Верфь занялась ловлей плавдока
Поделитесь публикацией!

Верфь занялась ловлей плавдока

Верфь занялась ловлей плавдока

Между новым менеджментом петербургского судостроительного завода «Северная верфь», подконтрольного Объединённой судостроительной корпорации (ОСК), и структурами, связанными с бывшим руководством судозавода, разгорелся корпоративный конфликт за один из последних активов, которые оставались в пользовании частных лиц, не связанных с ОСК, — немецкий плавучий док MATHIAS-THESEN-WERFT WISMAR (MTW) грузоподъёмностью 5,5 тыс. т.

Плавучая крепость

Этот док, доставшийся «Северной верфи» в 1993 году по бартеру от Северо-Западного пароходства в уплату за выполненные корпусные работы, принадлежал «дочке» судозавода — АО «Норд-Вест СВ», которую создали сама верфь (80%) и структуры Объединённой промышленной корпорации (ОПК) Сергея Пугачёва, в которую предприятие входило до 2009 года. По словам участников судоремонтного рынка Петербурга, СЗП планировало ремонтировать в этом доке свои суда, а «Северная верфь» — поставлять рабочих. Но в итоге пароходство обанкротилось. С 2003 года сам «Норд-Вест СВ» док не использовал, а сдавал в аренду другому юрлицу — ООО «Судоэкология» Николая Панасюка. 

В 2016 году новоназначенный ОСК врио гендиректора «Северной верфи» Алексей Селезнёв заявил, что намерен восстановить компетенцию предприятия по судоремонту. А для этого требуется изъять док у арендаторов. Договор аренды расторгли. 

Как рассказал «НП» владелец ООО «Судоэкология» Николай Панасюк, начальник юридического отдела верфи объяснил это решение теперь уже бывшему арендатору необходимостью восстановления направления судоремонта. «За время аренды, а это почти 13 лет, мы вложили несколько миллионов рублей собственных средств в поддержание дока в рабочем состоянии, в работы по дноуглублению при перебазировании дока из акватории Северной верфи в акваторию РЭБ флота, - говорит бизнесмен. -  Наша компания успешно работаа на рынке судоремонта и была одним из ведущих судоремонтных компаний Петербурга, обеспечивая рабочими местами около 100 сотрудников. Потеряв возможности ремонта судов в доке, мы были вынуждены сократить количество сотрудников до 40 человек. А направление судоремонта на «Северной верфи» так и не было возрождено. При этом на предложение ООО «Судоэкология» выкупить док была названа астрономическая сумма, абсолютно неподъёмная для малого предприятия. После расторжения договора аренды, судоремонтный док простоял без загрузки около трёх лет и в итоге был продан. Вот такой бизнес по-русски! Не доставайся ты никому!»

Признаки конфликта

После этого в «Норд-Вест СВ» начались корпоративные процедуры, похожие на подготовку к корпоративной войне. Так, пост генерального директора компании вместо возглавлявшего её 7 лет Сергея Калинина занял бывший начальник отдела имущественных отношений Северной верфи Рустам Бадалов. 

По словам источников, близких к процессу, когда стало понятно, что судоремонт не пошёл, «Норд-Вест СВ» решил продать док. Рустам Бадалов, судя по данным судебных актов, в 2017 году получил одобрение советом директоров «Норд-Вест СВ» крупной сделки — продажи дока за 36 млн рублей на открытых торгах. Торги не состоялись, потому что пришла одна единственная компания «ЛВ Интер» с предложением заплатить за док 41 млн рублей. Эта сделка была закрыта в июне 2018 года, а в сентябре менеджеры «Северной верфи» сместили Бадалова с поста гендиректора, назначив на его место представителя ОСК Алексея Климко. Одновременно миноритарий «Норд-Вест СВ» — АО «Мебельная фабрика СВ», связанная, по словам участников рынка, с Сергеем Пугачевым, — потребовал у мажоритарного акционера выкупить его акции за 40 млн рублей в связи с тем, что основной актив компании был отчужден по цене в 2,5 раза меньше рыночной (оценщики, привлеченные «Мебельной фабрикой СВ», оценили док в 102 млн рублей). Этот иск суд удовлетворил в конце января 2019 года, правда, лишь частично: за пакет акций «Северная верфь» заплатит лишь 6,7 млн рублей.

Как рассказал корреспонденту «НП»  Рустам Бадалов, он еще в 2016 году дал понять руководству верфи, что док надо уводить из того места, где он пришвартован - у Каменного острова между Тучковым мостом и недавно построенным мостом Бетанкура. И связано это было с тем, что с началом строительства моста Бетанкура (2016-18 годы) в прилегающей акватории капитан порта строго ограничил движение судов, так что ни о каком судоремонте там в этот период и речи быть не могло. Кроме того, на Каменном острове по мере его редевелопмента под элитное жилье была снесена вся судостроительная инфраструктура, так что даже без проблем с мостами работа дока там была затруднена. «Возможность пришвартовать док в большом ковше «Северной верфи» была, я сам прорабатывал этот вопрос, когда был там начальником отдела по управлению имуществом, - говорит Рустам Бадалов. -  И с «Пилоном» я тоже согласовал окно для провода дока в створе моста. Но в последний момент руководство верфи приняло решение избавляться от дока, и он остался ржаветь там, где стоит и сейчас». 

До Риги не доплыл

Между тем осенью 2018 года, когда компанию возглавил ставленник ОСК Алексей Климко, сделка по отчуждению дока была оспорена, но покупатель успел перепродать док дальше и попытался отбуксировать его в порт Риги. С дока убрали краны и подали в администрацию «Морского порта СПб» заявку на выход дока в море. Однако юристы «Северной верфи» успели наложить обеспечительные меры в виде судебного запрета капитану «Морского порта Санкт-Петербурга» выпускать плавсредство из гавани. 

В пресс-службе верфи отказались комментировать спор до судебного решения из опасений, что комментарий будет расценен судом как попытка давления.

В «ЛВ Интер» наотрез отказались общаться с журналистом и несколько раз бросали трубку при попытке задать вопрос. 

«Я пришел на верфь работать в 1997 году, и док MTW на тот момент уже находился в собственности у одной из многочисленных дочерних компаний, — говорит бывший генеральный директор «Северной верфи» Валерий Венков. — Это уникальный немецкий плавдок. На нём можно ремонтировать суда класса «река-море», а также суда служебного флота. Так вот, док находился в управлении у людей, которые владели 20% «Норд-Вест СВ», и мы за ними следили, но не притесняли. Они зарабатывали на нём, но не слишком много:  на жизнь хватало и не более того. Но если они продали док без ведома ОСК как основного владельца, эта сделка точно должна быть оспорена».

Возврат к списку