Рынок общепита монополизировали торговцы кофе и глинтвейном
Поделитесь публикацией!

Рынок общепита монополизировали торговцы кофе и глинтвейном

Павел Солнышкин 21 апреля 2020
Рынок общепита монополизировали торговцы кофе и глинтвейном

Пандемия вогнала в кому ресторанный рынок: все заведения закрыты, и только считанные единицы пытаются торговать навынос или с доставкой. Попытки продолжить работу отдельными точками были жестко пресечены чиновниками и силовиками, и даже громкое заявление ресторатора Александра Затуливетрова об открытии своих заведений 15 апреля в случае не введения режима ЧС осталось без продолжения (слишком жесткому прессингу подвергся этот бизнесмен). Зато, как и прогнозировали эксперты и сами рестораторы, карантинные меры практически не затронули нелегальный сегмент рынка: всем известные автолавки по продаже кофе и глинтвейна, работающие по всему центру Петербурга, бойко ведут свою торговлю и не испытывают никаких проблем ни с чиновниками, ни с полицией. Молодые люди работают без масок и перчаток, не видно у них и антисептиков (если не считать таковым глинтвейна). 

Действительно, согласно п. 2.1.8. постановления правительства Петербурга от 03 апреля 2020 № 182, на территории Петербурга до 30 апреля этого года запрещена деятельность ресторанов, кафе, столовых, буфетов, баров, закусочных и иных предприятий общественного питания, за исключением обслуживания на вынос без посещения помещений предприятий общественного питания, доставки заказов на дом, на предприятия (организации) и в номера гостиниц, говорит Михаил Иванов, партнер юридического бюро «Григорьев и партнеры»: «Следовательно, деятельность точек по продаже кофе подпадает под исключения из п. 2.1.8. постановления Правительства Санкт-Петербурга и не считается нарушением запрета на осуществления деятельности предприятиями общественного питания». Таким образом, формально они под действие карантинных мер не подпадают, так как торговля из машины не связана с посещением помещений покупателями.

Другое дело - вопрос легальности этого бизнеса. Еще в 2016 году, задолго до пандемии, наши коллеги (в том числе те, кто потом основал НП) писали об уличных торговцах и их кураторе ИП Александре Коновалове, бывшем сотруднике полиции, который обеспечивал им прикрытие со стороны полицейских и чиновников, а за это собирал с них фиксированную плату - 1 тыс. рублей в день.  Плати - и ни тебе налогов, ни конкурсов, ни аренды КИО, ни претензий к цвету козырька над киоском. С тех пор ИП Коновалова несколько раз проверяли разные контролирующие органы, но и сам ИП существует и действует по сей день (на него оформлено несколько кальянных по всему городу), и деятельность его (а возможно, его правопреемников) неофициальной части бизнеса тоже продолжается. И, если раньше нелегальная уличная торговля составляла конкуренцию официально оформленным заведеним общепита, то теперь этот формат стал единственно возможным и занял практически монопольное положение на карантинном рынке.

Мы направили запросы в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, а также вице-губернатору Евгению Елину, курирующему торговлю в Петербурге, о том, на каких законных основаниях работают в городе продавцы кофе и глинтвейна. Ответов пока не получили (как получим - опубликуем в этом материале). Впрочем, учитывая, что неподалеку от машины «кофе и глинтвейн» на Дворцовой спокойно стоит полицейский патруль, видимо, все у них с документами (в отличие от масок и перчаток) в порядке. 

В Роспотребнадзоре корреспонденту сообщили, что все специалисты, которые могут проконсультировать относительно законности и безопасности работы автоторговцев, сейчас заняты, но обязательно свяжутся с нами позже и ответят на наш вопрос. 

Впрочем, петербургские рестораторы спокойно относятся к этим новым «монополистам». 

Михаил Гончаров, совладелец сети блинных «Теремок»:

«Если вы приедете в любой европейский столичный город, вы увидите напротив каждого приличного заведения таких же уличных торговцев. Это стихия, и бороться с ней бесполезно. Всегда есть люди, которые будут рады любым минимальным деньгам. Их десятки тысяч в любом большом городе - у кого даже паспорта нет и на работу не устроиться. А сейчас в кризис их еще больше будет. Мне кажется, это даже хорошо, что они торгуют, а не идут воровать и грабить в подворотнях. Я знаю о чем говорю: часть наших киосков «Теремок» работает, никто их не закрывает. Это конечно мизер, но в нынешнее время хорошо, что и такая возможность есть. Так что пусть хоть у кого-то будет работа, не надо их ущемлять и гнобить. Лучше заставить их маски купить - или просто выдать им маски, чтобы не заразились».

Алексей Фурсов, владелец ресторанной сети Евразия и сети фитнес-клубов FitnessHouse:

«Нет никакого смысла сейчас открываться: мы помним, что в последние две недели марта, еще когда было можно работать, падение выручки сделало бизнес нерентабельным. Так что сейчас могут существовать только полулегальные супердорогие заведения, в которых один-два посетителя в день гарантируют ноль, а остальные будут в плюс. Если же говорить о ресторанах, ориентированных на средний класс, то им сейчас работать невозможно. Мне вообще кажется, что у нас происходит что-то не то. Не карантин, а какой-то карнавал. С одной стороны мы убиваем экономику, а с другой - на улице пробки семь баллов, транспорт работает, толпы народу, у меня под окном дети гуляют на детских площадках - как будто ничего не происходит. При этом угроза ведь реальная. Умирают люди известные, которые могли бы о себе позаботиться, да что там: могли бы купить себе по отдельной больнице. И если мы ее игнорируем - то давайте честно скажем, что каждый за себя, и разрешим всем работать. Или же введем нормальный карантин и будем его нормально контролировать и исполнять. Полумеры и лукавство - они до добра не доведут».

Андрей Федотов, владелец ресторанной семьи BarSlona:

«На самом деле возможность организовать ларек на улице Рубинштейна есть и у меня,  тоже могу поставить мальчика или девочку и торговать кофе и глинтвейном. Некоторые коллеги торгуют кофе через форточку. Но это не о выживании. Это только дразнить арендодателей. Мне лично проще сказать, что у меня выручки ноль. Потому что торговля через форточку создаст иллюзию, что у меня не ноль, и арендодатель будет требовать денег - если не полную сумму, то сколько есть. В итоге я и денег не заработаю и своих ребят подвергну риску заразиться. Так что этот вид бизнеса может быть рентабельны только для таких вот автолавочек, которые никакой аренды вообще не платят. Этот бизнес был, насколько мне известно, не слишком легальным раньше - и его никто не трогал тогда - и он не стал сильно легальнее сейчас. Но это вообще не мой вопрос. На мой взгляд, такие автолавочки несут социальную функцию, они нужны, просто государство должно их легализовать и обеспечить средствами защиты. Я уверен, они только рады будут!» 

Ранее по теме:

Доставка не спасает. Как переживают черный апрель рестораторы Петербурга

Спор по время чумы. Арендодатели против арендаторов

Александр Затуливетров: «Сидим без денег с раздражённым персоналом»​

«Государство нас подставило». Ресторанные сети требуют поддержки​

Форс-мажор настал. Как применить этот механизм​

Ассоциация собственников и арендаторов стрит-ритейла окажет правовую поддержку бизнесу

Петербургские автодилеры просят включить отрасль в список пострадавших​

Частные клиники лихорадит на фоне вируса. Медики просят господдержки

Возврат к списку