Профсоюзная национализация

Фото: wikipedia.org

Федерация независимых профсоюзов России после распада СССР получила тысячи объектов недвижимости, принадлежавших Всесоюзному центральному совету профсоюзов. В их числе санатории, гостиницы, стадионы, пионерлагеря, автобазы и многое другое. Бо́льшая часть этой собственности создавалась на государственные деньги, но стала общественной. Теперь государство, похоже, намерено вернуть себе наследие советских профсоюзов.

Первый заместитель генерального прокурора России Анатолий Разинкин подал иск о возврате в госсобственность комплекса зданий на площади Труда в Петербурге, которым владеет Ленинградская федерация профсоюзов (ЛФП).

В качестве обеспечительных мер Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти наложил арест на здание Дворца Труда с пристройками (площадью почти 32 тыс. м2 и кадастровой стоимостью более 752 млн рублей). Профсоюзам запрещено распоряжаться этой недвижимостью, но разрешено продолжать ей пользоваться.

По утверждению надзорного органа, три здания Дворца Труда всегда были и остаются государственной собственностью. Дворец был построен в 1861 году (тогда он назывался Николаевский). Это объект культурного наследия, который закреплен в федеральной собственности.

Николаевский дворец строился с 1853 по 1861 год архитектором Андреем Штакеншнейдером для великого князя Николая Николаевича, третьего сына императора Николая I. Литография с рисунка Иосифа Шарлеманя

«Профсоюзы используют памятник в коммерческих интересах и для извлечения материальной выгоды. Часть помещений они сдают под офисы, что не соответствует уставным задачам профсоюзов, а также целям предоставления объекта. А доходы направляются на незаконное обогащение руководства профсоюзных организаций», — заявили в прокуратуре.

Профсоюзы отвергают претензии. «Организация получила указанный комплекс зданий в собственность на законных основаниях и планирует защищать свои права в арбитражном суде», — заявила и.о. председателя ЛФП Мария Артюхина. Рассмотрение дела в суде по существу начнется 8 августа.

С 1894 по 1918 год в Николаевском дворце размещался Ксениинский институт благородных девиц. Фото: ателье Карла Буллы

Пролетарии всех стран… в пролете

Иск о Дворце Труда ставит вопрос о легитимности передачи в 1992 году всей собственности советских профсоюзов (ВЦСПС) их российской наследнице — Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

Советское законодательство признавало не только государственную (общенародную) собственность, но и колхозно-кооперативную, личную и отдельно — «собственность профсоюзных и иных общественных организаций». В частности, в 1960 году Совет Министров СССР передал ВЦСПС почти все санатории, курортные лечебницы и дома отдыха, в том числе ведомственные.

Более того, Гражданский кодекс РСФСР предусматривал специальный иммунитет: на принадлежащее профсоюзам имущество социальных объектов (тех же санаториев, домов отдыха, дворцов культуры, клубов, стадионов, пионерских лагерей и др.) не могло обращаться взыскание. Принятый в 1996 году федеральный закон закрепил имущественные права уже ФНПР и запретил любой финансовый контроль со стороны государства (кроме как за коммерческой деятельностью).

Дворец Труда в 1925 году. Почтовая открытка. Издательство Северо-Западного областного агентства «Связь»

В Генеральной прокуратуре России убеждены, что современные профсоюзы не вправе распоряжаться имуществом ВЦСПС. Более того, по их мнению, ФНПР вообще не является правопреемником советских профсоюзов, поскольку в ходе реорганизации в 1990 году была создана Всеобщая конфедерация профсоюзов СССР, провозгласившая единую собственность профсоюзов на все объекты.

Генпрокуратура указывает на отсутствие документов (разделительного баланса или передаточного акта), определяющих судьбу активов советских профсоюзов. «Российская Федерация в лице уполномоченных органов не изъявляла волю на отчуждение спорного имущества и никому не давала полномочия управлять и распоряжаться этой недвижимостью. Профсоюзы, действуя недобросовестно и вопреки воле государства, завладели находящимся в их ведении объектом», — отмечается в иске.

Кавказская пленница

Это уже не первое дело о фактической национализации профсоюзной собственности. Самое громкое решение — об изъятии почти 1,8 тыс. объектов недвижимости 34 санаторно-курортных учреждений Ставропольского края — было принято в прошлом году. ФНПР продала эту недвижимость частным лицам и компаниям. Прокуратура и суд квалифицировали этот шаг как нецелевое использование имущества.

«Объекты, которые являются источником для паразитирования, должны перейти к ответственному хозяину — государству», — подвел итог губернатор Ставрополья Владимир Владимиров.

Кроме того, в настоящее время продолжается рассмотрение спора о признании права государственной собственности на несколько санаториев в Ессентуках. Кассационный суд пришел к выводу, что в течение многих лет «профсоюзы исполняли функции государственного органа, распоряжаясь государственным имуществом, но не реализуя права собственника и никогда не обладая такими правами».

Дворец Труда в 1956 году. Автор фото неизвестен

Примечательно, что еще 10 лет назад решения по таким спорам чаще всего принимали в пользу ФНПР. Например, Высший арбитражный суд России признал право профсоюзов на железнодорожный санаторий в Кисловодске.

«Спорное имущество было неправомерно включено в реестр федеральной собственности и передано в уставный капитал ОАО «Российские железные дороги» при приватизации», — заключили служители экономической Фемиды.

Аналогичное решение было принято в отношении туристской базы «Зеленая дубрава», гостиницы «Салют» в Орле и ряда других объектов.

И вечный бой

Многие иски отклонялись из-за многократного пропуска надзорными органами срока исковой давности — незаконное разгосударствление якобы имело место еще треть века назад.

Генпрокуратура не отрицает, что такой срок составляет 3 года и должен исчисляться со дня, когда легальному собственнику стало известно о нарушении. «Росимущество о «захвате» Дворца Труда в Петербурге не знало и не должно (!) было знать, а потому срок давности начал течь после завершения проведенной в этом году проверки Генеральной прокуратуры России», — утверждает Анатолий Разинкин.

Дворец Труда в 1960 году. Фото: Л.А. Мишин

Опрошенные «Новым проспектом» эксперты считают, что ситуация с профсоюзной собственностью сложная и неоднозначная.

«В советское время эта собственность создавалась как за счет профсоюзных взносов, так и за счет бюджета и софинансирования различных предприятий и организаций. То есть на 100% государственной профсоюзная собственность не является. Но казенная часть в ней, безусловно, есть. При расформировании ВЦСПС эта доля выделена не была. Теперь же любую существовавшую в СССР общественную собственность, созданную с участием государства, Россия считает по справедливости своей», — говорит партнер юридической фирмы Intellect Роман Речкин.

Схожего мнения придерживается и управляющий партнер Nordic Star Андрей Гусев. «С одной стороны, профсоюзы имеют законное право собственности на имущество, полученное ими после распада СССР. С другой стороны, государство может изъять его в случае нецелевого использования, незаконного приобретения или нарушения прав граждан, например когда недвижимость сдается в аренду для целей, не связанных с уставной деятельностью профсоюза», — отмечает эксперт.


Фото: vk.com/nickpalace

Актуально сегодня