«Вы все меня бесите». Почему россияне в пандемию стали больше конфликтовать на работе
Новый проспект
Статьи

«Вы все меня бесите». Почему россияне в пандемию стали больше конфликтовать на работе

Прочитано: 1074

Психологи утверждают, что поток клиентов с запросом, как построить отношения с коллегой или руководителем, с начала пандемии вырос в 3 раза. Удаленка, серьезные нагрузки на персонал, отмена бонусов ради оптимизации бизнеса — всё это напрягает обстановку в рабочих коллективах и порождает конфликты сотрудников как с начальством, так и с коллегами. В ситуации разбирался «Новый проспект».

За время пандемии процент конфликтующих с коллегами на работе россиян вырос с 17% в 2019 году до 35% в 2021 году. Об этом свидетельствуют данные исследования SuperJob. Тех, у кого конфликтов вообще не было, стало меньше: сегодня речь идет о 53% респондентов против 77% в 2019 году. При этом работники, чей доход варьируется от 50 тыс. до 80 тыс. рублей в месяц, конфликтовали чаще, чем сотрудники с большим доходом — 55% против 48% респондентов.

С руководством сотрудники российских компаний конфликтуют реже. Никогда не ссорились с начальником 62% опрошенных. Лишь у трети имеется подобный опыт. При этом 19% опрошенных считают инициатором конфликта руководителя, 4% — себя, 6% называют других зачинщиков, например коллег. И с коллегами, и с руководством чаще конфликтуют мужчины.

Причины

Конечно, конкретные причины конфликтов могут быть разными. Но в целом они связаны с удаленной работой, усилившимся давлением со стороны руководителей, возросшими нагрузками. По словам Ирины Микушиной, психолога, ведущего эксперта сервиса «Ментор-бот», компании сражаются за прибыль в пандемию и оптимизируют людские ресурсы, нагружая оставшихся сотрудников обязанностями уволенных. При этом в некоторых компаниях существенно сокращены бюджеты фонда оплаты труда, заморожены повышения и премирования, отменены компенсационные пакеты (ДМС, спорт и прочее). В этой ситуации на работников сваливаются всё новые и новые задачи, но если раньше можно было быстро обсудить проблему в кругу коллег, найти решение и договориться, кто может помочь, то теперь работник оказывается с задачей один на один и может заниматься ежедневно 24 часа решением проблемы, когда на самом деле решение зависит от нескольких человек. Так что неудивительно, почему поток клиентов с запросом, как построить отношения с коллегой или руководителем, с начала пандемии, как говорит Ирина Микушина, вырос в 3 раза.

Корреляция между повышенной конфликтностью и доходом, который получает сотрудник, экспертов не удивляет. Судя по данным исследования SuperJob, стали более конфликтными представители среднего звена. Именно эти работники, по мнению Ирины Микушиной, больше других прочувствовали на себе и нагрузки, связанные с увеличением объема работ, и замораживание заработных плат, и сокращение или полную ликвидацию компенсационных пакетов, а также неуверенность, непонимание или отсутствие перспектив. Для них также стали более очевидны слабые управленческие компетенции руководителей, игнорирование ими тревожных сигналов в коллективе.

Анастасии Машковцевой, менеджеру по работе с руководителями HR-департамента ФК «Открытие», тоже понятна эта взаимосвязь. «Если у родителей нет возможности нанять няню из-за недостаточного дохода, это может вызвать конфликты в семье. Аналогичная ситуация с корреляцией доходов и конфликтности была и до пандемии», — добавляет она.

С тем, что повышенная конфликтность — прямое следствие повышенной тревожности людей и игнорирования компаниями их состояния, согласна и Светлана Катаева, управляющий партнер кадровой компании AVRIO Group Consulting. По ее словам, и на удаленке, и в офисе многие сотрудники испытывают дискомфорт.

«В офисной каждодневной работе люди даже больше раздражены: неопределенность ситуации, ковидные волны, разное отношение к вакцинации, — говорит Светлана Катаева. — Не все компании достаточно заботятся о психологическом и ментальном здоровье сотрудников. Это отчасти может провоцировать конфликты».

Взрывоопасная смесь

Конфликты на удаленке имеют свою особенность. «Конфликтующие стороны предпочитают не решать ситуацию, а просто как можно меньше общаться друг с другом, не выходить на связь, при онлайне это несложно, — говорит Светлана Катаева. — В итоге конфликт носит пассивный и затяжной характер, рабочие вопросы не решаются».

Наталия Боровикова, директор по GreenBox консалтинговой группы BITOBE, уверена, что некоторые аспекты конфликтности в период пандемии связаны с невысоким уровнем развития цифровых навыков у топ-менеджеров.

«Представьте себе руководителя, который испытывает трудности из-за дефицита цифровых навыков, ему сложно работать с облачными документами и другими инструментами, он явно не привык к асинхронному общению в цифровой среде, — поясняет Наталия Боровикова. — Как он будет компенсировать этот дефицит? Правильно — частотой очных сверок с командой, звонками и письмами. Что при этом подумает о нем команда? Люди решат, что руководитель не доверяет им, так как они постоянно отчитываются, теряя время на непосредственное выполнение задач, и это сказывается на их индивидуальных результатах. Если добавить к этому технические сбои во взаимодействии, которые встречались почти у каждого в период пандемии, мы получим взрывоопасную смесь».

Сдерживаться всё труднее

Понятно, что и раньше конфликты на работе не были редкостью, но нынешние могут возникать, как говорится, на ровном месте — людям всё труднее сдерживаться, говорят эксперты. Анастасия Машковцева объясняет это высоким уровнем тревожности и стресса из-за ситуации с COVID.

«Члены семьи могут потерять работу, соответственно, источник дохода, близкие могут нуждаться в медицинской помощи и т. д. На росте конфликтов на работе сказывается и отсутствие баланса в личной жизни», — говорит она.

Ирина Микушина в свою очередь отмечает, что большой объем задач требует повышенной концентрации, а при этом не все могут организовать себя на удаленке: создать рабочее пространство, соблюдать режим, быть одновременно и мамой, и менеджером на связи — всё это требует сил, терпения и новых навыков.

«Большая группа наших клиентов приходит с запросом о восстановлении баланса между работой и личной жизнью, — рассказывает она. — У одних страх потерять контроль, и поэтому они зависают на 24 часа на работе, не умеют делегировать, не ощущают необходимой поддержки со стороны коллектива и не чувствуют признания за свой труд. Общаясь с некоторыми клиентами, мы обратили внимание, что они живут как бы на автопилоте: нет желаний, радостей, впечатлений или они сильно обесцениваются. В фокусе насущные проблемы, ссоры, конфликты и домыслы. Часто сотрудник считает себя недооцененным или не совпадают его ожидания и реальность, страдает от невнимания руководителя, он срывается на коллегах».

Регулярный стресс, отсутствие опыта и практики поддержания своего ментального здоровья в конечном итоге приводит к депрессии, предупреждает Ирина Микушина.

Наталия Боровикова так объясняет ситуацию: «Когда ограничения только ввели, некоторые компании начали открыто обсуждать со средним и линейным менеджментом вопрос о внедрении возможных способов дополнительного контроля над удаленными сотрудниками, и результаты в разных подразделениях оказывались разными. У одних менеджеров была уверенность в своих командах, и они встречно предлагали минимизировать формальную сторону и сделать акцент на поддержании социально-психологического климата, а другие, увидев свое спасение в увеличении объемов отчетности, попали в ловушку бюрократии».

Что происходило в этот момент с людьми? «Удаленка лишила их социального клея, который мотивировал, поддерживал, помогал справляться с необходимой, иногда откровенно скучной работой. Они стремились хоть как-то наладить общение друг с другом, а на них спустили еще больше бумажной тоски. Согласно нашему исследованию, 63% респондентов из тех, кто противился удаленке, не хватает личного общения с коллегами. Конечно, там, где победил формализм, уровень конфликтности оказался намного выше», — говорит Наталия Боровикова.

Спасение в диалоге


Многие считают, что рабочие конфликты — это даже неплохо. Мол, когда они есть, понятно, что существует проблема, а значит, она может быть решена.

Впрочем, терять бдительность руководителю всё же не стоит, предупреждает Светлана Катаева. «Если конфликт возник, руководитель не должен от него отстраняться, его задача — помочь подчиненным. Хотя всё-таки легче предотвращать конфликты. Это возможно при умелом формировании рабочих групп, распределении ролей в командах, постоянной поддержке людей», — говорит она. В офисной жизни для открытого решения конфликта и диалога больше предпосылок, сложнее избегать друг друга. «Поэтому в онлайне формируется новый тип руководителя, который читает между строк в рабочих чатах, чувствует интонации в зуме даже с выключенной камерой», — замечает Светлана Катаева.

«Рост конфликтов — это всегда сигнал о разрывах в ожиданиях», — убеждена Наталия Боровикова. Иногда, по ее словам, причины чисто субъективные. «Например, команда сопротивляется изменениям, интерпретируя их по-своему. Тогда важно объяснять, почему нужны нововведения, подчеркивать успехи в текущих преобразованиях, оказывать поддержку, — поясняет Наталия Боровикова. — Но есть и объективные причины, которые связаны с размытием контуров ответственности, дублирующими функциями, недостатком полномочий или ресурсов для выполнения задачи. Проблема здесь уже не столько в самих людях, сколько в том, как они организованы. Пандемия и быстрый переход к удаленной работе показали, что с организационным балластом надо расправляться очень оперативно, пока сумма накопленных ошибок не привела к необратимым последствиям».

Ирина Микушина считает полезность конфликтов спорной, ведь это противоборство сторон. По ее словам, если в компании присутствует культура открытого и конструктивного решения возникающих проблем, конфликты будут сведены к нулю, энергия сотрудников будет направлена на созидание и достижение общей цели, а не на борьбу «у кого больше…». Ее совет руководителям — не допускать конфликтов.

«Это значит, — поясняет Ирина Микушина, — ясность и понимание всеми участниками процесса продекларированной конечной цели, понимание каждым своей роли и ответственности, создание культуры открытого обсуждения, отсутствия страха совершить ошибку и бездействия по этой причине. Руководителю важно не игнорировать конфликтные ситуации, а, выясняя истинные мотивы конфликтующих, приводить стороны к соблюдению установленных в компании норм и правил взаимодействия».

За диалог ратует и Анастасия Машковцева. Чтобы не плодить конфликты в коллективе, она рекомендует периодически проводить опросы, узнавать напрямую у сотрудников, что именно им необходимо для комфортной работы.


кадры менеджмент карьера работа
Другие статьи автора Читайте также по теме
Основатель ресторанного альянса White Rabbit Family Борис Зарьков раскрыл внутреннюю кухню управления своими звездными заведениями, объяснил, как сделать рестораны эффективными и почему кризисный менеджмент в России даст фору американскому.
С началом частичной мобилизации начался активный отток сотрудников из предприятий индустрии общественного питания. Люди уезжают, иногда даже не забирая трудовые книжки. Рестораторы оценивают кадровые потери в 10% за последний месяц. В ситуации разбирался «Новый проспект».
Мария Бузунова, руководитель пресс-службы hh.ru по Северо-Западу, рассказала «Новому проспекту», как прошло лето на рынке хантинга в Петербурге и что изменилось в предпочтениях работодателей и соискателей на фоне санкций.

Песков опроверг информацию о запрете сотрудникам Администрации президента мужского пола покидать границы РФ
30.11.2022
Пугачева закрывает свою последнюю компанию в России
30.11.2022
Германская Uniper подала в суд на Газпром иск на 11 млрд евро
30.11.2022
Петербургская ресторанная группа Big Family вышла на рынок СНГ
30.11.2022
Петербургские полицейские массово переквалифицируют протоколы протестовавших против мобилизации
30.11.2022
Алексею Навальному в колонии перестали передавать письма от жены
30.11.2022
Совет Федерации единогласно одобрил закон о полном запрете пропаганды ЛГБТ
30.11.2022
Российские чиновники увеличат финансирование гособоронзаказа в полтора раза
30.11.2022
В Петербурге бухгалтер-игроман из СК украл 300 млн из вещдоков и получил 5 лет
30.11.2022
Уровень просроченных микрозаймов в России достиг рекорда
30.11.2022
Алексей Мордашов: "Санкции, как мороз: жить можно, но сложно"
30.11.2022
Минпромторг: "Принципиально новых мер поддержки российского бизнеса не будет"
30.11.2022
Сеть кофеен "Чайникофф" снова открывает в Петербурге блинные "Чайная ложка"
30.11.2022
На крупнейшей ТЭЦ Перми произошел пожар. Есть погибший
30.11.2022
РСПП предлагает ввести новые формы поддержки бизнеса ради импортозамещения
30.11.2022
Антонио Фреза откроет пять ресторанов в Петербурге и Москве
30.11.2022
В отделениях Почты по всей России появились почтовые ящики для писем Деду Морозу
30.11.2022
RBI получил разрешение на ввод в эксплуатацию Левашовского хлебозавода. После реконструкции он превратился в культурно-деловое пространство
30.11.2022
ГК "БэстЪ" откроет новое общественное пространство в Петербурге
30.11.2022
У петербуржцев на депозитах на копилось 2,9 трлн рублей
30.11.2022
Умер экс-глава КНР Цзян Цзэминь. Ему было 96
30.11.2022
Совет Федерации утвердил досрочное увольнение Кудрина с должности главы Счетной палаты
30.11.2022
В Петербурге открыто движение по Биржевому мосту. Он был закрыт чуть больше года
30.11.2022
В Ленобласти утвердили тарифы на электричество. Они выросли на 9-15%
29.11.2022
Генпрокуратура подготовила проект приказа о приостановки работы СМИ в случае нарушений
29.11.2022
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки