Алексей Лахов: "Тюрьма наркозависимого человека не лечит"
Новый проспект
Интервью

Алексей Лахов: "Тюрьма наркозависимого человека не лечит"

Прочитано: 389

Фото: Московская школа профессиональной филантропии

Каждый десятый взрослый россиянин видит наркопотребителей в своём окружении — такие данные приводит ВЦИОМ. Предлагая варианты решения проблем наркозависимых в РФ, государственная служба социологии спрашивает лишь о мерах борьбы с «пропагандой наркотиков». В России множатся уголовные дела в отношении известных политиков и селебрити, связанные с этой статьей УК. Одним из последних под раздачу попал репер Моргенштерн — пропаганду усмотрели в листьях растения, изображенного на его татуировке. «Новый проспект» узнал у Алексея Лахова, профессионала профилактической работы наркопотребления, директора по развитию петербургского фонда «Гуманитарное действие» (НКО включена Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента), как меняется ситуация с наркопотреблением в России, кто на самом деле занят «пропагандой» в этой сфере и каковы перспективы применения удачного мирового опыта в РФ.

обратите внимание!

Настоящая статья не является пропагандой каких-либо преимуществ в использовании отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, в том числе пропагандой использования в медицинских целях наркотических средств, психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, подавляющих волю человека либо отрицательно влияющих на его психическое или физическое здоровье, а также способов употребления всего выше- и нижеперечисленного.

* НКО «Гуманитарное действие» включена Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Алексей, государственная социология говорит, что в возрастной группе 35-44 лет каждый десятый знакомый или родственник опрошенных употребляет наркотики (9%) . В целом по стране эта доля 7%. При этом в 2004 году было вдвое больше. Это хорошие цифры?

— По данным официальной наркологии, количество людей с психическими и поведенческими расстройствами, связанными с употреблением наркотиков, в России неуклонно снижается, и в 2020 году достигло 381 505. Важно понимать, что это именно те люди, которые обратились к врачу официально и были взяты на диспансерное наблюдение. При этом далеко не каждый человек с подобными расстройствами обращается в специализированные службы и некоммерческие организации. Так, по нашим собственным оценкам, за 2021 год из 1193 людей, употребляющих наркотики и прошедших тестирование на ВИЧ в нашем фонде, не состоят на учете у нарколога около 53%. И более 80% из них за последние 3 месяца не обращались за помощью в какие-либо медицинские и социальные организации, кроме нашей.

Фото: скриншот wciom.ru

Согласно социологическим опросам, число россиян, употребляющих наркотики как регулярно, так и эпизодически, составляет 1,8 млн человек. В регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА), по данным Международной комиссии по наркополитике, это самый высокий показатель. Для сравнения: в Украине таких 317 тыс., в Казахстане — 94,6 тыс., в Румынии — 81,5 тыс.

А еще ведь есть такое понятие, как коэффициент латентности, то есть скрытое количество людей, употребляющих наркотики (ЛУН). Он, по разным оценкам, варьирует от 7 до 10. И если умножить официальные данные на этот коэффициент, то по самым скромным подсчетам количество людей, зависимых от наркотиков в нашей стране, в реальности может превышать 2,5 млн человек.

При этом каждый пятый россиянин (19%) допускает, что в его окружении могут быть наркопотребители, но он про это не знает. И этот показатель растёт год от года. А трое из четырёх (74%) уверены, что в их окружении таких нет. Эти допущения, динамика и уверенность вам о чём говорят?

— Наркозависимость крайне стигматизирована, поэтому многие ЛУН скрывают свое употребление. То же самое касается их семей. Люди предпочитают не выносить сор из избы и не распространяться, что их дети, супруги, родственники замечены за употреблением наркотиков. Любопытно, что доля россиян, допускающих, что среди их близких и знакомых есть люди, употребляющие наркотики, но им об этом точно не известно, с 2010 года колеблется на уровне 19-20%, оставаясь практически неизменной. На мой взгляд, это может помимо прочего говорить о том, что респонденты на самом деле знают о таких людях в своем окружении, но боятся об этом говорить даже в рамках анонимного опроса.

Фото: скриншот wciom.ru

ВЦИОМ опрашивает только совершеннолетних. Допустим, что спрашивают и тех, кто до совершеннолетия 4 года живет с паспортом, а они честно отвечают. Как изменятся цифры по стране, по нашему региону?

— Думаю, что в возрастной группе 14-18 лет мы увидим более высокие оценки наличия в их окружении ЛУН. Да, в последние годы наблюдается тенденция к сокращению числа несовершеннолетних пациентов с психическими и поведенческими расстройствами, связанными с употреблением наркотиков. По данным Минздрава, в 2019 году государственной наркологической службой было зарегистрировано чуть более 5,1 тыс. детей и подростков, в 2020 — 4,3 тыс. Но, как метко заметил один из «подшефных» психолога нашего фонда, «подросткам в возрасте 15, 16, 17 лет наркотики сейчас достать проще, чем алкоголь». К сожалению, это связано с бурным развитием мессенджеров и даркнета в качестве площадок для получения информации о сбыте/приобретении. И, соответственно, может привести к повторному росту числа наркозависимых подростков.

Коллеги из «Новой газеты» ранее сообщали, что преследование детей за наркотики в целом снижается (если в 2013 году было наказано 2143 подростка, то в 2021 году — 1321). При этом среди преследуемых растёт доля тех, кто занимался распространением. В 2013 году это было 20% всех дел по наркотикам и подросткам, в 2021 сбыт занимал уже 41%. Стали меньше шмонать на улицах и больше мониторить соцсети, потому что удобнее и выгоднее для карьеры сажать за сбыт?

— На фоне бесконтактного распространения наркотиков посредством так называемых закладок и массированной рекламы по привлечению к этой деятельности растет количество подростков-закладчиков (хотя крупные наркошопы напрямую запрещают нанимать на работу несовершеннолетних). Как правило, именно они и попадают в поле зрения правоохранительных органов, пополняя статистику по сбыту. Это может быть даже удобно с точки зрения повышения раскрываемости особо тяжких преступлений, к которым относится торговля запрещенными веществами.

Подростки покупаются на «легкие» деньги, которые, как им кажется, сулит такая работа, тем более что, увы, и в Telegram, и в даркнете доступно множество материалов о том, как кладмену обезопасить себя. По оценкам независимых исследователей, в России кладменами могут работать около 14 тыс. человек, включая несовершеннолетних, а ежедневный оборот наркотиков, допустим, в одном только Санкт-Петербурге может достигать 130 млн рублей.

Фото: «Новая газета»

Как на ситуацию повлияло ужесточение наказаний в 2012 году? В частности, тогда за сбыт в крупном размере (1-3 грамма в зависимости от вещества) нижний порог санкции был увеличен с 8 до 10 лет лишения свободы.

— По большому счету, это привело к увеличению числа людей, осужденных по «наркотическим» статьям. Если в 2006 году таких было около 50 тыс. человек, то в 2017-м уже 135 тыс. К счастью, в последние годы ситуация начала меняться в лучшую сторону, и в 2020 году за подобные правонарушения были осуждены чуть более 70 тыс. человек. Тюрьма наркозависимого человека не лечит. Но при этом 77% приговоров по наркостатьям в 2020 году были вынесены за хранение, а не за сбыт. То есть, по сути, в эти жернова по-прежнему попадают в первую очередь те, кто употребляет наркотики, а не сбывает их.

Вернёмся к социологии. Любопытная разница в ощущениях граждан о том, как меняется уровень наркопотребления. Когда людей спрашивают про их населённый пункт, то 16% говорят, что потреблять стали больше, а когда говорят про страну в целом, то люди вдвое чаще видят рост потребления наркотиков — 30%. Вы можете объяснить такую уверенность в негативе о том, что от человека далеко?

— Возможно, люди, живущие в более маленьких городах, считают, что в городах-миллионниках априори должно быть больше людей, употребляющих наркотики. Может, дело в том, что в чужом глазу соринку видим, а в своем бревна не замечаем. В любом случае в наркопотреблении в России за последние 10 лет действительно произошли серьезные сдвиги. Самый очевидный — сокращение популярности опиоидов и доминирование психостимуляторов на основе синтетических катинонов, таких как мефедрон (препарат запрещён постановлением Правительства РФ от 29 июля 2010 года №578, внесён в Список I наркотических средств, оборот которых в РФ запрещён, постановление опубликовано 4 августа 2010 года и вступило в силу 12 августа 2010 года. — Прим. «НП») и альфа-PVP («соль»). Здесь официальная статистика точна, показывая снижение числа людей, зависимых от опиоидов, до 120 тыс. человек в 2020 году (в 2019-м — 134 тыс.), но при этом демонстрируя рост числа людей с зависимостью от психостимуляторов (почти 19 тыс. в 2020 году против 18,8 тыс. в 2019-м).

Это тревожная тенденция?

— Многие наркологи тоскуют по временам, когда у них на приеме были одни опиоидные зависимые, с которыми хотя бы понятно как работать, поскольку разработаны соответствующие протоколы и программы. И действительно, употребление подобных синтетических стимуляторов сопряжено с огромными рисками для здоровья человека, в первую очередь психического. Но стигматизация этих людей ни к чему хорошему не приведет, а только загонит их в подполье. Грамотно подобранная фармако- и психотерапия дают хорошие результаты и в этой группе наркопотребителей.

Какую долю в наркопотреблении россиян сейчас занимают так называемые лёгкие наркотики, которые легализуются в других странах?

— В свое время телеграм-канал DrugStat исследовал отзывы на купленный товар, оставленные на крупнейшем российском даркнет-маркетплейсе по продаже наркотиков. Один отзыв — одна сделка. В реальности число сделок наверняка было бо́льшим, поскольку не все люди оставляли отзывы на свои покупки. Так вот выяснилось, что в Санкт-Петербурге в начале 2021 года почти половина продаж приходилась на синтетические катиноны, а доля курительных наркотиков, которые легализованы в ряде стран мира, сократилась до 25%, хотя за пару лет до этого ситуация обстояла ровно противоположным образом. Еще в 2010 году в престижном научном журнале The Lancet было опубликовано исследование, которое показало, что наиболее опасным для жизни и здоровья граждан Великобритании психоактивным веществом вообще является алкоголь. Такие стимуляторы, по своим эффектам схожие с катинонами, как крэк (запрещён в РФ. — Прим. «НП») и метамфетамин (внесён в Список I наркотических средств, оборот которых в Российской Федерации запрещён. — Прим. «НП»), в этом рейтинге заняли 3-е и 4-е места соответственно. Каннабис (запрещён в РФ. — Прим. «НП») был на 8-м месте.

Фото: Московская школа профессиональной филантропии

Чем может быть обусловлена позиция властей по отсутствию смягчения каких-либо норм по образцу других стран? Нельзя лишать работы армию силовиков?

— Там, где в основе государственной наркополитики лежит так называемая война с наркотиками, работа силовым ведомствам найдется всегда. Там, где проблему злоупотребления наркотическими веществами рассматривают с медико-социальной точки зрения, наиболее востребованными окажутся психотерапевты, социальные работники, «равные» консультанты. Мне лично более близок второй путь, особенно благодаря тому, что есть примеры стран, пошедших по этому пути и добившихся потрясающих результатов. Например, Португалия, где благодаря декриминализации наркопотребления уровень смертности от наркотиков стал в 5 раз ниже, чем в среднем по ЕС.

Что говорит опыт других стран о распространенной точке зрения «сначала они просто курили, а потом сели на иглу»?

— Для того чтобы человек подсел на иглу, должен сложиться целый ряд факторов, и сам по себе факт употребления — только один из них. Зависимость развивается у людей, имеющих определенную генетическую предрасположенность, испытавших давление окружающей среды, в том числе со стороны сверстников, живущих с внутренними конфликтами, психологическими травмами, невыраженными эмоциями. Недавно на русском языке вышла книга известного канадского врача Габора Матэ «В царстве голодных призраков», где на конкретных примерах и данных рассказывается о различных биологических, психологических и социальных факторах, способствующих развитию у человека зависимости. И каждая страна здесь по-своему уникальна. Даже в самых счастливых странах мира, таких как Финляндия, Дания, Норвегия, всё равно есть люди, страдающие тяжелой наркотической зависимостью.

Потреблять наркотики — значит быть наркоманом? Тут есть градации, пороги? Ведь само по себе потребление позволяет записать в наркоманы едва ли не всех пенсионеров, по крайней мере тех, у кого остались старые запасы корвалола.

— Есть определенные диагностические критерии, которые позволяют поставить наркопотребителю диагноз «синдром зависимости от психоактивных веществ» или «употребление с вредными последствиями». Но навешивание ярлыков только способствует дальнейшей стигматизации проблемы, уходу человека в глухую защиту и его неспособности получить помощь, если она потребуется. При этом невозможно достоверно сказать, сколько времени займет путь от первой пробы наркотика до развития тяжелой зависимости и произойдет ли это вообще. В каждом случае это определяется индивидуальными факторами риска. Мне, например, потребовалось около года, чтобы дойти до стадии «употребления с вредными последствиями».

Как бы вы сформулировали вопрос о том, какие меры по борьбе с наркопотреблением будут реально работающими? Социологи ВЦИОМ про это не спрашивают, но 40% их респондентов заявляют о недостаточности мер борьбы.

Фото: скриншот wciom.ru

— Я бы не стал говорить про «борьбу с наркопотреблением», поскольку это терминология «войны с наркотиками», которая зачастую превращается в войну с теми, кто их употребляет. Эти меры уже известны и доказали свою эффективность: профилактическая работа в школах, причем не с позиции запугивания, а с позиции разбора негативных чувств, напряженных отношений с родителями, сверстниками, педагогами; программы снижения негативных последствий от употребления в целях профилактики передачи ВИЧ и вирусных гепатитов; профилактика передозировок; использование научно обоснованных методов лечения наркозависимости, включая когнитивно-поведенческую терапию; профилактика рецидивов употребления, или срывов; распространение групп взаимопомощи. А самое главное — гуманизация отношения к людям, попавшим в зависимость, хотя бы со стороны тех, кто сталкивается с ними в первую очередь: правоохранительные органы, медицинские специалисты, социальные службы. Радует, что в этом отношении есть положительные сдвиги, например со стороны судебной системы.

Алексей, что такое пропаганда наркотиков? Ваше определение.

— На мой взгляд, в первую очередь это распространение информации о местах приобретения наркотических средств и их прекурсоров, а также способов их изготовления. То есть, по сути, прямая реклама.

Тот факт, что государственная социология предлагает россиянам в качестве варианта ответа на вопрос, что такое пропаганда наркотиков, «изображение растений, из которых можно изготовить наркотик, в том числе на одежде», говорит о том, что социологи ВЦИОМ — люди с юмором, или просто они не совсем социологи? Кстати, каждый второй россиянин (49%) видит в «изображениях на одежде» ту самую пропаганду.

— Возможно, этот вопрос был связан с участившимися случаями административного преследования как медийных персон, в частности рэп-исполнителей, так и обычных граждан за изображения тех самых растений, из которых можно изготовить наркотик. По крайней мере, эти случаи достаточно широко освещались в СМИ и социальных сетях.

Фото: скриншот wciom.ru

Действительно, сразу в нескольких вариантах ответа фигурируют целые пласты искусства: музыка, кино. Нас к чему-то готовят, с учётом данных ВЦИОМ, что треть граждан считает недостаточными меры по борьбе с пропагандой наркотиков в интернете на фоне постоянных намёков Роскомнадзора тем же онлайн-кинотеатрам, что надо цензурировать фильмы на предмет сексуальных девиаций и пропаганды наркотиков?

— Возможно, это связано с тем, что в последние годы на фоне широкого распространения стриминговых платформ и сервисов музыкальных подписок увеличился и объем контента, в котором затрагиваются вопросы употребления наркотиков, повседневной жизни наркопотребителей. Далеко не всегда эти темы подаются в негативном ключе, то есть не соответствуют основным постулатам законов о пропаганде наркотиков, которые предписывают не формировать положительный образ наркопотребителя. Однако, на мой взгляд, уже принятых законов и имеющихся материально-технических возможностей вполне достаточно, чтобы эффективно бороться с рекламой наркотиков в интернете. При этом лично я не знаю людей, которые, прочитав условного Баяна Ширянова, пристрастились к наркотикам. И те люди, вместе с которыми употреблял я сам, и многие наши подопечные начинали это делать по другим причинам, никак не связанным с литературой или кино.

Фото: скриншот wciom.ru

Каких факторов, реально способствующих наркопотреблению, не хватает в списке ВЦИОМ?

— Социальная расслоенность общества, проблемы в семье, непроработанные детские и подростковые психологические травмы, увеличившаяся доступность наркотиков, на мой взгляд, несут в себе больше угроз, чем книги, сериалы и музыкальные произведения, в которых упоминаются наркотики.

Есть примеры в мире, когда рост контроля над действиями граждан в интернете способствовал решению проблем наркопотребления? Это вообще возможно?

— Может быть, этого удастся добиться странам, которые будут внедрять у себя системы блокировки неугодного контента по примеру китайского «Золотого щита», а также полностью заблокируют VPN-сервисы и TOR-браузер и введут ответственность вплоть до уголовной за их использование. Но тогда наркоторговля вернется на круги своя: сделки будут по старинке совершаться из рук в руки. И точно станет невозможно проводить в интернете профилактическую работу, и люди будут инфицироваться ВИЧ и умирать от передозировок, не имея доступа к профилактической информации.

Рассуждать о том, кто сегодня крышует наркотрафик в РФ, — преступление? Что вам известно об этом на примере нашего региона?

— В новостных сводках регулярно появляется информация о сотрудниках правоохранительных органов, которые либо повышают раскрываемость преступлений за счет подкидывания людям наркотиков, либо сами открывают магазины по продаже запрещенных веществ в интернете. К счастью, тот факт, что подобные дела раскрываются, говорит о том, что Управление собственной безопасности всё же выполняет свою работу и что туда можно и нужно обращаться в случае неправомочных действий со стороны сотрудников полиции. Лично мне кажется, что сейчас, на фоне распространения подпольных лабораторий по производству «синтетики», а также даркнета и мессенджеров для сбыта товара, проблема крышевания этого бизнеса со стороны как правоохранительных органов, так и рэкетиров, уже не столь актуальна.

Профилактика: кто и что делал вчера, что делается сегодня? Как вообще можно оценить успехи государства на этом поприще и различных волонтеров с НКО?

— На мой взгляд, лучше всего про это сказано в Международных стандартах по профилактике употребления наркотиков Управления ООН по наркотикам и преступности: «Общая цель профилактики наркомании состоит в здоровом и безопасном развитии детей и молодежи для того, чтобы они могли реализовать свои таланты и потенциал и внести вклад в общество. Эффективная профилактика наркомании вносит существенный вклад в позитивное взаимодействие детей, молодежи и взрослых со своими семьями, школой, работой и сообществом».

На мой взгляд, на сегодня в России катастрофически мало НКО и волонтеров, которые занимаются подобного рода профилактической работой. Хотя хорошие примеры есть. В 2015 году в Санкт-Петербурге при поддержке комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями была реализована программа профилактики употребления наркотиков в средних и средних специальных образовательных учреждениях города, построенная по принципу «Ровесник ровеснику», то есть когда сами подростки, прошедшие предварительную подготовку, работали с другими подростками. Она подразумевала работу с ценностями подростков, предоставление альтернативы употреблению, противодействие употреблению, например в виде тренингов уверенного поведения, тренингов на тему того, как сказать нет, если тебе предлагают наркотики. Плюс снабжение подростков информацией о том, как формируется зависимость, какие причины приводят к развитию зависимости и т. д. К сожалению, эта программа не получила дальнейшего развития.

Наши коллеги из Новосибирска — общественная организация «Гуманитарный проект» — разработали «Программу 15», по сути, технологию в области охраны здоровья не только подростков и молодежи, но и их родителей, основанную на лучших международных рекомендациях. Опять же, не могу сказать, что она внедряется повсеместно, хотя и получила положительную рецензию Института психолого-педагогических проблем детства Российской академии образования.

Фонд «Фокус-Медиа» сейчас реализует Программу поддержки уязвимой молодежи в Нижнем Новгороде, Екатеринбурге и Ростове-на-Дону. В рамках проекта проводятся тренинги для партнерских НКО с целью передачи им методик работы с молодежью в сфере сохранения здоровья и развития навыков трудоустройства. Хочется, чтобы подобные проекты реализовывались не в трех, а, например, в 33 крупных городах.

У вас есть понимание, какое количество людей обращается к наркотикам, «потому что модно», а какое, «потому что тошно»?

— Во время консультаций наши подопечные из числа тех, что страдают тяжелой зависимостью, нередко рассказывают о том, что впервые попробовали наркотики вроде бы потому, что это было «модно». Но на самом деле — потому, что в семье царил кромешный ад, и они хотели почувствовать себя принятыми, нужными, важными. И шли туда, где, как им казалось, могли это получить, в те самые «модные» тусовки. И становились зависимыми, а, по сути, наверное, были ими еще до того, как впервые попробовали психоактивные вещества…

Получается, что мы упираемся в бесконечную «дедовщину» отсутствия любви между взрослыми и детьми, когда, становясь взрослым, человек копирует негатив, с которым он сталкивался, будучи ребёнком?

— Да, вы достаточно точно выразили суть этой проблемы.

Какие проблемы в вашей работе сейчас главные? И есть ли смысл вообще что-то пытаться здесь делать, когда вас метят клеймом «иностранный агент»?

— Основные проблемы — это сокращение финансирования нашей работы, в том числе в связи со статусом иностранного агента. Так, если до получения статуса мы выиграли пять президентских грантов на работу с наркозависимыми людьми подряд, после этого было уже четыре отказа. Стало сложнее строить коммуникацию с бизнесом, который и так не горит желанием поддерживать подобную работу. Но при этом благодарны комитету по социальной политике Санкт-Петербурга, который выделил нам две субсидии, несмотря на статус. Поэтому ответ — да, пытаться можно и нужно.

Фото: Московская школа профессиональной филантропии

Что касается лично меня, то я бы хотел изнутри увидеть работу программ помощи наркозависимым людям в странах с наиболее прогрессивными, на мой взгляд, мерами поддержки: Канаде, Нидерландах, Германии, Швейцарии, Люксембурге. Более того, я уже начал предпринимать шаги в этом направлении. В конце 2020 года подавался на обучение в одном из колледжей Торонто по специальности Community Worker, которое предполагало прохождение практики на базе некоммерческой организации, работающей с наркозависимыми людьми. Увы, в студенческой визе мне отказали. Думаю, во многом это было связано с наличием у меня судимости за наркотики.

Но затем я подался на так называемую криминальную реабилитацию — процесс, позволяющий бывшим осужденным показать, что они действительно исправились и изменились. Для того чтобы его пройти, необходимо приложить документы из суда, характеристики от различных людей (например работодателей, соседей, друзей), написать письмо с объяснением своего проступка и пояснением, почему считаешь себя реабилитированным, заплатить максимум 1 тыс. канадских долларов и отдаться на милость иммиграционных офицеров. Я так и сделал и в ноябре 2021-го получил положительное решение канадских властей. Так что теперь буду снова пробовать подаваться на тематические обучение или работу в этой стране.

Николай Нелюбин специально для «Нового проспекта»

справка нового проспекта

Алексей Лахов родился в 1980 году в Ленинграде. Окончил Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет по специальности «Связи с общественностью». Имеет личный опыт наркопотребления. Справившись с зависимостью, более 15 лет работает в сфере профилактики ВИЧ и СПИДа, вирусных гепатитов, употребления психоактивных веществ и снижения вреда. Работал генеральным менеджером коалиции НКО в области снижения вреда Outreach (Таллинн, Эстония), консультантом Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН). В настоящее время — директор по развитию петербургского фонда «Гуманитарное действие» (21.12.20 НКО включена Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, учетный номер в реестре — 7814012557). Принимал участие в многочисленных исследованиях для рецензируемых журналов о новых психоактивных веществах и снижении вреда в интернете. Является автором руководства по веб-аутрич-работе для Программного офиса УНП ООН в Восточной Европе.

наркотики социальная политика
Другие статьи автора Читайте также по теме
На ПМЭФ-2022 в Петербурге министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко пообещал к следующему году изменить систему оплаты труда медработникам. И рассказал, что еще планирует сделать государство для развития медицины.

Основатель фонда помощи пожилым людям и инвалидам «Старость в радость» Лиза Олескина рассказала «Новому проспекту», как дома престарелых переживают пандемию, что нужно сделать, чтобы старость россиян была достойной, и какую лепту в это может внести бизнес.

"Росатом" начал переговоры о строительстве в Индии шести новых атомных энергоблоков
06.12.2022
Суд признал движение «Весна»* экстремистской организацией
06.12.2022
Российским женщинам разрешили работать укладчиками и пожарными
06.12.2022
"Газпром" и "РусГазДобыча" запустили Семаковское месторождение в Арктике
06.12.2022
Шоу "Пусть говорят" вернется на ТВ с историями о Ванге и Илоне Маске
06.12.2022
Прожиточный минимум в Петербурге повысят до 15 тыс. рублей
06.12.2022
Путин поручил создать в новых регионах органы по борьбе с коррупцией
06.12.2022
Государство Босния и Герцеговина может получить статус кандидата на вступление в ЕС уже 15 декабря
06.12.2022
Инвестиции в объекты коммерческой недвижимости Петербурга и Ленобласти превысили $500 млн
06.12.2022
Русско-Высоцкая птицефабрика в Ленобласти возобновит работу после смены собственника
06.12.2022
Новогоднюю елку для Дворцовой площади срубили в Ленобласти
06.12.2022
Количество рейсов из Петербурга в Астану увеличили до трех в неделю
06.12.2022
Предприятия Ленобласти возобновляют прерванный экспорт сельхозпродукции
06.12.2022
Пикассо и Дали глазами художника: в Петербурге открылась выставка портретов великих мастеров
06.12.2022
Владелец пивоваренной компании "Бочкари" Вадим Смагин намерен купить закрытый завод PepsiCo
06.12.2022
Соперником Дональда Трампа на выборах президента США может стать его бывший советник Джон Болтон
06.12.2022
Скончался "Король эпизода" актер Юрий Дубровин
06.12.2022
Комтранс планирует открыть новый автобусный маршрут в Адмиралтейском районе в 2023 году
06.12.2022
Авиарейсы из Петербурга в Дубай станут ежедневными с 15 декабря
06.12.2022
Meta* грозит прекратить публиковать новости
06.12.2022
Парламент Индонезии запретил секс вне брака и местным жителям, и иностранцам
06.12.2022
Латвия отобрала лицензию у "Дождя"*. Канал прекратит вещание в ночь на 8 декабря
06.12.2022
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки