического спада, связанного с пандемией, с ее помощью поддержали всю строительную отрасль. И очень хорошо, что программу продлили. Все-таки строительство жилья — это процесс, который синхронизирован с другими отраслями и дает кумулятивный эффект. Затраты на льготную ипотеку субсидируются, но эти затраты окупаются за счет того, что строительная и смежные с ней отрасли работают в более эффективном режиме.

Сами строители говорят, что из-за льготной ипотеки с рынка вымывается спрос следующего года. То есть сейчас люди хапнут квартиры, а дальше будет пустота, которая чревата проблемами. Вы не считаете, что в итоге возможен провал в спросе? 

— Пандемия оказала влияние на мировую экономику, исключением не стала и экономика России. Льготная ипотека — это одна из форм поддержки экономики. Я считаю, что ее надо и дальше продлевать и делать еще ниже ставку. 

Раньше до 30% жилья в городе покупали иногородние. По вашим данным, сильно изменилась ситуация в этом году? Или по-прежнему большой процент приходится на людей из регионов, нефтяных в том числе? 

— Есть разные данные — от 25 до 35%. Но, в принципе, да, вы правы. Ситуация из-за пандемии практически не изменилась.

А покупателей-инвесторов — тех, кто не будет жить в купленной квартире сам, а будет на ней зарабатывать — много сейчас в городе?

— Учитывая, что цены подросли за год примерно на 15%, доля инвестиционных сделок тоже увеличилась.

Сколько у нас в городе осталось проблемных строек с обманутыми дольщиками? Как вы разбираетесь с затянувшимися эпизодами?

— На данный момент практически по всем проблемным стройкам у нас приняты решения. Если брать конкретно, то к началу декабря в едином реестре проблемных объектов у нас был 31 жилой дом. В этом году мы ввели «Новую Каменку», которая оставалась от СУ-155, а это 21-этажный дом на 486 квартир общей площадью 344 тыс. м2, и за оставшиеся до Нового года дни планируем ввести пять жилых домов на 524 квартиры. А на 2021 год у нас запланирована сдача 21 проблемного объекта общей площадью 240 тыс. м2. Так что мы последовательно, шаг за шагом все вопросы решаем. 

По поводу активности градозащитников хотела спросить. Нет ли ощущения, что не все их требования адекватны? И ведет ли город какой-то диалог с этим сообществом?

— У меня такой информации нет. 

А насколько сейчас хороший инвестиционный климат в городе, если сравнивать его, например, с ситуацией прошлого года? 

— Я считаю, что инвестклимат у нас хороший, если говорить про строительство. Мы ведем взвешенную политику в этой области, поэтому застройщики нормально себя чувствуют. 

Не жалуются?

— Нет.

Много имен новых появилось в городе за последнее время? 

— Да практически не появилось. 

А что людей останавливает? Почему они к нам не идут? 

— Рынок строительства всегда был высококонкурентным и остается таковым. Местные компании довольно сильные, и работают они на своей земле, в привычном правовом контексте. Им в этом плане проще, чем новичкам. Так что мало кто из регионалов решается с ними конкурировать.

Каких изменений ждет рынок в следующем году? 

— Если брать, например, Адресную инвестиционную программу, то планируем и дальше наращивать ее исполнение. Сейчас мы добились базовых результатов и будем от них отталкиваться и улучшать. Что касается стройкомплекса в целом, то основной объем в городе приходится на 15 компаний, которые всем известны. Так что отрасль будет динамично развиваться и дальше.


К списку новостей