Саммит БРИКС — прогнозы, интриги и первые итоги
Новый проспект
Статьи

Саммит БРИКС — прогнозы, интриги и первые итоги

Прочитано: 342

Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

XIV саммит организации БРИКС в столице КНР завершился. Мировые СМИ много писали об этом мероприятия и накануне, и в ходе саммита. Дмитрий Наварра изучил источники и сделал обзор прессы.

Вся обширная система мероприятий состояла из многих частей и секций, но ключевые события происходили 23-24 июня — сам саммит 23-го и диалог на высшем уровне 24-го июня. Саммит вызвал в мире некоторый интерес — так или иначе, но в настоящее время страны, участвующие в БРИКС составляют 40 процентов населения мира. В 2021 году совокупный ВВП стран, входящих в объединение, составил 23,5 трлн долларов, что сравнимо с размером ВВП США (20,9 трлн долларов) и значительно превышает показатели ЕС (17,9 трлн долларов). Так что до саммита все заинтересованные стороны делали свои прогнозы, а считающие себя незаинтересованными делали вид, что в Пекине ничего не происходит. И вот, уже после завершения выступлений лидеров государств и опубликования итогового документа, можно подвести первые результаты, а также сравнить прогнозы и ожидания с итоговыми декларациями.

До начала мероприятия и на стадии рабочих встреч сами страны-участники — Бразилия, Российская Федерация, Индия и Южно-Африканская Республика (отвечает за букву «С» от англоязычного наименования — South Africa) демострировали энтузиазм и оптимизм.

Издание People’s Daily, официальный орган Коммунистической партии Китая (КПК) писало, что цель саммита в том, чтобы «поощрить международное сообщество проявлять интерес к делу глобального развития с помощью практических действий». Так же в издании цитируют официального представителя МИД КНР Ван Вэньбиня — «Саммит призван наполнить позитивной энергией мир, сталкивающийся с волнениями и проблемами».

В материалах издания достаточно много и других профессиональных славословий — как и положено для хозяев мероприятия, весьма склонных к самопиару. Китай намерен «принести в мир свежий воздух, который включает в себя справедливую систему глобального управления вместо системы, в которой доминирует американская гегемония», — декларирует The Global Times, англоязычная газета КПК.

Позиция Индии по отношению к саммиту, озвученная главой правительства, демонстрирует больший упор на экономику, чем на геополитику. «БРИКС сыграет ключевую роль в восстановлении мировой экономики после пандемии», — заявил премьер-министр Моди. Правда, во многом набор тезисов его послания тоже выглядел открытым самопиаром с весьма умеренной и очевидно декларативной отсылкой к коллективным усилиям: «Премьер-министр Нарендра Моди … назвал Индию сильным экономическим партнером и местом для инвестиций, основываясь на ее истории роста во множестве областей, включая технологии, инновации и стартапы. Сегодня в Индии одна из лучших в мире экосистем для инноваций, что находит отражение в растущем числе индийских стартапов».

Пресса Южно-Африканской Республики — например, еженедельник Sunday World из Йоханнесбурга, добросовестно цитирует пресс-службу президента Рамапосы. «Членство Южной Африки в БРИКС позволяет стране использовать дополнительные и мощные инструменты в своей борьбе для решения тройной внутренней проблемы безработицы, бедности и неравенства посредством сотрудничества в области науки, технологий и инноваций, энергетики, здравоохранения и образования. А также путем БРИКС финансируется развитие инфраструктуры, наращивание потенциала, исследования, образование и повышение квалификации, торговлю, инвестиции и туристические возможности», — сказал президент.

С другой стороны Атлантики — в Бразилии, тоже активно превозносили экономическую пользу от участия в объединении: «Связь между нашими бизнес-сообществами является одним из наших приоритетов в БРИКС. Лучше узнав друг друга, наши предприниматели могут заключать сделки, которые принесут взаимную выгоду, а также принесут пользу рабочим в наших странах», — заявил президент Бразилии. Так же бразильский лидер в своих выступлениях, в том числе по итогам завершившегося Бизнес-форума БРИКС, отдельно обозначил интерес своей страны к финансово-экономическим инструментам, созданным в рамках группы: «Новый банк развития (НБР) может способствовать росту экономики блока, а также укреплению инфраструктуры его стран-членов. Создание регионального офиса NDB в Бразилии должно позволить расширить операции в стране, особенно в таких областях, как инфраструктура и городская мобильность».

Что же касается Российского участия, то в мире с некоторым интересом обсуждают озвученную Путиным информацию о работе над собственной расчетной валютой группы стран БРИКС. Эта новость автоматически попала в трансатлантическую финансовую аналитику, но надо признать, что более оживлённую реакцию она вызвала в развивающихся странах — особенно в тех, у которых натянутые отношения с США.

Как и предполагалось, во всех основных направлениях, содержание Итоговой декларации саммита, состоящей из 75 пунктов, примерно совпало с заявлениями стран-участников, сделанными до его начала.

Позиция СМИ стран «большой семёрки» была куда менее радужной. Некоторые страны, входящие в неё, были изначально склонны рассматривать саммиты БРИКС, как угрозу некой воображаемой главенствующей роли своего неформального клуба. Французские эксперты сходу разглядели в саммите геополитические устремления Китая, хозяина мероприятия в этом году. Парижская Le Monde выпустила 22 июня статью со следующим посылом — «Китай надеется объединить БРИКС, чтобы противостоять «малой клике» G7. Пекин организует 14-й саммит стран БРИКС за несколько дней до G7 в Германии».

CNN посчитала важным для себя сфокусироваться не на повестке саммита, а лично на Путине: «Когда президент России Владимир Путин подключится к виртуальному саммиту БРИКС, который пройдет в Пекине в четверг, он впервые примет участие в форуме с участием глав крупнейших экономик после начала военных действий на Украину в начале этого года. Для Путина это могло стать желанной картиной: его лицо будет сиять на экране рядом с другими лидерами, страны которых составляют эту аббревиатуру — и это станет сигналом того, что Россия, потрепанная санкциями за вторжение и протестами, тем не менее, не одинока». Путин принял участие и, что удивительно, небо не обрушилось на землю и оказалось, что это просто выступление — такое же обыденное, как неделю назад на ПМЭФ и тоже в кругу постоянных союзников.

Агентство Bloomberg увидело свою про-американскую интригу в подготовке саммита: «Ожидается, что Индия будет сопротивляться ожидаемым попыткам президента Китая Си Цзиньпина использовать саммит БРИКС в этом году в качестве платформы для освещения его усилий по созданию альтернативы глобальному порядку, возглавляемому США». Информация специфичная и поступила, по утверждению издания, из самых надёжных из современных источников — от анонимных «официальных лиц». При этом, как правило, фамилии переговорщиков, готовящих все коллективные документы саммита, заранее известны — как и даты и места их встреч. Последняя такая встреча состоялась 21 июня строго согласно расписанию.

Однако по тексту итоговой декларации невозможно понять и проверить, была ли в принципе такая интрига. По крайней мере, все пункты, посвященные международному порядку и системе международного управления, выглядят очень обтекаемо, никакие третьи страны не упоминаются в принципе — всё только в духе принципа «Лучшее — для друзей», как, к примеру, в п. 7: «Китай и Россия подтвердили важность, которую они придают статусу и роли Бразилии, Индии и Южной Африки в международных делах, и поддержали их стремление играть более важную роль в ООН».

Более склонное к анализу, чем к эпатажу, американское издание Foreign Policy конфликта не углядывает и по итогам выступления Нарендры Моди редактор по азиатскому сектору Моше Кугельман согласился с той точкой зрения, что индийский лидер просто максимально играет сам для себя: «Нью-Дели делает довольно безопасную ставку, поддерживая группу, не вступая в противоречие с Западом».

Пресса Британии старается уделять саммиту минимум внимания. Лондонские редакции склонны представлять мероприятие, как что-то, необходимое лично Путину, а не Си Цзиньпину или Нарендре Моди. «Экономика всегда была в центре БРИКС, но конфликт на Украине, вероятно, будет иметь большое значение для саммита в четверг. Пратюш Рао, директор по Южной Азии консалтинговой компании Control Risks, говорит, что Украина, без сомнения, будет слоном в комнате. Г-н Рао говорит, что на саммите можно ожидать некоторого противодействия западным санкциям, и это утешит Россию. Но это не следует интерпретировать как одобрение действий России», — пишет BBC.

В итоговом документе Украине посвятили всего лишь несколько строк, а в остальном эта тема осталась где-то в кулуарах и на экспертных панелях. Всё, что касалось Украины, было изложено в п. 22, в непосредственном соседстве с Афганистаном, Корейским полуостровом, Ближним Востоком и Северной Африкой: «Мы обсудили ситуацию на Украине и напоминаем о наших национальных позициях, высказанных на соответствующих форумах, а именно в СБ ООН и ГА ООН. Мы поддерживаем переговоры между Россией и Украиной».

Итальянская пресса событие в Пекине в принципе видит, но тоже преимущественно в контексте российско-украинской повестки. Так, к примеру, газета La Stampa просто включила выступление Си Цзиньпина на саммите в ленту новостей украинского конфликта, как будто Китай является тоже его «третьей стороной» наравне с НАТО, ЕС и самой Италией: «Председатель КНР Си Цзиньпин предостерег от «расширения» военных связей накануне виртуального саммита БРИКС».

В Германии пресса не выработала какого-то понятного информационного подхода к этому явлению. Например, одна из крупнейших национальных газет — Frankfurter Allgemeine Zeitung, даже завела рубрику «Страны БРИКС», но последний материал в ней вышел в марте 2022. Канадская же пресса вообще, похоже, довольствуется перепечатками из лент международных информационных агентств и собственной экспертизой события не озадачена. И только в Японии, имеющей свой региональный интерес по соседству с Китаем, влиятельное агентство NIKKEI нашло возможность уделить экспертное внимание и экономическим задачам саммита:

«БРИКС показывает свою полезность, несмотря на явные ограничения. Блок развивающихся экономик по-разному служит своим членам».

"С точки зрения Китая, БРИКС остается полезным инструментом, позволяющим показать Западу, что альтернативный мировой порядок возможен без присутствия или лидерства США или Европы. Однако для Индии противопоставление якобы многостороннего и консультативного Китая неоколониальному Западу неубедительно. Индия также стремится перестроить международную систему, чтобы обеспечить больше голосов для развивающихся стран, но она разочарована растущей китайской агрессией. Бразилия и Южная Африка сотрудничают в рамках БРИКС, потому что это дает обеим сторонам выгоды, связанные с подтверждением их статуса главных стран в своих регионах», — поясняет NIKKEI.

Пожалуй, такой анализ, раскрывающий позиции и долгосрочные интересы участников блока, выглядит одним из наиболее полных и уравновешенных — особенно на фоне типовых публикаций прессы остальных стран G7. И этот анализ во многом совпадает с экономической частью Итоговой декларации, где вопросам экономического сотрудничества и устойчивого развития посвящено 24 пункта. Такая повестка находи отклик у многих стран с экономиками второго порядка — таких, как Аргентина, например. Есть устойчивое предположение, что БРИКС подходит Аргентине — даже с учетом нахождения в блоке такого её континентального соперника, как Бразилия.

Незадолго до начала саммита подобному варианту развития событий была посвящена статья в Buenos Aires Times:

«Аргентина все ближе к вступлению в группу стран БРИКС, а вступление в ее Новый банк развития практически решено после китайско-российского турне президента Альберто Фернандеса в начале февраля», — подтвердил в четверг посол в Пекине Сабино Вака Нарваха. Выступая на саммите в формате видеоконференции, посланник зачитал письмо президента Фернандеса, в котором говорится, что группа представляет собой «прекрасную альтернативу сотрудничеству перед лицом мирового порядка, который функционирует на благо немногих».

экономика СМИ
Другие статьи автора Читайте также по теме
Управляющий партнер, основатель Management Development Group Дмитрий Потапенко в рамках выставки «Петерфуд-2022» рассказал, почему торговым сетям в России придется быстро меняться и что будет с потребительским рынком страны в ближайшее время.
Обозреватель «Нового проспекта» Светлана Куликова получила приз «Бронзовое перо» на конкурсе журналистов и блогеров «Петербургская кухня в словах и смыслах», который проводился впервые в рамках II Кубка губернатора Санкт-Петербурга «Лучший шеф-повар петербургской кухни».
16.11.2022
Объемы промышленного производства в сентябре не дотянули до аналогичного показателя прошлого года. Ситуацию в промышленном секторе эксперты называют неустойчивой стагнацией. Тем не менее российские компании продолжают изобретать, внедрять и строить.

Евросоюз объявил обход санкций уголовным преступлением
28.11.2022
В Кудрово открыли новый мост между северной и южной частями
28.11.2022
На юго-западе Петербурга построят новую шестиполосную дорогу
28.11.2022
Сайты для изучения английской грамматики
28.11.2022
Совфед на этой неделе может освободить Кудрина с поста главы Счетной палаты
28.11.2022
ГК "Руст" запускает производство шотландского виски в Балашихе
28.11.2022
Новогодний стол в этом году станет для россиян дороже на 15-20%
28.11.2022
Экс-гендиректору "Звезды" Михаилу Лобину вынесли приговор за растрату
28.11.2022
В Петербурге с начала года стало заметно меньше кофеен, но больше пекарен
28.11.2022
В Кремле приветствуют идею Ватикана о предоставлении площадки для переговоров России и Украины
28.11.2022
Россияне стали чаще экономить на еде и заниматься спортом в 2022 году
28.11.2022
На "Москвиче" обещают выпустить полностью отечественный автомобиль к 2025 году
28.11.2022
Основатель и бывший гендиректор Forex Club Вячеслав Таран погиб в авиакатастрофе
28.11.2022
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки