«У нас учатся дети малого и среднего бизнеса». Частные школы просят помощи
Поделитесь публикацией!

«У нас учатся дети малого и среднего бизнеса». Частные школы просят помощи

Николай Нелюбин 21 апреля 2020
«У нас учатся дети малого и среднего бизнеса». Частные школы просят помощи

«Новый Проспект» публикует текст обращения (см. фотогалерию в конце публикации) и пытается понять, как игроки рынка частных образовательных услуг перестраивают свою работу и почему ЧОУ (частные учебные заведения – прим. НП), где, как принято считать, учатся дети обеспеченных людей, вынуждены просить кабмин о помощи.

Нерыночный формат

К слову, это и не совсем рынок. Юридический статус таких школ — некоммерческая организация, с кодом ОКВЭД для общеобразовательных школ. Это значит, что такие компании не попадают под действие Постановления Правительства РФ № 434 от 03.04.20 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции» . Нюанс некоммерческих организаций заключается и в том, что они не подходят и под льготные программы кредитования банков.

В этой связи подписанты (на данный момент их уже тридцать, но сбор подписей продолжается – прим. НП), просят правительство РФ рассмотреть вопрос «о предоставлении экстренной материальной и иной помощи, в самое ближайшее время, для решения задачи сохранения рабочих мест сотрудников, выплаты заработной платы и сохранения самих частных образовательных учреждений всех форм собственности и оздоровительных лагерей всех форм собственности».

«Уже в марте наши частные детские сады, школы, загородные лагеря, действующие на основании бессрочных лицензий на образовательную деятельность, столкнулись с проблемой, что около половины родителей отказались приводить детей в детский сад. Многие просят пересчитать плату и вернуть деньги, оплаченные за март, — отмечается в письме. — Школьники не получают в полной мере услуг, согласно договору с родителями, соответственно и школы не получают в полном объёме оплату обучения, хотя нагрузка на преподавателей значительно возросла в связи с переходом на дистанционное обучение».

Выход из сложившейся ситуации подписанты видят во внесении частных учебных заведений в перечень системообразующих предприятий, наиболее пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения коронавирусной инфекции, чтобы попасть под действие того самого постановления правительства РФ № 434 от 03.04.2020. Кроме того, авторы письма просят оказать материальную помощь для формирования фонда заработной платы на весь нерабочий период, освободить их от уплаты налогов, коммунальных платежей и т.д.

Размах частного образования

Директор частной школы «Шамир» Владимир Антокольский рассказал, что в России примерно 41 тыс. школ, где учатся почти 16 млн. человек. Доля воспитанников частных школ составляет около 2% от общего числа школьников, то есть порядка 320 тысяч. Большая часть учится в Москве. «В Петербурге и пригородах из 600 тыс. учащихся финансовую возможность учиться в частной школе имеют не более 30 тысяч (около 0,5%). По факту их меньше», — говорит Владимир Антокольский.

«В 2017 году рынок частных школ Петербурга насчитывал 54 организации, где обучалось 5,4 тыс. детей, по официальным данным Комитета по образованию. Сейчас, думаем, таких учащихся порядка 7 тыс.», — называет свои цифры инициатор письма, директор школы «Рид» Галина Шаповалова. — Наполняемость классов в частных школах – 10-12 человек, бывают классы и дошкольные группы по 5-7 человек».

Проблемы в цифрах

«Мы уже снизили стоимость обучения в апреле-мае на 10 тысяч, но многие родители все равно недовольны, ушло порядка 10 человек, — поясняет Галина Шаповалова. — Удаленное обучение идёт полным ходом, но многие родители не понимают, почему они должны оплачивать меньшее количество очных часов, хотя по факту нагрузка на учителей возросла». «Учителя и классные руководители работают 24/7», — согласна с коллегой и директор школы «Дипломат» Ирина Олендзская.

ладимир Антокольский считает, что коронавирусный кризис разрушает в первую очередь небольшие частные детские сады и школы, где детей немного и возможностей для экономии нет, а часть сотрудников — приходящие, работают по совместительству.

«Чтобы оставаться на плаву, частной школе необходимо иметь не менее 200 учеников. Это позволяет «держать» стоимость обучения одного ребенка на более-менее бюджетном уровне, — говорит директор школы «Шамир». — Например, в нашей школе в 2019 году расходы на одного ребенка составили около 320 тыс. рублей в год. При этом базовая стоимость обучения у нас составляет 245 тыс. руб. в год, то есть родители платят около 75% от реальной суммы расходов на ребенка. Еще чуть больше 20% мы, как частная лицензированная и аккредитованная школа, получаем в виде госсубсидии. Однако с госсубсидиями многие школы не связываются, так как это сопровождается сбором многочисленных документов, серьезной отчетностью и ответственностью перед государством. Тем не менее, именно на субсидию я рассчитываю, чтобы закрыть расходы в летние месяцы».

«Мы имеем субсидии на школу и детский сад, но они не могут перекрыть те убытки, которые мы несём, так как в классах и группах у нас очень маленькое количество детей, — поясняет Галина Шаповалова. — Стоимость обучения у нас составляет 73 тыс. в месяц, оплата берется за 9 месяцев, сюда входит обучение, пятиразовое домашнее питание, коммунальные платежи, учебники, вся канцелярия, экскурсии, оплата работы сотрудников и т.д. Зарплата сотрудников не может быть ниже государственной (от 20 тыс. до 50 тыс. рублей), у нас много вспомогательного персонала: врач, техники, ремонтники и др. Мы много тратим на оснащение кабинетов информатики, химии, физики. Была биостанция, сейчас мы приняли решение ее закрыть. Кормить зверей нечем. Я сейчас их просто раздаю тем, кто готов забрать животных себе».

«Стоимость обучения во всех школах разная. Она колеблется от 25 тыс. до 100 тыс. в месяц, в зависимости от многих факторов, — обобщает Ирина Олендзская. — Наши учителя и сотрудники школы, даже не задействованные в данный момент в удаленном обучении, получили заработную плату в полном объеме. Вопрос о снижении стоимости обучения пока остается без ответа. По сути, это невозможно. Ведь тогда мы не сможем платить зарплату и можем потерять наших учителей. Многие родители сейчас принимают решение, а мы зависим от финансового положения родителей. Для частного образования – полная неизвестность».

«В апреле-мае и частично июне мы ожидаем оставшиеся поступления от родителей, но около 10% из них уже сейчас испытывают финансовые трудности, — говорит Владимир Антокольский. — Мы готовы ждать денег, но списывать долги за обучение не можем. Мы же должны платить зарплату сотрудникам. Учителя у нас зарабатывают от 35 до 65 тысяч рублей в месяц. Это несколько ниже среднего уровня по городу. Компенсируем мы это питанием, комфортной атмосферой, реальной возможностью выбора программы и методик работы, а также избавлением учителей от многоуровневой бюрократии, которая есть во многих государственных школах. Если, вдруг, не будет госсубсидии, начнутся реальные проблемы. Но очень надеюсь, что к сентябрю дети вернутся в школы».

Туманные планы

В школе «Шамир» пока не загадывают больше, чем на 3 месяца, но оттока учеников не опасаются. «К нам уже начали приходить из других частных школ. Отчасти это происходит из-за разницы в ценовой политике, а отчасти от того, что мы уже в марте начали готовиться к дистанционному обучению, и сейчас оно у нас хорошо налажено», — говорит Владимир Антокольский.

Оттока учеников пока не видят и в «Дипломате», но не исключают, что он может начаться в конце мая и в начале нового учебного года. «У нас учатся дети представителей малого и среднего бизнеса, а именно эта сфера сейчас находится в наиболее уязвимом положении», — поясняет Ирина Олендзская. 

«Отток есть, но небольшой — у нас ушли буквально 2-3 человека, — рассказала о своей ситуации куратор старшей ступени «Семейного клуба Шуваловская школа» Екатерина Голубева. — Всего у нас учится больше 50-ти учеников. В подвешенном состоянии оказались дошкольники, для них мы не делали онлайн-занятий. Пока работаем с ребятами удаленно, ждем конца карантина, закрываться не планируем. Но убрали из расписания музыку, жонглирование и все рукодельное, расходы на питание. Частично сократили зарплаты педагогам, но и снизили оплату родителям. У нас помещение в собственности, сейчас мы не тратимся сейчас на коммуналку, потому что оно стоит пустое».

«Пока это ужас, но не ужас-ужас-ужас», — обнадеживает коллег директор школы «Шамир». Соавтор обращения к Михаилу Мишустину Галина Шаповалова более эмоциональна и не находит логики в списке компаний, которым Белый дом готов помогать рублём. «Даже пластические хирурги вошли в системообразующие предприятия! «Макдональдс» и «Кока-кола» тоже системообразующие и требуют помощи! А про наших детей все забыли…», — переживает директор школы «РИД».

Читайте на эту тему:

Спор во время чумы. Арендаторы против арендодателей

«После этой встряски ресторанный рынок оздоровится»

Александр Затуливетров: «Сидим без денег с раздражённым персоналом»​

«Государство нас подставило». Ресторанные сети требуют поддержки​

Форс-мажор настал. Как применить этот механизм​

Ассоциация собственников и арендаторов стрит-ритейла окажет правовую поддержку бизнесу

Петербургские автодилеры просят включить отрасль в список пострадавших​

Частные клиники лихорадит на фоне вируса. Медики просят господдержки

Фото: Коммерсантъ

Возврат к списку