Михаил Москвин: «Ум у правительства Ленобласти есть, а денег нет»
Поделитесь публикацией!

Михаил Москвин: «Ум у правительства Ленобласти есть, а денег нет»

Алёна Алёшина 30 октября 2020
Михаил Москвин: «Ум у правительства Ленобласти есть, а денег нет»

Ленобласть следом за Петербургом снизила норматив по вводу жилья на текущий год. После долгих переговоров с Минстроем его удалось урезать почти на треть, до 2 млн м2. О том, как сейчас чувствует себя строительный рынок региона и какие проблемы решает, сегодня рассказал заместитель председателя правительства Ленобласти Михаил Москвин.

Пандемия как вызов

В этом году областные застройщики уже ввели в эксплуатацию 1,8 млн м2 жилья (в том числе 885 тыс. м2 объектов ИЖС). В оставшиеся 2 месяца этот показатель превысит 2 млн м2.

«На малоэтажное строительство приходится до половины объема ввода нового жилья в регионе. Мы запросили у Росреестра данные по районам, где регистрируется больше всего таких домов. Будем корректировать планы по строительству инженерной инфраструктуры, соцобъектов и дорог для этих территорий», — сказал Михаил Москвин.

В следующем году, по прогнозу вице-губернатора, в регионе будет введен примерно такой же объем жилья. «Мы не планируем увеличивать объем ввода, потому что при этом вырастут затраты на инженерную и транспортную инфраструктуру», — пояснил он.

Сегодня в Ленобласти возводят свыше 420 жилых домов общей площадью более 6,6 млн м2. При этом 306 жилых домов строят по старой долевой схеме, а по новой (с использованием эксроу-счетов) — лишь 51 дом общей площадью около 1 млн м2.

С начала года работы ни на одной стройплощадке региона не останавливались, но коронавирусные ограничения всё же сказались на работе: из-за закрытых границ региональные стройки испытывают острый дефицит дешевой рабочей силы. «Этот дефицит накладывает отпечаток на конечную стоимость жилья. По нашим данным, стоимость услуг рабочих выросла на фоне пандемии на 25–30%», — заявил Михаил Москвин.

Власти региона не исключают, что в будущем на стройки Ленобласти будут приезжать рабочие со всей России, но их услуги всё равно будут несколько дороже, чем услуги тех, кто уехал из-за коронавирусных ограничений.

Кроме того, заметно выросли цены на импортные комплектующие. Всё это не только нивелирует выгоды, например, льготной ипотеки на новостройки, но и значительно удорожает программу по расселению аварийного жилья. «Подрядным организациям уже тяжело вписаться в стоимость выигранных контрактов», — сообщил Михаил Москвин.

В регионе, согласно единому реестру проблемных объектов, сейчас 205 долгостроев. «Цифра внушительная, но надо понимать, что в реестр попали и те дома, которые девелоперы строят с опозданием. Проблемными эти стройки не являются — там нет процедур банкротства, но работа идет медленно. Кроме того, в реестре есть дома, где права обманутых дольщиков уже восстановлены, например, ЖК «Морошкино» в Буграх. Но по закону, даже если дольщики получили компенсационные выплаты, такие дома всё равно остаются в реестре проблемных. Так что на самом деле масштаб бедствия значительно меньше», — объяснил вице-губернатор по строительству.

С начала года в Ленобласти, по его словам, введены в эксплуатацию 19 долгостроев. В процессе передачи дольщикам находятся более 3 тыс. квартир. До конца года будут введены еще семь проблемных домов на 3 тыс. квартир.

Деньги на стройку

Чтобы хоть как-то снизить стоимость строительных работ, в регионе решили запустить механизм инфраструктурных облигаций. Их, по плану Минстроя, должен выпускать застройщик, а выкупать — «Дом.РФ». Правда, выпускать облигации застройщик должен под гарантии регионального правительства. Михаил Москвин заявил, что таких гарантий сегодня не может дать ни одному из строителей, а их в регионе более ста.

«Мы не можем выдать гарантии правительства Ленобласти по двум причинам: во-первых, в бюджете нет свободных денег, которые мы должны зарезервировать под данные облигации, во-вторых, бюджетный кодекс не позволяет нам это сделать. Чтобы тратить деньги с умом, нужны две вещи — ум и деньги. Ум у правительства Ленобласти есть, а денег нет», — признался Михаил Москвин и выразил надежду, что реализация проекта инфраструктурных облигаций пройдет без гарантий от регионального правительства.

Сейчас в регионе есть другие программы поддержки застройщиков. Например, выкуп соцобъектов в обмен на налоги.

«В этом году мы заключили 40 госконтрактов на 27 соцобъектов. Это два детсада, семь школ, дом культуры, школа искусств, восемь спортивных объектов, есть две амбулатории и поликлиника. Всё что запланировано — всё будет построено. На эти цели предусмотрено почти 10 млрд рублей. Это на 2 млрд больше, чем в минувшем году», — сообщил Михаил Москвин. Он подчеркнул, что существующих больниц и поликлиник региону достаточно, чтобы отвечать на вызов пандемии. «Запас прочности есть, ничего нового специально строить не надо», — подчеркнул он.

Ленобласть также реализует программу по расселению из ветхого и аварийного жилья. В этом году программа развивается по новым правилам. Для этого региональное правительство даже добилось изменения федерального законодательства.

«В прошлом году программа шла очень тяжело. Муниципалитеты объявляли конкурсы на аренду земельных участков, арендаторы выполняли функции коммерческого застройщика, но оборотных средств у них, как правило, было мало, и они ориентировались на график выплат из муниципалитета. Получалось, что регион зачастую вручную достраивал часть объектов», — отметил Михаил Москвин.

Изменение федерального законодательства дало возможность исключить проведение торгов на аренду земли. Региональный оператор получает землю без торгов и под гарантии правительства берет кредит, который потом возвращает. Так региональный оператор строит намного быстрее», — сказал заместитель председателя правительства Ленобласти.

К сентябрю 2025 года будут расселены более 1 тыс. аварийных домов. Почти 16 тыс. человек должны получить новые квартиры. Программа работает в 88 муниципальных образованиях, ее общее финансирование превышает 13 млрд рублей. «Первый дом вводим в апреле 2021 года в Оборье», — заключил Михаил Москвин.

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Возврат к списку