Солтанов и Ярчук: суд запросил материалы налоговой проверки
Поделитесь публикацией!

Солтанов и Ярчук: суд запросил материалы налоговой проверки

Павел Горошков 4 августа 2020
Солтанов и Ярчук: суд запросил материалы налоговой проверки

На последнем заседании 15 Арбитражного апелляционного суда по делу о банкротстве кубанского бизнесмена Александра Ярчука, которое состоялось в конце июля 2020 года, тройка судей под председательством судьи Дмитрия Емельянова частично удовлетворила ходатайсво адвоката Ярчука Александра Васильева об истребовании материалов налоговой проверки, которые кредитор положил в основу своего 5-миллиардного требования. Суд запросил у налогового органа договоры по сделкам «Гравитона», которые налоговики признали фиктивными, и сумму которых — 4,9 млрд рублей — «Гравитон» теперь требует лично с Ярчука, возглавлявшего компанию на момент совершения этих сделок и владеющего в ней 50% долей. Адвокат Васильев настаивал на этом истребовании для того, чтобы доказать два ключевых пункта правовой позиции своего клиента: во-первых, должностные лица «Гравитона» узнали о фиктивности сделок еще в 2016 году, так что сроки исковой давности для подобного требования к директору уже истекли. А во-вторых, все эти договоры подписывал не Ярчук, а второй совладелец «Гравитона» Ризван Солтанов, у которого тоже было право такой подписи. И, соответственно, еще вопрос, насколько обоснованно было требование компании к одному лишь Ярчуку. 

Напомним, что между двумя бывшими бизнес-партнерами по Кубаньторгбанку и фирме «Гравитон» — Ризваном Солтановым и Александром Ярчуком — с 2017 года идет корпоративный конфликт, начавшийся на почве налоговых претензий (мы подробно описали его в первом материале). «Гравитон» в 2011-15 годах был генподрядчиком у «Роснефти» на реконструкции Туапсинского НПЗ, заработав на этом более 100 млрд рублей. В 2015 году ФНС провела выездную проверку и обвинила компанию в занижении прибыли путем заключения фиктивных расходных сделок с фирмами-однодневками на общую сумму 4,9 млрд рублей. Налоговая доначислила «Гравитону» 1,5 млрд рублей налогов и около 500 млн пеней и штрафов. Ярчук эмигрировал в Австрию, чтобы избежать обычного в таких случаях уголовного преследования (и, вероятно, правильно сделал, потому что уголовное дело впоследствии было прекращено), оставив бизнес на попечение Солтанова. А тот, получив контроль над «Гравитоном» и Кубаньторгбанком, объявил Ярчука виновником всех убытков и развернул против него судебную войну. Под его оперативным контролем «Гравитон» добровольно погасил налоговую недоимку, даже не попытавшись оспорить ее в суде, а затем потребовал убытки с Ярчука. Примечательно, что, как говорит сам Ярчук, погашена недоимка была за счет переплаты по налогам прошлых лет. 

При этом «Гравитон» не стал требовать эти убытки привычным образом — в рамках арбитражного иска к бывшему гендиректору. А пошел «в обход»: часть этих убытков на сумму 5 млн рублей была переуступлена по цессии одному из юристов Солтанова Виктору Ларину в уплату за оказанные юридические услуги (причем в договоре цессии было написано, что это требование лично к Ярчуку), и правопреемник как физлицо подал на Ярчука в районный суд Краснодара и выиграл иск. Как уверяет адвокат Ярчука Ярослав Васильев, его клиент ни сном ни духом об этом процессе не знал до момент обращения Ларина в Арбитражный суд Краснодара с иском о банкротстве должника. Дело о банкротстве было возбуждено в начале 2020 года, и судья Георгий Непранов ввел в отношении бизнесмена процедуру реструктуризации долгов (не позволив ему даже заплатить Ларину эти 5 млн рублей), а затем в одно заседание (уже во время карантина) включил в реестр кредиторов остальную часть требования фирмы  «Гравитон» на 5,4 млрд. Это последнее определение и обжалуется сейчас в апелляции, и именно оно вызвало интерес у апелляционного суда. 

На прошлом заседании адвокат Ярчука Ярослав Васильев ходатайствовал об истребовании материалов налогового дела, которые бы показали, во-первых, чьи подписи стоят на договорах, а во-вторых, дату, с которой фирме «Гравитон»  стало известно о том, что налоговая считает эти сделки фиктивными (по словам адвоката, нынешний гендиректор фирмы Курбацкий тогда работал в ней главным инженером и на допросах в 2016 году уже демонстрировал свою осведомленность обо всех этих сделках) — в подтверждение того, что истек срок исковой давности. Судья Емельянов оставил это ходатайство открытым и отложил заседание, задав сторонам ряд вопросов. В часности, он попросил адвоката фирмы «Гравитон» Наталью Добренкову изложить максимально конкретно суть всех «фиктивных» сделок, а также уточнил, кто собственно является участником фирмы  «Гравитон».

На втором заседании судья Емельянов вернулся к этому вопросу (в прошлый раз адвокат Добренкова уклончиво ответила, что после налоговой проверки участниками являются два иностранных юрлица), и адвокат Васильев ответил, что владельцами были и остаются — каждый через свой офшор — все те же Ярчук и Солтанов. 

Что касается договоров, на которых, по словам Васильева, стоят подписи Солтанова, то по версии адвоката Добренковой, налоговая в рамках своей проверки их не исследовала: она якобы проверяла только накладные, платежки и сопроводительную документацию. Да и у самого  «Гравитона» этих договоров в наличии якобы уже нет. «Исковую давность мы считаем с момента, когда новому руководству компании стало известно о фиктивности сделок, то есть, с момента вступления в силу решения налогового органа, то есть 20 декабря 2017 года», — ответила Добренкова на тезис о сроках. 

Однако судья Емельянов очень заинтересовался вопросом, почему всю сумму убытков фирма требует с Ярчука, а не с обоих совладельцев: «Если вы говорите, что Солтанов по доверенности эти договоры подписывал, то может быть имеет смысл эти документы истребовать и проанализировать?» В итоге суд истребовал из налоговой материалы проверки (за исключением тех документов, которые в деле уже имеются), а пока ФНС отвечает, попросил стороны уточнить, кто конкретно из двоих совладельцев подписывал какой из фиктивных договоров. Следующее заседание, к которому ожидается прибытие в суд документов из ФНС, назначено на 19 августа 2020 года. 

Обе стороны отказались комментировать ход дела.


Возврат к списку