Александр Шарапов: «Идет искусственное удушение бизнесов, которые умирать не собирались»
Новый проспект
Интервью

Александр Шарапов: «Идет искусственное удушение бизнесов, которые умирать не собирались»

Прочитано: 2250
Александр Шарапов: «Идет искусственное удушение бизнесов, которые умирать не собирались»
Александр Шарапов, основатель Becar Asset Managment, рассказал «Новому проспекту» о том, кому выгоден локдаун, о влиянии «цифровых кочевников» на рынок недвижимости и об изменившемся отношении иностранцев к россиянам и российским деньгам.

Александр Олегович, очередной мировой экономический кризис, который вы давно предсказывали, разразился. Что скажете, совпадает реальность с ожиданиями? 

— Этот кризис нас только накрывает. Если сравнивать ситуацию в мировой экономике с временами года, то сейчас начало декабря: морозы уже ударили, но самое страшное еще впереди. 

И что же нас ждет?

— Огромные проблемы банковского сектора, который все еще надеется, что удастся как-то решить вопросы с реструктуризацией кредитов, с отсрочками. Но уже очевидно, что многие бизнесы кредиты отдать не смогут, так что банки ждет вал проблемных активов с непонятной перспективой развития. А это — кризис. Об этом мало кто говорит и пишет, но огромной бедой для мира может стать обвал китайской банковской системы, где проблемных активов не меньше чем у нас. Настоящие авгиевы конюшни! Так что глобальный кризис только начинается. Сейчас мы видим первых стрекоз, которые лето пропели и к зиме не подготовились, и первых замерзших птичек — крепких хозяйственников, которым власти не давали зарабатывать, обрекая на гибель. 

Чем нынешний кризис отличается от тех, что все мы уже переживали?

— Во-первых, это не кризис, который чистит рынок от неэффективных компаний. В этот раз идет искусственное удушение бизнесов, которые умирать не собирались и даже не ждали проблем. Взять те же фитнес-центры, которые сейчас по всему миру на грани банкротства. Вроде в пандемию нужно поддерживать спортивные центры, чтобы люди укрепляли там здоровье и сбрасывали вес (ведь чем больше жира, тем сложнее организму справляться с инфекциями). Но нет — фитнес под замком. А мы все сидим по домам: мало двигаемся, зато много пьем и жрем на фоне страшных новостей. Где логика? Яркий пример отношения к спорту продемонстрировали умняшки-шведы. В июне они сняли с локдауна все публичные дома, а спортивные центры оставили под запретом еще на месяц. Спрашивается, неужели в спортивном зале у людей более тесный контакт, чем в публичном доме? 

Во-вторых, такого количества глупостей и ошибок со стороны политиков, как в этот кризис, раньше никогда не было. Тот же французский президент объявил по стране комендантский час с 9 вечера до 6 утра из-за пандемии. Но когда фанатик убил учителя, лично вышел с толпой протестующих на площадь. Я понимаю, что свобода слова — важная штука. Но ты или комендантский час объявляй, или людей на площадь выводи — будь как-то последователен. А с этим у правительств во всем мире сейчас проблема. Мы живем в какой-то искаженной реальности. И это страшно. 

Известный американский политический аналитик Фарид Закария недавно написал, что от локдауна погибнет в мире больше людей, чем от ковида... Вы согласны? 

— Да, есть такие прогнозы. Эксперты говорят, что в результате пандемии 400 млн человек по всему свету в ближайшее время будут голодать, в том числе 150 млн детей... Но это не всё. Люди в состоянии стресса стали совершать больше самоубийств, резко выросла статистика по передозировке наркотой и алкоголем. Да, мы боимся коронавируса. Но не того мы боимся! Мне 50 лет, и я только что переболел ковидом. Не так уж он оказался страшен. Бояться надо мощнейшей экономической катастрофы, которая только приближается. И социальной катастрофы тоже.

Вы про обнищание граждан говорите?

— Не только. Есть еще одна проблема — молодежь, которой никуда нельзя ходить и негде выплеснуть тестостерон. Капля раздражения — и покатится по стране волна выступлений и протестов. Люди выйдут на улицы, просто чтобы почувствовать энергетику толпы, чтобы быть вместе, потому что они соскучились по единению. И им будет всё равно, против чего протестовать. Повод найдется. Власти не осознают, какой может быть мощный социальный взрыв. Они не слушают психологов, которые об этом пишут. Вообще, мы видим страшное неуважение к профессионалам, которые оценивают ситуацию с пандемией. Их задвигают куда-то на задворки информационного поля, а на передний план выталкивают дилетантов и истеричек. 

Видимо, кому-то это выгодно...

— Да, тут как в классическом детективе: надо смотреть, кому на руку преступление. Кто бенефициары локдауна? Медики и фармацевты? Вряд ли. Они героически лечат, гибнут, делают вакцину, которой всё еще нет. Производители масок и санитайзеров? Да, но это небольшие индустрии без особых рычагов влияния. Кто выиграл по-крупному, так это диджитал-комапнии — все эти Google, Amazon, Microsoft, Apple, которые в пандемию получили миллиарды новых клиентов и удвоили свою цену. Но странно думать, что их собственникам не хватает денег и они хотят еще больше... Может, виноваты не собственники, а менеджеры среднего звена этих глобальных корпораций? У этих людей, как правило, есть небольшие пакеты акций своих компаний. На фоне локдауна эти акции резко выросли в цене. И люди решили, а почему бы не поддержать этот рост? И делать-то ничего особенного не надо — достаточно просто побеспокоиться о гражданах, об их здоровье и подольше подержать их на карантине. Так под благовидным предлогом заботы о здоровье населения в эфир социальных медиа потекли новости в формате сводок с фронта. А тех, кто говорил, что смертность от ковида ниже, чем от гриппа, что можно обойтись без локдауна, блокировали или запихивали туда, где их невозможно найти. 

Но должны же власти следить за ситуацией?..

— Политики — заложники электората. Если людям страшно, политики должны их защищать, иначе за политиков никто не будет голосовать. Поэтому в погоне за рейтингами они и совершают кучу ошибок. Это замкнутый круг. И совершенно непонятно, долго ли мы еще будем бояться ковида и требовать от властей защитить нас, ограничивая наши свободы, лишая зарплат и рабочих мест. Это проблема массового бессознательного. Сами себе вредим. Жуть, короче.

Как Becar переживает кризис? Были у вас сокращения штата?

— Были, а что делать. В кризис от «жирка» приходится избавляться. Сократили тех, кто работал на развитие, и сосредоточились на текущих проектах, особенно на тех, которые направлены на креативную молодежь, на «цифровых кочевников». До карантина иной айтишник зарабатывал больше, чем банкир. А в пандемию диджитал-экономика вообще сделала огромный скачок вперед. Доходы занятых в этой сфере людей еще выросли. Вот на них мы и ориентируемся. Что им интересно в недвижимости? Коливинги, коворкинги — те форматы, где возможны коллаборация и общение. Мы их обеспечиваем, спасая людей от депрессии и одиночества. Они говорят нам за это спасибо и платят деньги. Так что в секторах, завязанных на онлайн, у нас всё хорошо. Но основная часть бизнеса Becar — это все-таки офлайн, поэтому дела в компании не так хороши, как хотелось бы.

Уйдете в минус по выручке и прибыли в этом году?

— Нет. Будет плюс. Но не тот, который планировали, а существенно меньше. По прибыли — в разы меньше, а по выручке — на десятки процентов.

Несмотря на это вы продолжаете искать варианты для развития бизнеса. Судя по вашему Facebook, вы недавно вернулись с Кипра. Что планируете там делать?

— Мы изучали возможность создания там коливинга и lifestyle-отеля. Под отель подыскиваем участки. В принципе, проект может получиться. А коливинг, скорее всего, делать не будем, хотя в последние годы на Кипр переехало много молодых айтишников, в том числе из России. Но это, как правило, семейные пары. Одиночки, на которых в основном и рассчитаны коливинги, едут на Кипр неохотно, поскольку им там скучно. Так что коливинги хороши для больших европейских городов — Берлина, Амстердама, Лондона. Но точно не для Лимасола. 

Планируете создавать сеть коливингов в европейских городах?

— Это задача следующего года. По ощущениям только весной можно будет говорить о том, что рынок переболел кризисом. До этого что-то покупать под проект бессмысленно. Сейчас мы анализируем рынки, подбираем площади под проекты и ищем соинвесторов. Копим опыт и силы, чтобы в начале рыночного роста активно выстрелить. Начнем в 2021 году и, думаю, сделаем существенный портфель проектов лет за семь-восемь — к тому моменту, когда в экономике возникнет следующее сильное напряжение. Ведь кризисы цикличны. 

Уже есть понимание, сколько в сетке будет коливингов и под каким брендом они будут работать?

— О количестве пока трудно говорить — оно будет зависеть от того, сколько соинвесторов мы найдем. Для примера, первый коливинг The collectivе открыли в Лондоне в 2016 году. Проект выстрелил. Его создатели решили делать по одному-два проекта в год, но еще до пандемии смогли привлечь инвестиции в объеме $1 млрд и стали запускать по 10 проектов ежегодно. Так что вопрос только в деньгах, а спрос есть. Что касается нашей сетки, то первый коливинг в Европе мы планируем запустить в Амстердаме, второй, скорее всего, в Берлине. А бренд будет You&Co — тот самый, который мы недавно вывели на рынок Петербурга и в следующем году выведем в Дубай. Я уверен, как только мы запустим первые успешные проекты в других странах, инвесторы к нам потянутся. Они же верят не в идею, а в готовый продукт. 

Когда именно запустите проект в Дубае?

— В августе следующего года. Конструктив здания завершен, приступаем к отделке и оснащению. В этом году в Дубае должна была пройти Всемирная выставка, но из-за пандемии ее перенесли на следующий год. И это подарок судьбы! Теперь мы точно успеем завершить свой проект к этому событию и сможем на нем заработать. 

Другие проекты в Дубае планируете?

— Конечно. Это очень перспективный рынок. Там жесткая конкуренция между отелями высшей категории, но нет отелей для молодежи. Мы хотим такой lifestyle-отель создать. Не на море, а минутах в десяти от него. До последнего времени от запуска проекта нас удерживали местные законы. Они, например, де-юре запрещали ночевать вместе людям, не состоящим в официальном браке (де-факто на это вообще никто не обращал внимание), или запрещали распивать спиртные напитки без особой лицензии. Но теперь законы поправили. В Дубае вообще многое изменилось. Там строится синагога, действует безвизовый режим с Израилем. Это не восточный город, а настоящий интернациональный сити, даже более интернациональный, чем Лондон и Нью-Йорк. В Дубае не найти человека, который говорит только на арабском — все знают английский. Там лишь 10% населения местные, остальные приезжие. Это интересный город, город будущего. Не зря его Павел Дуров (создатель «ВКонтакте» и Telegram. — Прим. «НП») выбрал для проживания. Землю под проект своего отеля мы еще не купили. Как обычно, ищем соинвестора, чтобы снизить риски. Это наш традиционный подход. 

А как развивается ваш бизнес в Америке? 

— Реализованные проекты коттеджных поселков работают и генерируют прибыль, а новые мы не запускали. В США у меня очень консервативные и правильные партнеры — дедушки, которым далеко за 70. Они еще 2 года назад сказали, что рынок очень перегрет, и не ошиблись — бабахнуло. Так что последние 2 года мы на американский рынок нос не совали. Но скоро вернемся — уже смотрим проекты, а инвестировать будем весной. 

Что думаете об итогах американских выборов? Отразятся они как-то на бизнесе россиян в США?

— Существенных изменений не жду. Трамп был неординарным президентом, но экономика при нем росла. А что будет теперь — сложно сказать. Многие кричат, что Байден не даст экономике США упасть. Я не верю — он не волшебник. Думаю, он не будет так активно вливать деньги в рынок — наверняка будет аккуратен. Так что после Нового года возможны проблемы в банковской сфере США, и рынки начнут корректироваться. А вообще, не президент делает Америку. Многое зависит от того, насколько Конгресс будет ужесточать налоговую политику. Посмотрим. 

Что касается отношений Америки и России, то Байден обещал новые санкции. Но я не думаю, что они хоть как-то коснутся меня лично. Я безобидный. Вообще, в Америке те, кто не лезет в политику, проблем не испытывают. Там всё прагматично и понятно. Америка как экономика стабильна, прогнозируема и развивается. Грех на этом не зарабатывать. 

В Лондоне вы тоже зарабатываете? Все-таки вы там живете — было бы логично...

— Планы были. Но я очень рад, что не успел их реализовать. Экономика Англии уже потеряла 40% из-за Brexit. Просел и рынок недвижимости. А как только Brexit случится (это произойдет 1 января 2021 года. — Прим. «НП»), в Британии 2–3 года инвесторам делать будет точно нечего. Brexit для их экономики хуже пандемии. Но если смотреть на ситуацию шире, Британия поступает правильно. Правда, какое-то время будет трудно. Вообще, Лондон интересен инвесторам с точки зрения стартапов. Тут много энергичных людей, которые продолжают приезжать, несмотря ни на что. Но банковский бизнес переместился в другие города Европы. Это создает проблемы. 

Как сейчас относятся к России и россиянам на Западе? 

— Есть несколько слоев взаимодействия. Первый слой — мы как люди. К россиянам в том же Лондоне относятся приветливо — не хуже, чем к другим нациям. Второй слой — политика. На Западе есть люди, которые уважают Путина за прямоту, но большинство считает, что он... не говорит правду. Вернее, говорит одно, а делает другое (за это, кстати, в Европе очень не любят американцев). В Европе принято все-таки, чтобы слова и дела совпадали, хотя и у самих европейцев это не всегда получается.

Третий слой — когда ты становишься инвестором. Обычно в этом случае все хотят иметь с тобой дела. Но мы, россияне, после объявления санкций стали для европейцев довольно токсичными партнерами. Прежде чем начать с нами бизнес, приходится всё проверять: и активы, и друзей, и родственников. Не дай бог, они окажутся как-то связаны с людьми под санкциями. Начнутся проверки, а это огромная бюрократическая проблема. Поэтому сегодня, выбирая партнера, скажем, между россиянином и китайцем, европейцы при прочих равных выберут китайца. Опять же, мир до сих пор очень настороженно относится к капиталам россиян. У людей типа меня, которые давно живут в Британии, имеют счета в мировых банках и проекты в разных странах, проблем не возникает. Но просто прийти с улицы и открыть счет в банке россиянин сегодня не может. 

Происхождение ваших капиталов тоже на старте проверяли?

— Конечно. В 2010 году, когда я впервые инвестировал в США, Госдеп 3 месяца изучал, откуда мои капиталы, как я их зарабатывал. Особенно интересовались периодом «нулевых» в моей биографии. Очень глубоко копали. Но сейчас глубина проверки на порядок выше. 

Стало ли в Лондоне больше россиян за последние годы?

— Русскоязычная община в Лондоне — это более 500 тыс. человек. В последнее время стало популярно учить детей в Англии. Не потому, что здесь образование лучше, а потому, что здесь учат независимому мышлению — тому, что реально нужно в новом диджитал-мире. За детьми тянутся и родители. Также много вынужденных переездов. Преследований по политическим мотивам стало больше, что уж говорить. 

Лично для меня переезд в Лондон стал настоящей культурологической ломкой. Но мне удобно здесь жить. Отсюда легко контролировать бизнесы по всему свету. И здесь я изучаю многие мировые тренды, а потом тащу их в нашу страну. Поэтому Becar называют в России инноватором и тренд-мейкером, хотя мы почти ничего не придумываем сами — просто берем лучшее с Запада. Это дает хороший толчок для развития новых форматов. Если бы я жил в России, ничего бы этого не было.

Что с вашими планами по развитию сети апарт-отелей в России? 

— Самый важный проект бренда апарт-отелей Vertical для нас — это комплекс на ул. Орджоникидзе в Петербурге. В нем будет пять башен общей площадью 120 тыс. м2. Три башни — под коливинги, а еще две — под гостиницы (бренд Ramada «4 звезды» гостиничного оператора Wyndham). А в двухэтажном стилобате этого комплекса разместится торговля. Сейчас мы делаем концепцию этого торгового комплекса площадью 10 тыс. м2. Это будет первый молодежный ТЦ в России с соответствующей фан-культурой, сервисами, ретейлом и особой атмосферой. Абсолютно кислотная тема. Бренд будет новый. 

Как ваш проект нового отеля на Таганке в Москве? Скоро открытие?

— В декабре запустим. В отеле будет 83 номера. Работать он будет под брендом Vertical Boutique, BW Signature Collection «4 звезды». Вообще, спрос на наши отели и в пандемию был хороший. Они не закрывались. В апреле средняя заполняемость была 40%, сейчас — 60%. Это гораздо больше, чем у традиционных отелей. Можно сказать, что пандемия проверила lifestyle-формат на прочность, и он эту проверку выдержал. 

Что с ТЦ «Смайл» в Петербурге. Удалось привлечь в проект инвесторов?

— На данный момент мы продали в ТЦ больше половины площадей.

Какое оно — новое поколение инвесторов, то самое поколение Z? 

— Они прекрасны, забавны, неопытны и наивны. Они очень хорошие. Но они не прощают обмана, общих слов и лозунгов. Эти ребята выросли со смартфоном в руке. Им проще задать вопрос чат-боту, чем живому человеку. Они тянутся к общению, но живой человек для них страшен. Они более развиты, чем мы, в тех темах, которые диктует диджитал-мир, но мало что понимают в реальной жизни. Вообще, это интересное, яркое, эффективное, ранимое поколение. Они отличаются от нас, как я отличался от своего дедушки, который вырос в коммунистических понятиях и был чужд бизнесу. 

А какие получаются сотрудники из этого поколения? Говорят, что этих людей не удержать ни кнутом, ни пряником, если им неинтересно работать? Как вы их мотивируете?

— С каждым поколением мы становимся всё менее восприимчивы к дубине. Да и неэффективно угрожать увольнением сотруднику, если у тебя дефицит кадров. А хороших творческих и диджитал-сотрудников реально мало. Это дефицитный товар, который понимает, что он дефицитный. И ты ему: «Дорогой дефицит, делай что говорю, иначе я тебя уволю!» А он: «Вот круто — давай! Я как раз хотел пару недель отдохнуть и заняться чем-нибудь другим. Спасибо тебе, ты классный чувак и приколист». Вот что будет. Как себя с ними вести? С юмором и играя, как с детьми. Они чувствуют, когда делается правильное и хорошее дело — они за это держатся. А наказать их можно только одним — пригрозить, что не дашь делать интересный проект. Это реально сработает. 

Наверное, не время говорить про IPO, но были же такие планы...

— До него еще далеко. Когда у нас появится сетка из 50 коливингов по Европе, тогда можно будет думать об этом, а пока надо проекты мультиплицировать. Мы, кстати, готовы давать франшизу на свои бренды — она готова. Пока в довольно гибком формате — мы готовы многое позволять, разъяснять и учить. 

Деньги для вас — это...

— Это энергия и инструмент позитивного изменения мира. Чем больше денег, тем больше возможностей созидать.

Справка "Нового проспекта":

Александр Шарапов родился 29 января 1970 года в Ленинграде. Окончил «Военмех» и курсы Института управления недвижимостью США. С 1992 года — президент Becar. Женат. Воспитывает четверых детей.

Becar Asset Management – международная группа компаний с более чем 29-летним опытом работы в России, США, Европе, странах СНГ и Ближнего Востока. Группа Becar оказывает полный спектр услуг во всех сегментах недвижимости, реализует девелоперские проекты в России и за рубежом. На сегодняшний день в портфеле компании: сеть апарт-отелей Vertical в Петербурге и Москве, БЦ «Станция», федеральная сеть коворкингов GrowUp, ТЦ «Смайл» в Петербурге, поселки арендного жилья в формате multifamily в США и коливинг на стадии строительства в ОАЭ. В управлении и обслуживании УК Becar порядка 8 млн м2 недвижимости разного функционального назначения. Общее число сотрудников превышает 5 000 человек.


девелопмент инвестиции недвижимость
Другие статьи автора Читайте также по теме
Как инвестиционный инструмент апартаменты уверенно обходят квартиры в новостройках. О том, за счет чего это стало возможно, рассуждает генеральный директор ООО «Пулково Скай», девелопер проекта Status Сергей Ногай.
Конкурсное производство на Петербургской макаронной фабрике (производила продукцию под брендом «Знатные») завершилось мировым соглашением. Эксперты склоняются к мысли, что теперь имущественный комплекс на ул. Коли Томчака в Московском районе ждет редевелопмент.
Мурманская компания «Мега Фуд» запустила в Петербурге производство охлажденного мяса под брендом «Мясное подворье». Инвестиции в проект составили 250 млн рублей.

ЦИК запретил копировать информацию со своего сайта. Алексей Куприянов объясняет, что это значит
19.09.2021
МВД зафиксировало 750 жалоб за три дня выборов
19.09.2021
В России разработали новый пистолет-пулемет для спецназа
19.09.2021
Явка на выборах в Госдуму превысила 45%
19.09.2021
Памфилова: почти 7500 бюллетеней на выборах в Госдуму признали недействительными
19.09.2021
Генконсул РФ заявил, что США не ответили на запрос о безопасности участка в Нью-Йорке
19.09.2021
Россия обсудила с США претензии о вмешательстве в выборы
19.09.2021
Синоптик спрогнозировал дожди в Петербурге во второй половине октября
19.09.2021
ЦИК подтвердил факты вброса бюллетеней в 6 регионах
19.09.2021
В Австралии будут следить за акулами с помощью беспилотников
19.09.2021
Первые итоги голосования ожидаются после 21:00 по Москве
19.09.2021
Переезд "Газпрома" принесет в бюджет Петербурга 40 млрд рублей в год
19.09.2021
Спрос на новостройки в Петербурге за два года сократился на 32%
19.09.2021
РПЦ может уже в ноябре признать подлинность царских останков
19.09.2021
В Стрельне нашли авиабомбу времен войны весом 100 кг
19.09.2021
Спор о шампанском будет разбирать российско-французская рабочая группа
19.09.2021
Опрос: 53% россиян уверены, что отпуск должен быть длиной в месяц и даже больше
19.09.2021
За два дня в Петербурге явились на выборы в Госдуму только 20,44% горожан
19.09.2021
Crew Dragon с непрофессиональным экипажем приводнился в Атлантике
19.09.2021
Блокадники получат 50 тыс. рублей из бюджета Петербурга
19.09.2021
Аппарат омбудсмена Петербурга получил 269 сообщений о нарушениях на выборах
19.09.2021
Во второй день голосования в Петербурге явка на выборы в Госдуму составила 16,7%
19.09.2021
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки