Медики стараются установить дистанцию
Добавьте нас в Избранное в Яндекс Новостях
Поделитесь публикацией!

Медики стараются установить дистанцию

Медики стараются установить дистанцию

Рынок телемедицины растет медленнее, чем хотелось бы врачам и пациентам. Цифровизации врачебного дела помогает пандемия, но  мешают сложности с установкой тарифов на дистанционные услуги в рамках системы ОМС.

По оценке МТС, объем рынка телемедицины в России в 2019 году составил 20 млрд рублей (рост на 8%). По подсчетам VEB Ventures, за тот же период инвестиции в это направление достигли 1,5 млрд рублей. В 2020–2025 годах эта цифра может вырасти до 96 млрд рублей.

Сервисы вместо регистратуры

Крупнейшие российские телемедицинские сервисы — это компании ОnDoc, «Яндекс.Здоровье», «СберЗдоровье», «Онлайн Доктор». В прошлом году два крупных игрока, «Доктор рядом» и Doc+, объявили о том, что станут единой компанией. Эти ресурсы работают как агрегаторы, которые обеспечивают базовую услугу — запись к специалистам, а также видео и чаты с врачами из разных клиник, сотрудничающих с сервисами. OnDoc и «СберЗдоровье» планируют подключиться к Единой государственной информационной системе в сфере здравоохранения, чтобы записывать пациентов и в госучреждения.

По словам генерального директора Ассоциации «Национальная база медицинских знаний» Бориса Зингермана, по статистике сервиса MedSenger, для 78% пациентов телемедицинские сервисы — это удобный способ записаться на прием и удобный канал связи, позволяющий задавать вопросы лечащему врачу. Но доплачивать за доступ к этим услугам готовы лишь 15% и 36% пациентов соответственно.

«Фактически это не та телемедицина, о развитии которой заявляли участники рынка. Сейчас врач не может лечить дистанционно», — считает глава Петербургского медицинского форума Сергей Ануфриев.

Сложность заключается в том, что при первичном дистанционном осмотре врач не имеет права ставить пациенту диагноз и назначать лечение. Вторая важная проблема заключается в том, что телемедицинские услуги трудно оплатить в рамках ОМС (критерии оплаты еще не сформированы), говорит президент Ассоциации развития медицинских информационных технологий Михаил Эльянов.

«Существует большая группа ситуаций, когда не нужны разовые посещения, но требуется постоянное наблюдение пациента, например при сахарном диабете», — говорит Борис Зингерман. По его словам, дистанционное наблюдение врачом тоже должно быть оплачено, но сформулированных подходов к оплате таких услуг по ОМС нет.

Гораздо проще обстоит дело с онлайн-консультацией, которая следует после очной встречи с врачом. В таком случае врач уже может, например, скорректировать план лечения, изменить данные ранее назначения. Поэтому технологию активно осваивают частные клиники (например «Скандинавия») и страховые компании. 

По данным НИУ ВШЭ, в стране в 2019 году было проведено 679 тыс. телемедицинских консультаций, из них 104 тыс. — это консилиумы. По сравнению с 2018 годом число онлайн-консультаций возросло в 1,7–2 раза. По прогнозам Эрика Бровко, основателя телемедицинской платформы «Здоровье.ру», число удаленных консультаций по итогам 2020 года могло увеличиться в 3–4 раза.

«Наш сервис за 2020 год вырос в 10 раз: число пользователей увеличилось с 30 тыс. до 300 тыс. Такой рост я связываю с эффектом низкой базы, а также с тем, что мы расширяем спектр услуг», — говорит Эрик Бровко. «Сейчас у нас действуют программы дистанционного сопровождения пациентов по 10 новым нозологиям, в том числе для пациентов с атопическим дерматитом, людям после инсульта и так далее», — рассказывает он.

Регионы решат

По информации участников рынка, федеральный центр всё же задумывается о том, чтобы ввести телемедицинские услуги в систему ОМС. Как поясняет управляющий партнер Euromed Group Александр Абдин, федеральный фонд ОМС разрешил региональным фондам самостоятельно  тарифицировать услуги дистанционной врачебной помощи, а также решать, какие именно ситуации  можно отнести к телемедицине. «Насколько я знаю, тарификацию телемедицинских услуг уже внедряют в Татарстане. Петербург пока на пути к разработке этого вопроса», — говорит он.

Но есть и еще одна сложность для внедрения телемедицины в государственном секторе здравоохранения — это технические проблемы. Например, по словам Александра Абдина, уже существует специальная платформа, с помощью которой врачи могут оказывать телемедицинские услуги. В этой системе нужно верифицироваться и врачу, и пациенту. Однако пока новая платформа пока внедрена далеко не во всех медучреждениях, добавляет Александр Абдин. Это связано, по словам других экспертов, в том числе с нехваткой программного обеспечения.

Компьютеров в клиниках и больницах тоже не хватает.  «Для того чтобы телемедицина заработала, нужно также ввести электронные медицинские карты и электронный документооборот. Это означает, что современные компьютеры должны стоять на всех рабочих местах. Как вы понимаете, это колоссальные деньги», — комментирует Михаил Эльянов.

По его словам, в 2019 году в российских ЛПУ не хватало 240 тыс. компьютеров. «Чтобы их закупить, нужно потратить около 12 млрд рублей, никто такие деньги из кармана не вытащит», — заключает Михаил Эльянов.

Стимул стимулу рознь

По мнению первого проректора Высшей школы организации и управления здравоохранением Николая Прохоренко, стимулы для развития телемедицины есть и в государственном, и в частном сегменте, но они разные.

«В частном сегменте меньше внешних ограничений, не нужно участвовать в различных госзакупках. Частный инвестор может вложить деньги в те направления, которые посчитает важными, то есть в ту же телемедицину», — рассуждает он.

В госсегменте способствовать развитию телемедицины может политическая воля федерального центра. Если будут выделены бюджетные средства, больницы и другие учреждения оперативно получат необходимое оборудование. Довольно быстро появятся и нормативные акты, которые отрегулируют новый вид медуслуг.

«Телемедицина развивается эволюционным путем. Это будет сопровождаться некоторым количеством жалоб от пациентов и даже, возможно, судебными исками. И на этих ошибках (пусть их будет поменьше!) сформируется нормативная база и подход к работе. А также понимание, в каких случаях телемедицина оправдана, а в каких нет», — заключает Николай Прохоренко.

Фото:  Александр Миридонов / Коммерсантъ

К списку новостей