Краснодарский завод «Балтимор» достался петербуржцам
Поделитесь публикацией!

Краснодарский завод «Балтимор» достался петербуржцам

Ольга Головина 8 апреля 2019
Краснодарский завод «Балтимор» достался петербуржцам

Краснодарский завод кетчупов продан с торгов в рамках банкротства ООО «Торговый дом «Балтимор». Победителем аукциона стала фирма из Петербурга — ООО «Тарус». «Тарус» основан летом 2017 года предпринимательницей Юлией Чапаевой и занимается оптовой торговлей овощами и фруктами. По данным базы СПАРК, прибыль «Таруса» в 2017 года составила 223 млн рублей. О покупателе больше ничего не известно, «Тарус» — это единственный актив Юлии Чапаевой. Разыскать её по указанному в открытых источниках адресу не удалось. Участники рынка предполагают, что она может быть связана с прежним владельцем актива Алексеем Антиповым. 

Производственная площадка занимает 11,2 га и расположена в 60 километрах от Краснодара. Включает в себя комплекс по переработке овощей: цеха изготовления овощных консервов, кетчупа и майонеза, овощехранилище, склады и другую инфраструктуру, а также права аренды земельных участков. В 2017 году конкурсный управляющий Андрей Елов оценивал актив в 182 млн рублей, но позднее скинул цену до 164 млн рублей. В итоге площадка нашла покупателя только в 2019 году, подешевев более чем на треть. Андей Елов покупателя не знает.

По данным СПАРК, сейчас банкротящееся ООО «ТД «Балтимор» на 50% принадлежит юридической фирме ООО «Лигал Опинион», ещё на 50 % — ООО «Д-1», занимающемуся продажей мебели. К вопросам агропрома оба предприятия отношения не имеют. Выручка ТД «Балтимор» составила 56,4 млн рублей, убыток — 115 млн рублей. Активы находятся в залоге у ПАО «Балтинвестбанк», в пользу которого пойдут деньги от продажи. Долг составляет 1,2 млрд рублей. На письма и звонки «НП» в «Балтиморе» и его контролирующих компаниях не ответили. 

Неподъёмный кетчуп

До 2016 года производственный комплекс, техника, а также 20 торговых марок, включая «Макошь», «Лето в банке», «Плодовия», Pospello и др. в 2016 году принадлежала фирме ООО «Балтимор—Краснодар», подконтрольной известному петербургскому бизнесмену Алексею Антипову (через ООО «Солнечная культура») основателю холдинга «Балтимор» — крупнейшего в России производителя кетчупов (основан в 1995 году, долгое время занимал почти 50% российского рынка кетчупов и овощной консервации).

ООО «Балтимор-Краснодар» создавалось в 2005 году, как предприятие по производству майонеза, кетчупа и соленых огурцов наряду с площадками в Петербурге, Подмосковье, Хабаровске. Сроки стройки затянулись и Антипову пришлось вложить $25 млн вместо $12 млн. Из-за кризиса 2008 года с долгами расплатится не удалось, а предприятие так и не достроили. В 2009 году холдинг «Балтимор» впервые оказался на грани банкротства, когда компания задолжала 1,2 млрд рублей банкам ВТБ и Юникредит. Дело спас холдинг Unilever, который купил предприятие и торговую марку. «Балтимор-Краснодар» и «Балтимор-Амур» остался за Антиповым. 

В 2011 году истекал срок моратория Unilever на использование имени «Балтимор» и предприниматель рассчитывал вновь заняться производством кетчупа на базе краснодарской площадки. Предприятие контролировалось Антиповым и его краснодарскими партнёрами через ООО «Солнечная культура». Долговая нагрузка «Балтимор-Краснодар» росла – в 2013 г. речь шла о 3 млрд рублей долгов. Когда в 2013 г. предприятие ликвидировали, а имущество выставили на торги, единственным покупателем оказался ТД «Балтимор». 

Первоначальная стоимость краснодарских лотов составила 86 млн рублей, но в несколько этапов упала до 8,9 млн. рублей. Но покупка некогда своего имущества по сниженной цене не вернула Антипову влияния на рынке - через год обанкротилась и «ТД Балтимор». Процедуру банкротства в августе 2017 году начал Балтинвестбанк. 

Интересно, что в прошлом году экс-конкурсный управляющий «Балтимор-Краснодар» Екатерина Огрия намеревалась ссудить с Алексея Антипова 2,2 млрд рублей за то, что сделки проводились по его указанию и совершались на нерыночных для фирмы условиях. По мнению заявительницы, это привело «Балтимор-Краснодар» к краху, причем немалую роль сыграло поручительство фирмы при кредитовании других структур Антипова в Россельхозбанке. Но срок исковой давности истек – суд отказал Огрии.

Тонкости консервации

Эксперты говорят, что это довольно частая практика, когда владельцы обанкротившихся предприятий сначала уходят в тень, а затем выкупают свои активы. В частности, по такому пути пошли владельцы обанкротившихся тепличных комплексов в Ленобласти «Эврика» и «Премьер» Михаил Дудин и Владимир Малышев. Они с большим дисконтом выкупали на торгах через аффилированные юрлица как долги своих предприятий, так и имущественные комплексы.

Переработка овощей — довольно перспективное направление. В России насчитывается около 300 инвестпроектов в этой отрасли на 45 млрд рублей. Так, ООО «Караван» строит завод глубокой переработки овощей и фруктов в Нижегородской области; производитель кетчупов ООО «Кухместер» — комплекс по выращиванию помидоров и изготовлению томатной пасты в Волгограде. Там же местные предприниматели строят предприятие по переработке томатов и огурцов. Не исключено, что в число будущих проектов войдет и производственная площадка ТД «Балтимор». В Агропромышленном союзе Кубани считают предприятие перспективным, отмечая наличие необходимой инфраструктуры. 

По данным Росстата, в 2017 году производство овощных консервов в стране составило около 3 млрд условных банок. Краснодарский край — лидер производства (1,4 млрд банок консервов из овощей и фруктов). Российские переработчики покрывают почти 80% отечественного потребления овощных консервов в натуральном выражении. Среднестатистический россиянин съедает около 10 кг овощной консервации в год — эта цифра уже 5 лет стабильна.

Наиболее заметные игроки на этом рынке — Unilever (владелец брендов «Балтимор» и Knorr), АО «Эссен продакшн АГ» (бренд «Махеев»), ООО «Компания Скит», ОАО «Нэфис Косметикс» (Mr. Ricco), АО «Нижегородский масложировой комбинат» (майонез «Ряба», кетчуп Astoria), «Кубаночка» и др. При этом, по оценкам экспертов из агропрома, в России перерабатывается только 12–15% выращенных овощей (для сравнения: в США — 50%), а сами консервы на треть состоят из импортного сырья. Особенно это касается кетчупов, в которых 60% заморских томатов. 

Эксперты видят проблему в предварительной переработке. «Из цепочки поставок между производителями овощей и консервными заводами выпадает звено калибровки, чистки, нарезки, сушки, пастеризации, охлаждения овощей и фруктов. А она позволила бы обеспечивать стабильные технологические характеристики сырья», — считают в Unilever. 

Возврат к списку