Операция "Экспроприация". Какие механизмы отъема собственности существуют в России

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

Иностранным компаниям, которые еще остались в России, грозит национализация активов. Президент РФ назвал такую меру «обоюдоострым оружием». Вместе с тем безвозмездно отобрать имущество государство не сможет — не позволяет законодательство. Но кроме национализации есть и альтернативные инструменты фактической экспроприации: реквизиция, конфискация, введение внешнего управления и даже банкротство. Подробности — в нашем обзоре.

Закон есть закон

Гарантируя право собственности, Конституция России допускает её принудительное отчуждение для государственных нужд только при условии предварительного и равноценного возмещения. Гражданский кодекс РФ также предусматривает выплату стоимости национализированных активов и компенсацию иных убытков. Кроме того, полное возмещение затрат иностранным инвесторам и принадлежащим им коммерческим организациям гарантируют федеральный закон и международные соглашения.

Отдельные депутаты и фракции неоднократно пытались легализовать механизм национализации. Последний такой законопроект в 2019 году представила группа парламентариев под руководством Геннадия Зюганова. Он предусматривал опять же возмездное изъятие активов предприятий при угрозе массового сокращения сотрудников, злоупотреблении монопольным положением, а также с целью «обеспечения национальной безопасности и суверенитета». «Изученный опыт национализации в развитых странах позволяет сделать вывод о том, что в той или иной форме национализация присутствует в различных правопорядках. При этом национализация не является крайней мерой, а ее применение — это мера оздоровления экономики», — заявили авторы законопроекта.

В Правительстве России тогда признали появление в законодательстве понятия «национализация» угрозой нарушения «фундаментальных прав граждан и юридических лиц на охрану частной собственности законом». Негативно оценили инициативу коммунистов и коллеги-депутаты. «Проектируемые положения законопроекта в своей большей части носят деструктивный характер, вступают в противоречие с конституционным принципом поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающим сохранение разумной стабильности правового регулирования и предсказуемость законодательной политики государства», — отмечается в заключении профильного комитета. В итоге Госдума отклонила законопроект. Но теперь всё изменилось.

Крымские нюансы

С новой инициативой о безвозмездном принудительном изъятии активов компаний из совершающих «недружественные действия» стран 5 февраля выступил парламент Республики Крым. Причем к врагам направленный в Госдуму законопроект приравнивает даже простых граждан, проживающих или работающих в соответствующих государствах. Принятие решений о внесудебной экспроприации авторы законопроекта предлагают делегировать региональным властям, они же будут и получателями изъятой собственности. Меры могут затронуть как ушедшие из нашей страны, так и продолжающие добросовестно работать иностранные компании.

Идея крымских депутатов основана на опыте фактической национализации, которая прошла на территории полуострова после его присоединения к России. Получив особые полномочия, республиканские власти приняли решение о безвозмездном прекращении прав Украины на всё принадлежащее ей имущество. К государственной собственности приравняли собственность профсоюзных и иных общественных организаций, а также имеющую «важное значение» недвижимость граждан и частных компаний. В итоге были фактически экспроприированы тысячи объектов: колхозные рынки и базовые станции сотовой связи, частные квартиры, коттеджи и жилые дома, танцевальные площадки и кинотеатры, бани и многое другое. Формально термин «национализация» в республиканском законе не использовался, хотя несколько раз он появлялся в некоторых нормативных актах.

Представитель Госсовета Республики Крым Сергей Трофимов объяснял спорные меры «особым правовым положением региона и необходимостью принятия чрезвычайных мер для обеспечения жизнедеятельности». В свою очередь представители федеральных властей, в том числе Михаил Барщевский и заместитель министра юстиции России Михаил Гальперин, заявили о нелегитимности такой национализации. Бывшие собственники пытались отстаивать свои права. Компании, лишившиеся хлебозавода, элеватора, автостанции, солярия в бывшем военном санатории и других активов, обратились в Конституционный суд России. Служители конституционной Фемиды приняли компромиссное решение — подтвердили законность экспроприации только государственной собственности Украины.

Всё отобрать и поделить?

Действующий Гражданский кодекс РФ допускает реквизицию — возмездное изъятие имущества государством в интересах общества. Такие решения могут принимать уполномоченные органы в «случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер». Собственник вправе оспаривать в суде соразмерность выплачиваемой стоимости реквизированного имущества, а также вернуть его «при прекращении действия обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция».

По мнению партнера антикризисной компании «Стороженко и Партнеры» Кирилла Ципривуза к таким обстоятельствам с большой долей вероятности могут относиться недружественные и неправомерные действия зарубежных стран: «Ввод односторонних санкций и замораживание активов — всё это вполне может быть основанием для принятия в России соответствующего закона об ответных действиях или применения правовых последствий в отношении недружественных стран и частных компаний, а также в отношении их имущества. Вместе с тем любое изъятие допустимо при условии выплаты справедливого и соразмерного возмещения, включающего покрытие всех убытков, в том числе компенсацию упущенной выгоды», — констатирует Кирилл Ципривуз.

Также собственность может быть конфискована — безвозмездно изъята по решению суда за допущенные владельцем проступок. Такие меры действующий Уголовный кодекс РФ допускает в качестве наказания за десятки преступлений, в том числе экономической направленности. Имущество могут конфисковать как «нажитое нечестным путем», например путем исполнения антироссийских санкций.

Даниил Зологин из адвокатского бюро «Забейда и партнеры» не исключает, что изъятие активов ушедших с российского рынка компаний будет реализовано посредством «принудительного изъятия» или «принудительного банкротства». «Некоторые такие компании не осуществляют выплаты по своим долгам. Учитывая нынешний вектор правительства России на предотвращение каких-либо санкционных ограничений, можно ожидать принятия нового закона, предоставляющего возможность изымать имущество организаций, поддерживающих санкции, без возмещения им стоимости», — полагает Даниил Зологин.

Защитная оценка

Эксперты признают, что в создавшейся ситуации экспроприацию вряд ли можно предупредить, но к ней можно подготовиться. Ведь в случае национализации или реквизиции основным спорным вопросом остается стоимость изымаемого имущества.

Для фиксации такой стоимости, потенциальной упущенной выгоды и возможных убытков на случай проведения реквизиции партнер юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Николай Покрышкин предлагает заранее пригласить оценщика. Альтернативный вариант — попытаться получить под залог активов кредит, выставить его на торги или застраховать. Такие действия также позволят документально закрепить стоимость имущества. «Потом всё это поможет в суде. Вам никто и никогда не скажет, что государство неправомерно забрало вашу вещь — это политический вопрос, на который суды вряд ли пойдут. А по стоимости изъятых активов может быть дискуссия», — заявил Николай Покрышкин на организованном газетой «Ведомости» Юридическом форуме России.

Еще один вариант защиты — передача имущества в залог формально не аффилированному лицу. «Формально реквизиция не снимает залог. То есть в последующем залогодержатель, то есть тот же собственник, но другой рукой, потенциально сможет используя залоговые права забрать объект себе», — убежден юрист.

Актуально сегодня