Дима Зицер: "Никакого патриотического воспитания не существует"
Новый проспект
Интервью

Дима Зицер: "Никакого патриотического воспитания не существует"

Прочитано: 2354

Фото: скриншот YouTube

Тема необходимости патриотического воспитания молодежи в последнее время возникает на федеральном уровне довольно часто. Одно из предложений — по утрам поднимать в школах страны флаг и включать гимн — даже одобрил глава государства. А министр просвещения Сергей Кравцов назвал такую практику «важным элементом воспитания гражданственности у подрастающего поколения». Известный педагог Дима Зицер объяснил «Новому проспекту», почему чтение Достоевского и забота о ближнем гораздо полезнее для воспитания молодежи, чем патриотические «инициативы сверху».

Дима, должно ли в принципе быть патриотическое воспитание в школе?

— Нет никакого патриотического воспитания в принципе. Воспитание не делится на сектора: «про патриотизм», «про цветочки», «про сервировку стола». Воспитание, педагогика — это очень широкое понятие, оно включает в себя всё.

Не хочется говорить банальности, но любовь, как и все остальные чувства, воспитывают примером этих чувств, а вовсе не вдалбливанием в голову каких-то постулатов. Так что это, в общем, довольно странная идея — внедрять патриотическое воспитание. Мне странно даже произносить это словосочетание.

Когда человек проходит Достоевского в школе — это не патриотическое воспитание? Когда он проходит географию или историю? Мне кажется, вот так это устроено.

Простой пример. Есть утверждение, что нужно помогать людям. Наверное, мы бы хотели, чтобы наши дети считали, что помогать людям нужно. Но каким образом сделать так, чтобы наши дети научились помогать? Просто самим помогать нуждающимся. Личный пример. Собственно, это всё. Если же мы просто посадим детей и будем рассказывать, как важно помогать, это не поможет, поверьте мне, совсем.

Есть информация, что скоро в школах введут «патриотические» уроки…

— Там и сям упоминаются уроки патриотизма, но такого нового предмета в школе нет, пока это только слухи. Насколько мне известно, нет никакого приказа от Минпросвещения немедленно ввести подобный предмет.

Но разговоров много…

— Давайте не путать две вещи. Есть стандарт образования, который выполняют все школы России. Там нет предмета, связанного с патриотизмом. Но могут быть личные инициативы в школах, могут быть рекомендации на местах. Тем не менее уроки подчиняются стандартам, которые в России, надо сказать, действительно высокие.

Может быть, мы зря тогда боимся, что детям в школе расскажут то, с чем мы, как родители, не согласны?

— Боимся мы правильно, потому что родитель и должен волноваться за своих детей. Так устроена природа. Если родители перестанут волноваться за своих детей, это уже будут не вполне нормальные родители. Это естественно, когда родители волнуются по поводу общей атмосферы в школе, по поводу того, как как устроены уроки литературы, истории и математики. Но есть еще много «инициатив».

Снизу?

— Не с самого верха. Например, сотрудникам конкретного департамента образования конкретной области может прийти в голову дать те или иные рекомендации для местных школ. А дальше реализация этой рекомендации будет на 100% в руках директора школы. Это важный момент, поскольку на данный момент не существует ничего, кроме рекомендаций. И ими, в отличие от стандартов, можно не пользоваться.

Если все-таки в школе рассказывают то, с чем родитель не согласен, как быть? Как маме и папе донести до ребенка, что у них на эту тему другое мнение?

— Надо сказать словами. Примерно так: «Я не согласен с точкой зрения, которую транслирует школа». Для ребенка семья первична, до 7 лет точно. Он хорошо понимает, где центр его жизни — это семья, семейная культура, которой он окружен, в широком смысле этого слова. У ребенка точно не разовьется шизофрения от того, что дома с мамой, папой и бабушкой он говорит одним образом, а в школе — другим. Он это прекрасно разделяет.

Для того чтобы ребенок задавал разные вопросы, поставил что-то под сомнение, дома должна быть такая атмосфера, в которой он позволяет себе задать вопросы и рассказать о том, что происходило.

Можно добавить, что у школьников разных возрастов критическое мышление заметно различается. Маленькие дети, из начальной школы, безоговорочно доверяют взрослым, а у подростков много сомнений, такой у них возраст, это период сомнений в принципе во всём.

Могут ли подростки найти другие авторитеты, не родителей?

— Конечно да, это очень сильно зависит от того, как росли дети, что происходило у них дома, насколько там доверительные отношения. Но, в принципе, конечно да. Если дома всё в порядке, в семье приятная атмосфера, есть любовь и поддержка, то базовое доверие к родителям выше всего. Семья остается главным авторитетом.

Вы говорите, что не может быть патриотического воспитания в принципе. То есть любовь к родине невозможно привить?

— Прививать — странное слово для педагогики. Ведь нельзя взять человека и привить ему какую-то нехарактерную для него мысль. Если дома принято вежливо разговаривать и друг друга поддерживать, то с большой вероятностью ребенок будет общаться так же — он просто копирует поведение, а потом оно становится частью его характера. А если дома по кухне летают кастрюли и родители посылают друг друга куда подальше, то прививайте сколько хотите — никакой прививки не получится. Это абсурдный подход с точки зрения педагогики.

Что такое патриотизм?

— Патриотизм для меня — это, в частности, умение чувствовать боль за страну, в которой ты живешь, и действительно желать ей хорошего. Это значит рефлексировать, сомневаться, говорить правду, не закрывать глаза на то не очень хорошее или плохое, что может происходить.

Точкой рефлексии является человек, а не государство, поскольку такого живого существа нет. А человек — есть. Соответственно, вам решать и вам понимать, как относиться к стране, в которой вы живете.

Значит, насаждать патриотизм невозможно в принципе? Или это не совсем корректный вопрос?

— Не совсем корректный. Но можно говорить о том, что всегда были разные подходы в этом деле. Один из них предполагает, что если в голову человека вдалбливать что-то на одну и ту же тему, он в итоге поступит так, как от него добиваются. Этот подход мне совсем не близок. Он какой-то дрессировочный, нечеловечный. Зато мне близка идея о том, что граждане, которые живут в любом государстве, должны быть умными и сомневающимися. Они должны задавать вопросы и себе, и тому самому государству.

Есть ли смысл говорить с учениками о любви к родине? Какие темы их интересуют?

— С детьми можно говорить на любые темы. Любовь к родине — отличная тема, что в ней плохого? Вопрос не в том, говорить или не говорить — запретных тем вообще быть не может. Вопрос в том, как и каким образом говорить. Как построить разговор, в котором ученики могут позволить себе задать вопрос и выразить свою точку зрения. И усомниться в том, что говорит взрослый. Повторюсь: говорить можно на любую тему. Это правильный путь.

А какие дети задают вопросы?

— Если верно выстроить отношения с детьми и наладить образовательный процесс, станет понятно, что их интересует всё, в том числе и личные отношения. Но не припомню, чтобы кто-то за всю мою педагогическую жизнь подошел ко мне и сказал: «Дима, давай поговорим о любви к родине». Не думаю, что есть учителя, у которых такое бывало.

Но тема любви к родине все-таки может возникнуть в разговоре со школьниками?

— Конечно. Но для начала стоит разобраться со словом «любовь». Оно непростое. Наверное, любовь к родине — это мои отношения со страной, в которой я живу. Думается, отношения всегда непростые, но это не значит, что они плохие. Они сложные, интересные. Мне кажется, может быть вот такой разговор. И он может возникнуть практически на любом предмете: и на литературе, и на истории, и на окружающем мире. Специальный патриотический урок для этого не нужен.

справка нового проспекта

Дима Зицер родился в Ленинграде. Окончил РГПУ им. Герцена (филология) и Санкт-Петербургскую академию театрального искусства (режиссура). Кандидат педагогических наук. Автор книг «Свобода от воспитания», «Любить нельзя воспитывать», «(НЕ) Зачем (НЕ) ходить в школу», «О бессмысленности воспитания подростков», автор программы «Любить нельзя воспитывать» на радио «Маяк». Основатель и руководитель Института неформального образования (INO), который занимается подготовкой педагогических кадров по системе неформального образования в разных странах, а также организацией и консультированием педагогических и образовательных проектов в России, США, на Украине, в Израиле, Прибалтике. Один из проектов INO — школа «Апельсин» в Петербурге.

образование психология дети патриотизм воспитание
Другие статьи автора Читайте также по теме
Как правильно составить вишлист на новый год, какие цели поставить, чтобы сохранить психику устойчивой в нынешней ситуации, и почему сегодня особенно важно строить планы на будущее, «Новому проспекту» рассказала детский и семейный психолог Владислава Шалапанова.
Финансирующим обучение студентов компаниям разрешат контролировать их успеваемость и отказываться от двоечников. Такие требования призваны стимулировать будущих сотрудников хорошо учиться.
Клинический психолог Марина Бондаренко рассказала "Новому проспекту", на какие ментальные проблемы сейчас жалуется большинство россиян, где обрести опору, если потерян смысл жизни, и как победить водоворот житейских бед, который засасывает всё глубже.

Более 3,2 млн петербуржцев привились от гриппа
09.12.2022
Холдинг "Евроинвест" закрепился в тройке крупнейших застройщиков Ленобласти в 2022 году
09.12.2022
Суточное число заражений коронавирусом в Петербурге превысило 900 случаев
09.12.2022
В начале недели в Петербурге выпадет до 15 сантиметров снега
09.12.2022
Петербург выделил 4,5 млрд рублей на лекарства для больных диабетом в 2023 году
09.12.2022
Бесплатную раздачу еды в Петербурге начала еще одна торговая сеть
09.12.2022
С сотрудников МВД в пользу журналиста Ивана Голунова взыщут 1,5 млн рублей за моральный ущерб
09.12.2022
Путин: "Факторов для новой мобилизации нет и они не просматриваются"
09.12.2022
Путин о проблемах в армии: "Верить никому нельзя, только мне можно"
09.12.2022
Путин об ответе на возможную ядерную атаку: "От противника ничего не останется"
09.12.2022
Медианная зарплата в Петербурге превысила 64,5 тыс. рублей
09.12.2022
"Яндекс" просит покинувших Россию сотрудников вернуться в офис
09.12.2022
Дети и подростки стали умирать от употребления наркотиков в 2,5 раза чаще
09.12.2022
В США произошел крупнейший за последние 10 лет разлив нефти
09.12.2022
билайн бизнес обеспечит главную газовую артерию страны надежной связью
09.12.2022
НАТО активизировало деятельность в Арктике
09.12.2022
Илью Яшина* признали виновным в распространении фейков об армии. Ему дали 8,5 лет колонии общего режима
09.12.2022
Российсакие военные беспилотники помогают ученым следить за белыми медведями в Арктике
09.12.2022
Балтийский завод построит судно для обслуживания атомных ледоколов по заказу Атомфлота
09.12.2022
Городской каток снова откроется на Конюшенной площади
09.12.2022
"Пассажиравтотранс" первым в Петербурге вступил в программу внедрения газомоторного транспорта
09.12.2022
Главком ВМФ: "Арктика - это не медвежий угол империи, а начало России"
09.12.2022
На Витебской развязке начали финальный этап строительства первого съезда
09.12.2022
В Монголии расследуют информацию о краже чиновниками более $10 млрд при закупках угля. Слухи об этом привели к массовым протестам
09.12.2022
Петербург определился с графиком работы общественного транспорта в Новый год и Рождество
09.12.2022
Ущерб от коррупционных преступлений в России в 2022 году превысил 37 млрд рублей
09.12.2022
Петербуржцев будут предупреждать об уборке снега в зоне платной парковки через пуш-уведомления
09.12.2022
В Подмосковье огромный пожар уничтожил гипермаркет OBI. Ущерб оценивается в 20-30 млрд рублей
09.12.2022
В России создадут космический двигатель, работающий на воде
09.12.2022
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки