Совет да любовь. Спрос на консалтинг восстановится в течение года
Новый проспект
Статьи

Совет да любовь. Спрос на консалтинг восстановится в течение года

Прочитано: 359

Уход с рынка международных брендов привел к перестройке российского рынка консалтинга. Несмотря на то, что весной спрос на услуги консультантов и юристов сократился, ведущие игроки ожидают его восстановления уже к концу лета — осенью, особенно в сегментах недвижимости и оптимизации производственных процессов.


По данным исследования RAEX, российский рынок консалтинговых услуг в 2021 году впервые за 2 года продемонстрировал положительную динамику: совокупная выручка крупнейших компаний составила 96 млрд рублей, что на 12% выше аналогичного показателя пандемийного 2020 года. Наибольший прирост доходов продемонстрировали компании, оказывающие услуги в области управления персоналом (+31%), стратегического планирования и маркетинга (+28%) и производственного консалтинга (+22%). В целом же наиболее востребованными у клиентов в последние 2 года были услуги в области управленческого консалтинга, целью которого является повышение эффективности деятельности компаний. По оценкам генерального директора Федерального центра компетенций (организация создана как оператор национального проекта «Производительность труда и поддержка занятости») Николая Соломона, до кризиса 2022 года рынок управленческого консалтинга услуг в России ежегодно рос на 15% в год, а его объем составлял около 60 млрд рублей. При этом, отмечает эксперт, до 80% российского рынка управленческого консалтинга занимали иностранные фирмы и бренды.


Встали на паузу

В 2022 году ситуация кардинально поменялась. Рынок консалтинга получил удар сразу с двух сторон: ушли как профессиональные консультанты, так и крупные клиенты — международные бренды, развивавшие бизнес в России. «Из примерно 400 иностранных клиентов Schneider Group треть приняла окончательное решение уйти из России», — описывает масштаб проблемы президент консалтинговой компании Ульф Шнайдер. «С точки зрения поведения клиентов можно сказать, что в конце февраля — начале марта некоторые игроки на рынке принимали довольно быстрые и даже резкие инвестиционные решения. Затем последовали некоторая пауза и период неопределенности, это было связано с ожиданиями скорого завершения специальной операции. Основная активность была поставлена на паузу», — говорит управляющий партнер Knight Frank Russia & CIS Алексей Новиков. «Выручка весной 2022 года просела на 10-30% по разным направлениям. Поскольку некоторые иностранные компании прекратили деятельность, а российские поставили на паузу всю свою инвестиционную активность», — поясняет глава инвестиционной группы «ПКР» Даниил Новицкий. Однако сейчас, отмечает он, большинство компаний решили вернуться к реализации запланированных ранее проектов.


Внезапный развод

Первыми с последствиями ухода международных игроков в сфере консалтинга столкнулись их российские подразделения. Подавляющее большинство из них в одночасье оказались отрезанными от поддержки головных структур и встали перед выбором: либо закрываться и уходить с рынка, либо учиться работать в режиме полного суверенитета. Одной из первых об уходе из России объявила международная консалтинговая компания Accenture, соответствующее заявление она опубликовала 3 марта. В подвешенном состоянии оказались более 2 тыс. сотрудников ее российского представительства, однако уже через месяц российский менеджмент выкупил у головной структуры ее локальный бизнес.

«Временной прессинг был серьезным. Мы были первыми, кто разошелся с материнской компанией. Основной задачей для нас было сохранение операционной управляемости и производственной деятельности. В день передачи полномочий, 12 апреля, нас отключили от всех систем, в течение 3-4 недель нужно было всё наладить. Импортозамещение нам организовать удалось», — вспоминает экс-руководитель Accenture в России и Казахстане, а ныне генеральный директор ООО «Акстим» Вартан Диланян. По его мнению, чем более централизованной была структура глобального бизнеса, тем с бо́льшими сложностями сталкивалось отделившееся от него локальное подразделение.

Российские консультанты, не входившие в глобальные структуры, чувствуют кризис пока не так остро. «Уход мировых игроков пока никак не отразился на работе компании. Я думаю, оценить эффект можно будет по истечении какого-то времени», — отмечает вице-президент Becar Asset Management Ольга Шарыгина. «Уход брендов в более узких сегментах, в частности в недвижимости, безусловно, создает для нас дополнительные возможности. Раньше эти компании были обособлены от российских брендов и чувствовали определенное преимущество», — говорит она. О возросшей востребованности услуг российских консалтинговых компаний говорит и Николай Соломон. «Спрос на наши услуги очень вырос. Если раньше в основном к нам обращались средние предприятия, то сейчас приходят и крупные клиенты. Возможно, это происходит из-за ухода больших брендов», — рассуждает он.


Такая важная география

В числе первых, кто почувствовал на себе восстановление спроса, оказались компании, ориентированные на консалтинговые услуги в сегменте недвижимости, а также преимущественно на российских клиентов.

«Большой кластер глобальных консалтинговых компаний фокусировался на работе с международными клиентами в России, обслуживая экспансию производственных и финансовых компаний, ретейлеров, FMCG-компаний на российский рынок», — отмечает генеральный директор Nikoliers в Санкт-Петербурге Андрей Косарев. «Компании, у которых была высокая доля таких клиентов и проектов в портфеле, пострадали в бо́льшей степени, и им сложнее сейчас перестраиваться. Мы же в последние годы в основном работали с российским бизнесом, и этот фактор не повлиял на нашу работу», — говорит эксперт.

Портрет клиента действительно изменился: прежде всего, на первый план вышли отечественные арендаторы и покупатели, констатирует Алексей Новиков. «До текущего кризиса 70% наших заказчиков составляли российские компании, 30% приходилось на иностранные. Сейчас доля российских компаний выросла до 90%», — делится наблюдениями Даниил Новицкий.

Интересно, что повсеместно заявляемая переориентация российской экономики с Запада на Восток пока не находит отражения в структуре портфеля консалтинговых компаний. «Мы работали и работаем с клиентами из Китая и Индии, но их мало. У них другой менталитет, нежели у западных клиентов. Европейские инвесторы точно знали, чего хотят от российского рынка, азиатские же плохо представляют, какие здесь есть возможности, решения и вообще интересен ли они им», — поясняет Ульф Шнайдер. При этом он надеется, что западный бизнес не уйдет из России окончательно, а «воротами» для него станет Турция.


Чего хотят клиенты

Представители консалтингового бизнеса отмечают серьезные изменения в запросах клиентов. До кризиса 2022 года набирали популярность такие услуги, как разработка стратегий, организационное проектирование, оптимизация финансового блока и системы управления персоналом, выход на новые рынки или вывод новых продуктов. Сегодня же клиентов интересует, по большому счету, один, зато глобальный вопрос: что делать? Самые существенные изменения произошли в запросах иностранных компаний. Раньше их интересовали стратегии и тактики выхода на российский рынок, в том числе рыночная аналитика, вопросы создания и регистрации юрлица, открытия офиса, вопросы юридического, бухгалтерского, налогового и IT-сопровождения, рассказывает Ульф Шнайдер. Сейчас западные компании чаще всего приходят с вопросом «как оптимально продать российскую компанию», добавляет он.

Николай Соломон отмечает всплеск интереса российского бизнеса к внедрению культуры бережливого производства, позволяющей снижать издержки и повышать производительность труда: «Люди начинают думать о проектах на перспективу 3-4 лет». Тогда как до кризиса наиболее востребованными были короткие программы, дающие быстрый просчитываемый результат.

Изменились приоритеты и у игроков рынка недвижимости. Значительно увеличилось количество запросов на консалтинг по рекреационным проектам, на анализ рыночной и экономической целесообразности, на разработку концепций, констатирует Андрей Косарев. Он объясняет это ожиданием господдержки туристической отрасли. Также наблюдается значительный рост проектов по разработке мастер-планов совместно с архитекторами, госструктурами, крупными девелоперами в разных регионах России, добавляет Андрей Косарев. Сейчас многие инвесторы ориентированы на приобретение недвижимости по дистресс-сценариям, добавляет Алексей Новиков. «При этом инвесторы рассчитывают, что консультанты предложат им большой выбор таких объектов, но на самом деле их количество не так велико, как может показаться», — отмечает он.

«Клиенты ждут от консультантов быстрых ответов и готовности делиться знаниями бесплатно. Они хотели этого и раньше, но сейчас желание усилилось, потому что «все находятся в тяжелых условиях», констатирует Ольга Шарыгина. При этом цены на услуги консалтинговых компаний не изменились либо повысились незначительно. «Некоторые клиенты после ребрендинга пытались получать скидки, ссылаясь на то, что международный бренд уже не присутствует, но эти аргументы не нашли понимания у консультантов, учитывая, что квалификация сотрудников осталась на прежнем уровне и качество услуг никто не снижал. После ухода западных брендов мы загружены работой достаточно хорошо, особенно в блоке профессиональных услуг, и никаких оснований для снижения стоимости услуг у нас не было», — поясняет Андрей Косарев.


Будущее всё равно светлое

Несмотря ни на что, участники рынка ждут его восстановления после весеннего провала и с оптимизмом смотрят в будущее. «Мы видим большое количество запросов со стороны средних и малых предприятий, которые готовы расширяться или создавать производства в смежных отраслях, из которых уходят зарубежные компании», — отмечает Даниил Новицкий и надеется, что сегмент инвестиционного проектирования, «возможно, не сократится».

Алексей Новиков считает, что достичь бизнес-показателей, сопоставимых по объему с уровнем 2020-2021 годов, реально. «Возможно, мы действительно будем наблюдать некоторое сокращение рынка, например в сегменте инвестиций в отдельные виды недвижимости, но мы считаем, что оно не будет таким драматичным, как это предполагалось 2-3 месяца назад», — резюмирует он. Андрей Косарев отмечает, что сегменты управления недвижимостью и управления строительными проектами, стратегический консалтинг и оценка показывают хорошие стабильные результаты, несмотря ни на что, и ожидает возобновления транзакционной активности в секторе покупки объектов коммерческой недвижимости. Свой осторожный оптимизм он объясняет цифрами: в Санкт-Петербурге уже зафиксирован рост инвестиций. По данным Nikoliers, по итогам первого полугодия 2022 года инвесторы вложили $ 334 млн в существующие активы, что сопоставимо с результатом всего 2021 года ($ 367 млн).

Не ожидает сокращения рынка и Ольга Шарыгина, напротив, по ее мнению, можно рассчитывать на некий всплеск спроса на консалтинг в течение 1-2 лет. «Многие компании в бизнес-среде сейчас столкнулись со сложнорешаемыми задачами, не все могут разобраться с ними самостоятельно, поэтому консультанты пока при работе. Что будет через год-два, мы не знаем, особенно если с рынка окончательно уйдут зарубежные компании и объем платежеспособных клиентов существенно снизится. После этого многие консультанты ожидают безработицы и уменьшения объема потребления консалтинговых услуг», — отмечает она. Однако, по мнению Ольги Шарыгиной, сегмент недвижимости в меньшей степени ощутит на себе этот тренд. «Даже если собственники поменяются, недвижимость останется и будет требовать аналитики, консультантов, потому что физически вывезти здание или земельный участок за рубеж невозможно. Возможно, сократятся чеки, изменятся задачи через 2-3 года, но масштабных перемен не произойдет», — уверена Ольга Шарыгина.


Как это было. Крупнейшие участники петербургского консалтингового рынка вспоминают, что происходило в компаниях в первые месяцы кризиса

Александр Шарапов, президент Российской гильдии управляющих и девелоперов, президент Becar Asset Management:

— Санкции, последовавшие за началом спецоперации, мощнейшим образом ударили по бизнесу. Конечно, молодежный туризм активизируется, как и по всему миру. Мы строим свои отели именно для молодежи и видим необходимость их поддержки со стороны государства. Одним из самых эффективных методов этого является субсидирование ставки по кредитам на строительство отелей.

Одновременно мы видим серьезный запрос из регионов на наши бренды и франшизы на фоне ухода западных компаний. В этом отношении, можно сказать, мы выиграли. Есть запрос и на другие наши франшизы, в том числе клининг, эксплуатацию и коворкинги. Надо понимать, что рынок франшиз также держался на западных компаниях, и когда основные марки ушли, то в моменте, конечно, это нам сильно помогло.

Однако если говорить о бизнесе, то закрытие больших площадок, в том числе торговых и офисных объектов, разумеется, вызывает желание собственников снизить стоимость обслуживания. Поэтому мы сейчас решаем очень непростые задачи по оптимизации затрат как у себя внутри, так и для наших клиентов.

С одной стороны, конечно, можно сказать, что каждый кризис — это новые возможности, которые мы видим в замещении западных брендов и развитии молодежного туризма. Но при этом мы надеемся, что власти сейчас поддержат молодежные отели субсидированными кредитами.

Для бизнеса, который не попал под санкции, существенной перестройки делать не пришлось. Это как подхватить вирус, который без поддержки государства разовьется в полноценную вирусную эпидемию. Мы не завязаны на экспортно-импортные операции, поэтому на нас эти экономические проблемы пока не отразились. Более того, в нашем проекте в Дубае нам удалось за 2 месяца выполнить годовой план по продажам на фоне невероятного всплеска спроса, в том числе и со стороны россиян.

Но в целом ситуация со спросом в российских проектах крайне неровная: от затишья к восстановлению и ажиотажу.

В то же время уход западных брендов сильно не повлиял на нашу торговую недвижимость. Однако не до конца ясно, чем же всё-таки будут заполнены крупные площади, которые занимали международные операторы в других торговых центрах. Есть шанс, что их будут заполнять товарами, полученными параллельным «серым» импортом. Что делать с закрытыми кинотеатрами, тоже непонятно. Мы никогда не гнались к люксу и престижу, а стремились к эффективности и доходности. Это нас и спасло.

Николай Казанский, управляющий партнер Nikoliers:

— 7 марта мне позвонили коллеги и сообщили о своем решении выйти из российского бизнеса. Конечно, было тяжело услышать эту новость: бренд Colliers работал в России 28 лет, и мы сами создавали этот бренд, всем коллективом вкладывая душу, энергию, силы. Западные партнеры также выразили сожаление, поскольку мы были частью глобальной команды, мы построили серьезный и сильный бизнес, которым гордились наши коллеги по всему миру.

Западные партнеры сообщили, что они уходят и как совладельцы бизнеса, и как правообладатели бренда. Мне предложили два варианта: либо выкупить бизнес, либо закрыть его. У меня был день на размышление. Закрывать бизнес не было вариантом для меня: для моих коллег, партнеров, всего коллектива это было бы как минимум нечестно. Было принято решение не просто сохранить бизнес, но и весь штат сотрудников (более 600 человек в Москве и Петербурге), и все бизнес-линии в статусе независимой компании.

У нас были очень сжатые сроки на закрытие сделки и ребрендинг. Самое сложное было — понять, как сделать это максимально быстро и эффективно. Сейчас бизнес полностью сосредоточен в наших руках без обратного права выкупа. У нас абсолютно рыночная ситуация: если коллеги захотят вернуться, мы будем принимать решение, нужно нам работать вместе или нет.

Сразу после первого звонка западных коллег я обратился к своим сотрудникам с просьбой прислать возможные варианты названия. Мне было интересно посмотреть логику выбора нового бренда. В сумме нам прислали около 300 вариантов названий. Оказалось, что сотрудникам были важны четыре параметра: преемственность со старым брендом, связь со мной, связь с Россией и возможность работать за рубежом (иметь название на латинице). В течение месяца я обдумывал разные варианты и сделал шорт-лист из 10 названий, которые показывал друзьям и партнерам по бизнесу. Интересно, что название Nikoliers, которое пришло в одном из первых мейлов, оказалось наиболее удачным.

Сейчас работа в статусе независимой консалтинговой компании открывает перед нами новые горизонты и возможности. Уход зарубежного бренда позволяет избежать чрезмерного контроля и вместо отчетности сосредоточиться на операционных задачах. Теперь мы можем вести бизнес в других странах, откуда уже приходят запросы от клиентов, например, в ОАЭ, Израиле, Казахстане, Армении или даже США, тогда как международный бренд ограничивал такое развитие. У нас новый уровень ответственности: топ-менеджеры могут быстрее становится партнерами компании, что повышает мотивацию к развитию бизнеса.

Новый бренд Nikoliers c 28-летней историей — это наша команда, наш опыт, наши лучшие и международные практики, наша экспертиза во всех сегментах коммерческой и жилой недвижимости, которые мы используем в работе над каждым кейсом нашего клиента.

консалтинг услуги
Другие статьи авторов Читайте также по теме
Владельцы сети клиник EMS планируют продать медцентр на пр. Энгельса в Петербурге. Кризис заставляет и других игроков рынка частной медицины задумываться о реализации активов. Инвестиционная активность в сегменте постепенно снижается, говорят эксперты.
В период самоизоляции оборот бань в Петербурге упал почти до нуля. Сейчас спрос на услуги заведений восстанавливается, но происходит это медленно. Чем сегодня живут городские парные и какие у этого бизнеса перспективы, «Новому проспекту» рассказал основатель компании MBSaun Артём Пузян.
Российский рынок коммерческих медицинских услуг в апреле вырос на 4% по сравнению с мартом. Расходы граждан на частную медицину в этом году значительно не сократятся.

Депутаты Законодательного собрания Петербурга приостановили действие закона о реновации до 2024 года
05.10.2022
Вице-губернаторам Петербурга поручили организовать вручение повесток бюджетникам
05.10.2022
Суд отказался заочно арестовать Марину Овсянникову, "освободившую себя" от домашнего ареста
05.10.2022
В России возбуждено первое уголовное дело об уклонении от мобилизации
05.10.2022
Нобелевская премия по химии 2022 года присуждена двум американцам и датчанину
05.10.2022
Дрозденко расширил меры поддержки семей мобилизованных за счет бюджета региона
05.10.2022
Губернатор Петербурга призвал экономить, напомнив о необходимости помогать Мариуполю
05.10.2022
Путин подписал законы о вхождении ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей в состав РФ и назначил врио
05.10.2022
Петербургский кинотеатр "Родина" в последний момент отказался проводить предпремьерный показ фильма Пригожина
05.10.2022
В Петербурге оппозиционным депутатам вручили повестки на публичных слушаниях
05.10.2022
Власти Германии считают закрытым вопрос о репарациях Польше за Вторую мировую войну
05.10.2022
Илон Маск снова предложил купить Twitter, спустя несколько месяцев попыток расторгнуть первоначальную сделку с компанией
04.10.2022
Forbes: Россию после 21 сентября покинули около 700 000 граждан
04.10.2022
В Омской области мобилизованные попросили власти о единоразовых выплатах семьям. Губернатор ответил туманными обещаниями
04.10.2022
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки