Крыловский центр решил отколоть 4 млрд рублей у смежников
Поделитесь публикацией!

Крыловский центр решил отколоть 4 млрд рублей у смежников

Сергей Мохнарь 25 октября 2019
Крыловский центр решил отколоть 4 млрд рублей у смежников
На прошлой неделе Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти принял к рассмотрению два иска ФГУП «Крыловский государственный научный центр» к АО «Научно-исследовательский опытно-конструкторский и технологический институт  электромашиностроения» (НИПТИЭМ, г. Владимир, входит в группу «Русэлпром») о взыскании 2,31 млрд рублей и 1,63 млрд рублей. В пресс-службах Крыловского центра и «Русэлпрома» пока не ответили на запросы «НП».

Между тем в открытых источниках есть информация всего об одном контракте между этими двумя организациями, в котором фигурируют сопоставимые суммы: речь в нём идет об изготовлении электродвигателей для трёх атомных ледоколов серии 22220 ЛК-60 мощностью 60 мВт, которые строятся с 2012 года на входящем в Объединённую судостроительную корпорацию (ОСК) Балтийском заводе. Крыловский центр подрядился изготовить Балтзаводу электродвижительную установку для головного ледокола  «Арктика» ещё в августе 2013 года, сумма этого контракта составляла 3,5 млрд рублей. Из них 600 млн КГНЦ тогда договорился отдать «Русэлпрому» за сами электродвигатели. О других подробностях данных в открытых источниках нет. Но, по словам источников в судостроительной отрасли, контракты на такие же установки для двух серийных ледоколов проекта — «Сибирь» и «Урал» — были заключены с теми же участниками. При этом стоимость каждой установки составляла чуть более 2 млрд рублей.

Холодное прошлое 

Контракт на головной ледокол проекта 22220 «Арктика» стоимостью 36 млрд рублей был заключён в 2013 году, после того как обанкротившийся Балтийский завод, ранее принадлежавший экс-сенатору Сергею Пугачёву, вошел в состав государственной Объединённой судостроительной корпорации. 

Гендиректором от ОСК был назначен Александр Вознесенский, который, как говорят источники, близкие к ОСК, рассматривал в качестве наиболее вероятного изготовителя электродвижительной установки немецкий концерн Siemens, который поставлял ЭДУ на строившиеся до этого атомоходы проекта 10521 (в частности, последний ледокол этой серии «50 лет Победы», построенный в 1990-е). Но летом 2013 года — за месяц до отставки Вознесенского и назначения на его место нынешнего гендиректора Алексея Кадилова — контракт был неожиданно заключён с Крыловским центром, который ранее никогда такие установки не делал. 

«Крыловский центр тогда возглавлял Михаил Загородников, ставленник Андрея Дутова, который в свою очередь является протеже министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, — говорит источник «НП». — Дутов незадолго до этого был назначен главой совета директоров ОСК и уже поставил вопрос об увольнении Вознесенского, а параллельно устроил так, что возглавляемая Загородниковым структура получила этот контракт». При этом, отмечает источник, при изготовлении ЭДУ локализация производства у КГНЦ не превышала 30%, то есть структура «Русэлпрома» НИПТИЭМ была практически единтвенным российским производителем. Остальные комплектующие, по версии источника, должен был поставить английский Rolls-Royce. 

Во избежание паузы

Другой источник, близкий к Балтзаводу, отмечает, что заказчик ледоколов — «Росатомфлот» — навязал верфи очень жёсткие штрафные санкции за срыв сроков строительства судов: структура «Росатома» должна обеспечить себя и страну атомным флотом к 2022 году, когда будут списаны последние советские атомоходы, и Северный морской путь может остаться с единственным мощным ледоколом «50 лет Победы». Срок сдачи головного ледокола «Арктика» был назначен на 2017 год, второго, «Сибирь», — на 2018 год, а третьего — на 2019-й.

Головной ледокол был заложен в ноябре 2013 года, спущен на воду летом 2016 года. Но уже тогда, говорят источники на заводе, было ясно, что в срок судно сдано не будет, так как поставщики ключевых компонентов — паротурбинной установки («дочка» Кировского завода АО «Киров-Энергомаш», цена контракта — 2,7 млрд рублей) и электродвижительной установки — срывали сроки поставок. Кировский завод, в частности, объяснял задержку конфликтом на Украине: именно там, в Харькове, на заводе «Турбоатом» находился подконтрольный предприятию испытательный стенд для энергоустановок (на котором, например, испытывались ПТУ для советских ледоколов). В 2017 году аналогичный стенд был построен на самом Кировском заводе, что позволило ему выполнить условия своего контракта, пусть и с опозданием на два года.

Между тем, как выяснилось уже в ходе судебных разбирательств между Балтзаводом и «Киров-Энергомашем», опоздание последнего было также обусловлено задержкой со стороны Крыловского центра: мол, испытания паротурбинных установок невозможны без использования генераторов, являющихся составной частью электродвижительной установки. При этом, как установил суд, генераторы должны быть поставлены Крыловским центром в срок до 20 декабря 2014 года, а всё оборудование — до 29 мая 2015 года. Но генераторы по головному ледоколу не поступили на завод даже в 2017 году, когда «Киров-Энергомаш» потребовал в суде исполнить их фактическую поставку. «Просрочка по головному ледоколу была серьёзная, но в итоге генератор на завод поступил, испытания были проведены, и первая ПТУ была поставлена на Балтзавод, — говорит руководитель правового департамента Кировского завода Сергей Дерябин. — По второму и третьему ледоколу просрочек не было — с учётом переноса сроков».

В 2016 году Балтийский завод, который вот-вот планировал спуск на воду первого ледокола, подал иск к КГНЦ о взыскании неустойки за срыв срока на сумму 15 млн рублей. Но суд отказал, потому что Балтзавод сам задержал почти на год перечисление первого аванса по контракту (потому что ОСК долго не одобряло верфи эту крупную сделку). Кроме того, подвел Rolls-Royce, который отказался поставлять комплектующие Крыловскому центру, и тому пришлось вкладываться в импортозамещение.

Больше в рамках этого проекта судебных процессов между предприятиями не было, так что иск КГНЦ к «Русэлпрому» стал для многих опрошенных «НП» экспертов большим сюрпризом.

Полетели головы

Срыв сдачи первого ледокола в 2017 году дорого обошелся его строителям: перенос в 2017 году срока головного контракта на 2019 год вызвал недовольство первого лица государства, и из судостроительной отрасли пришлось уйти и Андрею Дутову из ОСК (он теперь курирует в Минпромторге авиастроение на посту главы НИЦ им. Жуковского), и Михаилу Загородникову (он теперь владеет собственным лакокрасочным заводом в Петербурге). 

Их преемникам пришлось выполнять условия контрактов. Сроки сдачи ледоколов были официально сдвинуты, и «Росатом» согласился не требовать неустойку с Балтийского завода. А тот, соответственно, — не требовать убытки с поставщиков оборудования. Тем не менее завод успел воспользовался своим правом на требование неустойки и осенью 2018 года выиграл в первой инстанции иск против «Киров-Энергомаша» о взыскании 98 млн рублей. В феврале 2019 года это решение устояло в апелляции и вступило в силу. 

Фото: Сергей Коньков/Коммерсантъ

Возврат к списку