Сергей Беляков: «Мы входим в 2021 год с работающей экономикой»
Поделитесь публикацией!

Сергей Беляков: «Мы входим в 2021 год с работающей экономикой»

Сергей Беляков 24 декабря 2020
Сергей Беляков: «Мы входим в 2021 год с работающей экономикой»
Председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Сергей Беляков о новых вызовах, с которыми столкнулись ретейлеры в 2020 году, и о том, что позволяет торговцам с надеждой смотреть в 2021 год.

Food retail обеспечил наличие продуктов, купировав панику населения

В этом году мы столкнулись с новыми для себя вызовами. Причем для сегментов food и non-food эти вызовы были разными.
Продовольственным торговцам пришлось формировать дополнительные запасы основных товаров, чтобы удовлетворить ажиотажный спрос и купировать панику. Для этого потребовались значительные инвестиции. Компании сегмента food, члены АКОРТ, увеличили запасы товаров ежедневного спроса с коротким сроком годности в 3–16 раз, изменили логистические каналы доставки и продолжают пересматривать принципы локации распределительных центров, чтобы с меньшими издержками обслуживать большее количество торговых точек в регионах. 

Затраты ретейлеров на обеспечение сотрудников средствами индивидуальной защиты (СИЗ) и регулярную дезинфекцию помещений по итогам 2020 года составят примерно 7,3 млрд рублей. В целом расходы участников рынка на обеспечение санитарно-гигиенических и прочих мер в условиях эпидемии, а также на поддержание ассортимента и удержание цен в апреле-июне 2020 года выросли на 65 млрд рублей.

Non-food retail был вынужден закрыть офлайн-магазины

Non-food получил вызов совершенно другого порядка. Каналы онлайн-доставки и пункты выдачи товаров не компенсировали потери от локдауна.

В период с конца марта по 1 июня 2020 года 90% непродовольственных магазинов в РФ были закрыты. Ежемесячные потери крупных сетей non-food составили около 35 млрд рублей, а суммарно по компаниям — членам АКОРТ — около 105 млрд рублей. Кроме того, невзирая на то, что магазины непродовольственной розницы были закрыты, примерно 3 млрд рублей было потрачено на обеспечение сотрудников СИЗ и регулярную дезинфекцию помещений.

Ситуация была тяжелейшая, но ретейл с ней ответственно справился благодаря эффективному взаимодействию с органами власти как на федеральном, так и на региональном уровне. Это касается всех профильных ведомств: Министерства промышленности и торговли, Министерства сельского хозяйства, Роспотребнадзора, Федеральной налоговой службы и Федеральной антимонопольной службы. Мне кажется, это уникальный опыт совместных усилий без чрезмерного регуляторного воздействия, который позволил пройти пиковый сложный период первой волны с использованием преимущественно рыночных инструментов.

Падение в отрасли розничной торговли обрушило ВВП

Мы справились с вызовами первой волны пандемии, но сейчас появилась другая проблема — доступности цен. Если с запасами продуктов у нас всё хорошо, то с уровнем доходов населения не всё так радужно.

Падение продаж в апреле и мае не было компенсировано постепенным ростом в летний и осенний периоды. Даже в ноябре показатели розничного товарооборота (РТО) еще не достигли прошлогоднего уровня, снизившись на 3,1% в сопоставимых ценах к ноябрю-2019. Падение food retail составило 4,3%, non-food — 1,7%. При этом ретейл является второй отраслью по количеству вложений в валовый внутренний продукт (ВВП), и к существенному снижению ВВП, который сократился по итогам III квартала на 3,4%, привело в том числе и падение в отрасли розничной торговли.

По прогнозам Министерства экономического развития, суммарное сокращение ВВП в 2020 году составит 3,9%. И сегодня встает вопрос о мерах поддержки одной из ведущих отраслей экономики, которые помогли бы торговле с наименьшими издержками выйти из стагнации этого года. 

Увеличение доля e-commerce как главный итог года

Главной тенденцией 2020 года стало, конечно, увеличение доли электронной коммерции. По результатам первого полугодия доля e-commerce в России выросла до рекордных 10,9% от совокупного оборота розничной торговли (6,1% в 2019 году). Для России это исторический максимум.

Думаю, этот тренд устойчивый, так как, во-первых, компании проинвестировали и развивают эти каналы сбыта, а во-вторых, потребитель начинает привыкать к покупке товаров, не выходя из дома. Если раньше мы специально формировали этот спрос, то сейчас люди сами перестали испытывать сомнения, охотно приобретая в интернете не только вещи и бытовую технику, но и продукты питания. Рост e-commerce позволил сформировать новый профиль покупателя.

Рост больших как следствие ухода малых

Из менее приятных тенденций — замедление темпов роста количества магазинов в стране. Да, по итогам 9 месяцев 2020 года все крупнейшие ретейлеры демонстрируют положительную динамику: за январь-ноябрь 2020 года «Лента» увеличилась на 12 объектов (сейчас у нее 392 магазина); «Дикси Юг» — на 119 (2278 магазинов); X5 Retail Group — на 1055 (17 352 объекта); «Магнит» — на 429 (21 154 магазина). Но этот прирост во многом происходит за счет сокращения количества несетевых объектов торговли.

Именно по малым форматам пришелся основной удар, и это явно негативная тенденция даже для федеральной крупной сетевой розницы. Потому что в условиях нормального развития экономики, роста потребительских доходов и спроса мы все находили свою нишу. Именно нишевость малоформатной торговли помогала распределять потоки покупателей, исходя из их возможностей и предпочтений. Всё это позволяло нам лучше прогнозировать развитие своего бизнеса, ориентируя маркетинговые стратегии на тех, кто ходит именно к нам.

К цифрам роста количества торговых объектов в крупных сетях я бы относился очень критично: это является обратной стороной сокращения количества субъектов малого и среднего бизнеса. То есть канал доставки продуктов сужается, что означает бóльшую нагрузку и ценовое давление на компании, которые остаются на рынке.

Кроме того, в 2020 году продолжил активное развитие формат дискаунтеров — магазинов, которые ориентированы не просто на домохозяйства с невысоким уровнем доходов, а на торговлю товарами с настолько низкими ценами, насколько это возможно, чтобы поддерживать рентабельность бизнеса. И это ясный индикатор состояния социально-экономического положения и ретейла, и граждан.

Рост среднего чека не признак высокой покупательной способности

Еще одна цифра, к которой я бы отнесся критично, — рост среднего чека по итогам ноября: он ожидаемо вырос на 5,1% и составил 616 рублей против 587 в октябре 2020 года. По сравнению с прошлым годом средний чек прибавил 3,6%. Но этому сопутствует рост издержек производителей, переработчиков и торговцев, которые средний чек не компенсируют. Наконец, рост среднего чека обусловлен периодом распродаж, а также предпраздничной подготовкой.

При этом люди ходят в магазины всё реже. Трафик торговых объектов в Москве к началу декабря сократился на 29% по сравнению с прошлым годом, в Петербурге падение составило 35,9%. Мы видим, что потребители начинают более рационально подходить к тратам, отказываются от импульсивных покупок и воздерживаются от посещения торговых центров с целью проведения досуга.

Реальные (очищенные от инфляции) расходы россиян сократились за год на 5,3%. Таким образом, рост среднего чека в ноябре (в период распродаж) нивелирует общий тренд потребителей на экономию. И если в первой половине года потребительские расходы превышали прошлогодние показатели, то во второй тенденция обратная, что говорит об ухудшении покупательских настроений.

Конечно, масштаб федеральных сетей и умение работать с издержками помогают крупным игрокам противостоять этим трудностям, но не у всего ретейла есть такие возможности.

Дефицита продуктов не будет

Мы ориентируемся на покупательную способность. Если она снижается, у нас нет выбора: мы сдерживаем рост цен.

На первый взгляд это положительный фактор для потребителей, но на деле это означает заполнение полок более дешевой, а значит, менее качественной продукцией, что, в свою очередь, сдерживает развитие наших партнеров — поставщиков-производителей.

Политика сдерживания цен, реализуемая торговыми сетями, позволила в ноябре 2020 года избежать резкого повышения закупочных цен, все изменения были плавными. Сегодня торговые сети прогнозируют спрос на отдельные категории товаров и снова формируют повышенные запасы продовольствия с учетом возможного ажиотажа. И хотя мы уверены, что его не будет, объем запасов у нас достаточен: проблемы дефицита продуктов не возникнет.

Подводя итог, скажу, что в условиях пандемии торговля успешно справилась с поставленными задачами, оказав поддержку и производителям, и потребителям, подтвердив тем самым зрелость и готовность к саморегулированию. Мы научились быстро и эффективно реагировать на вызовы времени и входим в 2021 год с работающей экономикой.

Но при этом мы сильно зависим от негативных факторов, на которые не в силах повлиять. Реальные доходы населения по итогам года могут сократиться на 3%, а объем розничного рынка — на 11% в долларовом выражении. Это и будет определять ценовую политику торговых сетей в дальнейшем и ужесточение контроля за изменением цен.

По материалам онлайн-конференции


К списку новостей