Аркадий Пекаревский: «Проекты, которые я выбираю, оказываются у меня под крылом»
Новый проспект
Интервью

Аркадий Пекаревский: «Проекты, которые я выбираю, оказываются у меня под крылом»

Прочитано: 1267
Аркадий Пекаревский: «Проекты, которые я выбираю, оказываются у меня под крылом»
Аркадий Пекаревский, совладелец кондитерской фабрики «Ацтек» (торговая марка Grondard), экс-совладелец сети Sela и бизнес-ангел, рассказал «Новому проспекту» о выпуске сладостей «антистресс» и «антивирус», об опыте взаимодействия с деньгами, возрождении технической конопли в России и о том, что в жизни и бизнесе всё относительно.
Аркадий Михайлович, давайте сначала поговорим о кондитерском производстве «Ацтек». Как предприятие пережило кризис? Пришлось ли бороться за этот бизнес?

— Пережили с потерями. Но никого из людей не потеряли, хотя на фабрике на 2 месяца снижали зарплаты на 10–20%. Вся эта удаленка и остановка работы продуктовых комитетов в сетях привели к тому, что новые продукты было не показать. Был момент, когда продажи провалились на 70%. 

Казалось бы, должны заедать сладостями стресс...

— Да. Но в ситуации паники покупали дешевые сосульки, а не марципан. Только в августе у нас пошел рост продаж. Выстрелили и сети, и заправки, и сам продукт, с которым мы много работаем. В сентябре продажи в 2 раза превысили прошлогодний показатель. Но по итогам года, дай бог, выйдем в ноль. И это, наверное, хорошо в текущей ситуации. 

Расширять производство не планируете?

— Честно говоря, думаем об этом. И уже сейчас на 50% увеличиваем площадь производства на площадке мукомольного комбината. Планируем идти по пути дальнейшей модернизации и автоматизации процессов. Будем покупать оборудование, в частности для упаковки. 

Что-то изменили в ассортименте из-за пандемии?

— Только что запустили ЗОЖ-линию. В разработке новых рецептов участвовал профессор Анатолий Скальный, один из лучших специалистов по микроэлементам в стране. В этой линии есть, например, батончики «антивирус» и «антистресс». Мы добавили туда магний (укрепляет нервную систему) и цинк (хорошо поддерживает иммунитет). Есть батончики с пшеницей, с апельсином и даже с ядрами технической конопли.

 Неожиданно...

— Это не каннабис, разумеется, а другая культура, которая сейчас активно возрождается в России. Раньше в нашей стране она была широко распространена. Из нее делали ткань с антибактериальными свойствами (к слову, китайская армия сейчас массово переодевается в одежду из этой ткани), косметику, стройматериалы, использовали в пищу (по вкусу ядра конопли похожи на кедровый орех). Волшебная культура. Но в прошлом веке она пала жертвой глобальных экономических войн. Те же США сделали все, чтобы мы перестали ее выращивать. Сейчас приходится начинать всё с начала. У меня есть друзья, которые занялись ее выращиванием. Недавно они открыли «Дом конопли» на Бульварном кольце в Москве. Заново знакомят потребителя с этой культурой.

 Будете инвестировать в техническую коноплю? 

— Не исключено. Но пока я просто консультирую ребят по развитию розницы. И если первый опыт будет финансово удачным, может быть, будет резкое развитие «Дома конопли» по всей России.
 
Активов в сельском хозяйстве, у вас, кажется, до сих пор не было?

 — Нельзя же быть везде.
 
У вас много разных бизнесов. Какой проект сейчас основной для вас?

— Нет такого. Я понял одну простую вещь: надо выбрать, кто ты — умный или красивый. В бизнесе это значит, что ты или полностью занимаешься операционкой, или находишься над ситуацией — советуешь и контролируешь. Я максимально вовлечен в проекты на старте, когда мы их обсуждаем и планируем. Мне это интересно. А как только процесс встает на рельсы, я отхожу в сторону, потому что душой можно находиться только там, где ты всё сам делаешь ручками. Sela, условно, была с душой. А после Sela моя жизнь — это картинка счастья из маленьких пазлов. Каждый пазл — целый мир. Ты можешь туда нырнуть, уделяя время и энергию, а можешь этого не делать. Достаточно просто смотреть, чтобы пазл был плоский, и острые углы нигде не вылезали. Я предпочитаю быть над ситуацией.
 
Нырять с головой уже не хочется?

— Нет. Но не думаю, что это возраст. Может, опыт?.. Все-таки я уже 38 лет в бизнесе. К счастью, я не имею больших активов, завязанных в том числе на природные ресурсы и государство. Мне не надо ничего двигать вперед самому. Я могу жить спокойно, участвуя в создании новых тем, которые двигают другие. У меня роль бизнес-ангела — человека, который помогает на старте финансами, контактами, советом. Для такой помощи у меня создана целая команда из аудиторов и финансистов. Проекты, которые я выбираю, оказываются у меня под крылом. 

 И как вы их выбираете?

— Если человека долго знаю, это плюс (хотя все мы со временем меняемся, и тут могут быть сюрпризы). Потом смотрю, что за идея. Я товарщик, ретейлер. Мне проще заходить в истории, связанные с продуктом, который можно пощупать. А интернет в моей картине мира — это бездонная пропасть непонятных возможностей и рисков. Там много интересных тем, но выстреливают единицы. Обычно это те проекты, на которые обращают внимание великие мира сего — международные компании или власть. Например, мы дружим с Димой Гришиным (совладелец Мail.ru. — Прим. «НП»). У него огромная команда звездных людей, которые рассматривают сотни проектов в неделю. Если такие структуры обратят на тебя внимание, считай, тебе повезло. Но как выделиться в потоке? Это лотерея.

Вы говорите, что опасаетесь интернета, но в вашем инвестпортфеле тоже есть онлайн-стартапы. Например, агрегатор Any Ships. Как, кстати, он развивается?

— Берет новые высоты. Сервис востребован. Даже в Сочи по нему в этом сезоне заказывали водное такси. Но всё еще идет его техническая и юридическая докрутка. И сам рынок в динамике: идет его постепенный переход из серого сектора в белый. Но идет, к сожалению, медленно. Когда в городе работают 200 катеров, но лишь 50 — с лицензией, говорить о рынке сложно.

Свои корабли покупать не планируете?

— Пока нет. Это накладно. Но если увидим, что популярность услуги растет, можно будет подумать о лизинге. 

Насколько бизнес Any Ships вырос за 3 года?

— Пока мы не вышли в ту часть мира, где навигация круглый год, говорить о серьезном росте не приходится. Агрегатор работает в Москве, Петербурге и Сочи. Весной должны были запустить сервис в Венеции. Оцифровали карту города, сделали места посадок. Но началась пандемия, и всё замерло. Вернемся к этому вопросу, когда жизнь нормализуется. Сейчас наша задача — максимально наполнить нашу базу кораблями. Их пока 2 тыс., а должно быть больше 20 тыс. по всему миру. Для дальнейшего продвижения за границей нужна реклама, а это серьезные деньги. Если их вложить, можно сделать что-то похожее на Uber, только на воде. Но я хочу с кем-нибудь разделить риски этой темы. Не хочу один идти с закрытыми глазами в темноту. Готов до половины своей доли отдать. Но важно, чтобы партнер понимал инвестиционный бизнес. Такие компании, как Any Ships, не приносят операционной прибыли, зато их можно развить и продать с прибылью кому-нибудь большому. 

Слышала, что страховая компания «Капитал Полис», где у вас есть доля, сейчас продается... 

— Этот  бизнес стабильный, надежный и прибыльный. Если кто-то из больших игроков предложит его купить, мы с партнерами наверняка продадим. Но на данный момент никаких конкретных решений нет, и мы спокойно продолжаем работать.

А что с вашим проектом производства и продажи детских игрушек Pic’n Mix?

— Он живет «сам в себе». Я вошел в этот бизнес, потому что партнеры попросили меня организовать розницу. Мы ее сделали, но она не взлетела. А в оставшемся производстве и опте я активно не участвую — там мои компетенции не нужны. Так что проект живет своей жизнью независимо от меня. Никаких дивидендов он пока не приносит. 

Как развиваются ваши девелоперские проекты?

— Проект в Оликах я продал девелоперу-частнику, который строит коттеджные поселки. А проект «Новое Сойкино» пока не завершен, но точно финиширует в 2021 году. Там осталось около 50 участков. За последний месяц мы продали семь домов. При таком спросе за год точно справимся.

Дома в проекте по-прежнему с газгольдерами?

— Да. Но в поселок наконец-то проводят газ. ТСЖ об этом договорилось. Правда, от газгольдеров отказываются не все. Люди боятся, что с газом жить будет дороже.
 
Завершилось ли судебная битва за особняк Слепцова на Конюшенной улице? У вас там, если не ошибаюсь, зависло 160 млн рублей…

— Да. Я вышел из этой истории, продав свой долг. Потерял много, но всё равно доволен. История тянулась 7 лет. В ней было много негатива... Но я получил опыт. Дорогой опыт. Эта история, кстати, подтверждает мою жизненную концепцию о том, что каждому человеку выделено определенное количество денег, с которыми он может справиться, и у каждого свой уровень. Я свой знаю и заметил, что как только к нему подхожу и пытаюсь перепрыгнуть, либо что-то срывается, либо кто-то кидает. Так было много раз. Условно, если у тебя планка в 5 млн рублей, и с бóльшей суммой ты не общался, а к тебе вдруг приплыла сделка на 10 млн рублей, но у тебя нет понимания, как обращаться с такими деньгами, — на подарок судьбы можешь не рассчитывать. Прибыль в сделке должна соответствовать твоему опыту взаимодействия с деньгами. Это очень важно. 

Ваш двоюродный брат Борис Остроброд накануне пандемии очень удачно вышел из бизнеса сети Sela. Что вы думаете о таком завершении семейного дела?

— Во-первых, я счастлив за сеть Sela. Она осталась в рынке, пусть даже в составе другого бизнеса, и оказалась в хороших руках. Михаил Уржумцев и Дэвид Келлерман (совладельцы «Мэлон Фэшн Груп». — Прим. «НП») мне очень симпатичны. С Дэвидом мы 20 лет знакомы. Он иногда вспоминает, как в период расцвета Sela (у нас тогда было 150 магазинов, а у него только 20) он как-то ко мне подошел и предложил что-нибудь сделать вместе. Говорит, что я тогда на него смотрел сверху вниз... Честно — не помню такого. И я счастлив, что ситуация с Sela разрулилась именно так. 

  Во-вторых, я рад за брата — он наконец вышел из этой истории. И то, как все произошло еще раз доказало, что в жизни все относительно. Я помню сумму, за которую Борис готов был продать бизнес. Помню, как он расстраивался, что предлагали в 10 раз меньше, и с какой грустью он сделку закрывал. А через полгода он был счастлив, что все-таки сделал это. Не знаю, как бы Sela пережила пандемию...Так что жизни надо доверять и всё происходящее принимать с благодарностью. А хотелки свои иногда полезно урезать. Когда они выше уровня здравого смысла — жди беды. Надо стоять на земле и понимать реальность. Я всегда выхожу из бизнеса, если он дает меньше, чем я хочу, а забирает больше. Скажи спасибо, что хоть что-то заработал и иди дальше — такая логика. И как только говоришь спасибо, тебе дают второй шанс. 

Чем сейчас занимается Борис Остроброд? Какие у него дальнейшие планы?

— Он уехал в Латвию, где у него есть домик. Тихо живет и ищет новые темы для бизнеса. Я его прекрасно понимаю. Но после Sela  найти что-то аналогичное очень сложно. Чтобы что-то значимое построить, надо 10 лет жизни отдать, даже если у тебя очень много денег. Поэтому люди, которые уже построили что-то большое, редко заходят на второй круг. Есть, конечно, исключения. Например, Олег Тиньков — эталон безграничного энтузиазма и человек-бренд сам по себе. Он гений в создании бизнесов, их упаковке и продаже. Но парадокс в том, что после его ухода бизнес обычно исчезает, растворяется, во всяком случае не блестит.

Думаете с Тинькофф банком, который он чуть не продал (в пятницу стороны объявили об отмене сделки на $5,5 млрд), ждала бы такая же судьба?

— Банк собирался покупать Яндекс — читай «государство». Видимо, этот инструмент ему зачем-то нужен. А раз так, если сделка все-таки будет, банк наверняка продолжит работать. Если бы это был другой инвестор (наш или иностранный) — тут без гарантий. И мой жизненный опыт показывает, что в нашей стране, если тебя государство очень просит и дает какие-то разумные деньги (пусть даже не те, что ты хочешь, но все же больше, чем ты вложил), то есть если ты в итоге зарабатываешь, — надо продавать. Но необязательно после этого покидать Россию.
 
Вы сами уезжать на ПМЖ за границу не планируете?

— Моя семья в Лондоне. И я постоянно там бываю. Но я не понимаю, как можно жить за границей постоянно. Понятно, если в в родной стране по каким-то причинам опасно, но если всё нормально, если здесь друзья и работа, потерять родину — это несчастье и глупость. 

Справка «Нового проспекта»:

Аркадий Пекаревский родился в 1966 году в Ленинграде. Окончил Горный институт. В 1991 году — соучредитель корпорации Sela (оборот в 2008 году — $200 млн). В 2008 году продал партнеру долю в компании и стал инвестором. Сейчас развивает кондитерское производство «Ацтек» (марка Grondard), имеет долю в страховой компании «Капитал-Полис», агрегаторе для аренды кораблей Any Ships, фирме по производству и продаже детских игрушек Pic’n Mix и других бизнесах.

инвестиции
Другие статьи автора Читайте также по теме
Основатель многопрофильного холдинга «Феникс» Вячеслав Лейбман обещает сделать Ленобласть ягодным регионом благодаря расширению хозяйства «Утконос».
Крупный производитель натуральной косметики «Леврана» вложит в свое расширение в Петербурге более 1 млрд рублей. Участники рынка говорят, что спрос на натуральную косметику снижается из-за падения доходов населения.
Мясная гатчинская компания (МГК) вложит более 600 млн рублей в создание производства говядины полного цикла. Эксперты отмечают, что сроки окупаемости у подобных проектов обычно оказываются долгими, а время для реализации выбрано не самое подходящее.

Удалить нельзя оставить. «Новый проспект» и Союз журналистов Петербурга и Ленобласти провели правовой вебинар для редакторов и журналистов
16 июня 2021
Подкаст «Под ключ». Новый выпуск «Недвижимость vs биржа ─ сравниваем доходность, плюсы и минусы»
19 мая 2021
МОК выражает озабоченность гомофобией на российских телеканалах
05.08.2021
Реальная смертность от коронавируса в Петербурге оказалась в 1,4 раза выше официальной
05.08.2021
Сергей Шойгу предлагает построить в Сибири несколько крупных городов
05.08.2021
Майкла Калви суд признал виновным в растрате средств банка "Восточный"
05.08.2021
Российская медицинская сеть МИБС открыла центр МРТ в Витебске
05.08.2021
В Москве утвердили проект новой высокоскоростной железной дороги до Петербурга
05.08.2021
И.о. вице-губернатора Ленобласти по строительству стал чиновник из Смольного
05.08.2021
Борец Заур Угуев стал победителем олимпийского турнира в Токио
05.08.2021
Компания Fazer вложит €10 млн в расширение производства в России
05.08.2021
Владимир Зеленский советует патриотам России переезжать с Донбасса
05.08.2021
Первые дома в городе-спутнике "Южный" "Старт-девелопмент" собирается сдать к 2024 году
05.08.2021
Портал "Открытые медиа" объявил о закрытии
05.08.2021
На месте взрыва у входа в МО "Смольнинское" нашли остатки устройства с проводами
05.08.2021
Первое олимпийское "золото" в боксе в Токио завоевал для России Альберт Батыргазиев
05.08.2021
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки