Судебный социализм. Почему бизнес слаб в трудовых спорах

Советский плакат 1955 года. Художник Виктор Говорков

Суды удовлетворяют почти 84% исков, предъявленных трудящимися к бизнесу. Уволенные сотрудники взыскивают с нанимателей сотни тысяч рублей, уличив их в формальном или даже спровоцированном нарушении. Работодатели жалуются на несправедливость такой практики.

Высшие судебные инстанции официально признают работников слабой стороной трудовых споров. Заявляя даже необоснованные требования, они освобождаются от судебных расходов и возмещения причиненного нанимателю ущерба. Политику жалости к трудящимся и непредсказуемость споров с ними обсудили участники Петербургского правового саммита.

Не пиши мне письмо

Одно из показательных дел рассмотрел суд в Архангельской области. В связи с реорганизацией АО «Производственно-промышленный дом» приняло решение о сокращении удаленно работающего специалиста Валерия Васильева. Соответствующее уведомление компания отправила ему заказным письмом. Но письмо вернулось как невостребованное. Вторую депешу сотрудник получил, когда до увольнения оставалось всего 12 дней, хотя по закону информировать о сокращении нужно не менее чем за 2 месяца.

Суды признали увольнение незаконным и взыскали с работодателя в пользу уволенного человека более 475 тыс. рублей упущенного заработка. По мнению суда, нахождение сотрудника за пределами офиса не освобождает работодателя от обязанности вручить ему уведомление персонально и под роспись. Вопрос о возможном уклонении сотрудника от получения корреспонденции служители Фемиды игнорировали.

Лояльно суды относятся и к несостоявшимся работникам, признавая незаконными более половины оспоренных ими отказов в трудоустройстве. Например, рассматривая иск Сергея Сергушкина к ОАО «Апатит», кассационная коллегия пришла к выводу, что компания обязана принимать всех кандидатов, соответствующих указанным в объявлении о вакансии формальным квалификационным требованиям. Причиненный соискателю моральный вред оценили в 50 тыс. рублей.

Добровольно-принудительно

Немало судебных споров связано с увольнением сотрудников по собственному желанию. Сначала работник подписывает заявление, а потом предъявляет иск о восстановлении, порой крайне эмоционально жалуясь на принуждение. Верховный суд России в таких ситуациях де-факто указывает на презумпцию вины работодателя, возлагая на него обязанность доказывать добровольность волеизъявления бывшего сотрудника.

Драматическая ситуация сложилась в психиатрической больнице Новокузнецка. Пришедший на работу в нетрезвом состоянии медбрат согласился подписать заявление об увольнении по собственному желанию. Но в суде заявил о давлении со стороны руководства и угрозах увольнения «по статье». Кроме того, учитывая его состояние, работник не осознавал свои действия. Разбирательство длилось больше года. В конечном счете суды признали увольнение вынужденным, восстановили работника, взыскав в его пользу 776 тыс. рублей неполученной зарплаты и 25 тыс. рублей компенсации морального вреда.

Конфликт разгорелся и в Тверском государственном медицинском университете. По утверждению начальника управления информационных технологий Олега Егорова, кадровая служба вручила ему требования ректора об увольнении. В ответ подчиненный подал заявление, объяснив требование уйти по собственному желанию нарушением со стороны работодателя, открытой публичной дискредитацией и отсутствием «смысла продолжать свою трудовую деятельность в сложившихся обстоятельствах».

Попытка вуза урегулировать конфликт не увенчался успехом: на телефонные звонки покинувший работу сотрудник не отвечал, а телеграмму получила его супруга. «Написание заявления об увольнении по собственному желанию было вынужденным, добровольное волеизъявление у истца отсутствовало», — заключил суд.

Псевдослабая сторона

Каждый четвертый иск в защиту работников в минувшем году был инициирован органами прокуратуры. По словам партнера трудовой практики «Меллинг, Войтишкин и Партнеры» Георгия Мжаванадзе, участвующие в трудовых спорах прокуроры не отрицают существование установки на процессуальную «жалость» к работникам. «Нужно найти любую возможность, чтобы восстановить нарушенные или не совсем нарушенные права работников. Вместе с тем, несмотря на все тренды, пока доля решений в пользу работодателей не равна нулю, у нас есть шанс», — полагает адвокат.

Большинство отстаивающих интересы бизнеса юристов убеждено в несправедливом отношении служителей Фемиды к работодателям. Партнер бюро юридических стратегий Legal to Business Дарья Филина напоминает, что Верховный и Конституционный суды России неоднократно подтверждали, что работник по определению является менее защищенной стороной трудовых отношений. «Иногда такой подход приводит к довольно абсурдным суждениям. Например, оказывается, сотрудник может не знать, что заключение соглашения о расторжении трудового договора приведет к потере работы. Также работник освобождается от любых судебных расходов, даже если его требования признаны необоснованными и добросовестный работодатель понес соответствующие затраты. В случае признания увольнения незаконным сотруднику должна выплачиваться зарплата за весь период разбирательства спора, который может длится не один месяц и даже год», — отмечает Дарья Филина.

«Действительно, можно считать работника, как находящегося в организационной подчиненности работодателю, более слабой стороной трудовых отношений. С учетом этого на практике при рассмотрении споров суды требуют от работодателя доказательств добровольного и осознанного волеизъявления сотрудника на увольнение по собственному желанию. Также, по мнению судов, работодатель должен выяснить мотивы желания работника прекратить трудовые отношения, оценить другие обстоятельства ситуации», — поясняет руководитель практики трудового права консалтинговой компании «Технологии Доверия» Алексей Дингин.

Главный правовой инспектор труда Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Георгий Кузнецов также не отрицает, что судебная практика действительно поворачивается в сторону работников. «Суды стали менее формально подходить к рассмотрению споров. Например, если раньше факт подписания документов означал согласие сотрудника, теперь исследуется его реальная воля. Вместе с тем уже зафиксированы случаи, когда увольняющихся работников заставляют подписывать уведомление, что они знают о праве отказаться от увольнения и добровольно приняли решение», — констатирует Георгий Кузнецов.

По его мнению, работник не столько слабая сторона, сколько организационно и экономически зависимая от работодателя: «В частности, в компании хранятся документы, что позволяет ей в спорах манипулировать фактами, тогда как сотрудник самостоятельно получить многие доказательства не имеет возможности».

СПРАВКА НОВОГО ПРОСПЕКТА
?

В 2023 году суды рассмотрели 223 тыс. трудовых споров, 186,5 тыс. решений (83,7%) было принято в пользу работников. Средняя сумма взыскания составила 110 тыс. рублей.

Актуально сегодня