Инфляция официальная и реальная. Как за год подорожали продукты питания
Добавьте нас в Избранное в Яндекс Новостях
Поделитесь публикацией!

Инфляция официальная и реальная. Как за год подорожали продукты питания

Инфляция официальная и реальная. Как за год подорожали продукты питания
Цены на продукты питания медленно, но верно росли весь прошлый год. По официальным данным, они увеличились на 5%, но многие аналитики считают, что реальная инфляция за год превысила 12%. А в I квартале 2021 года цены вырастут еще на 6%. «Новый проспект» обсудил сложившуюся ситуацию с экспертами потребительского рынка.

Сахар в топе роста цен

О том, что рост цен на продукты в 2020 году был в пределах 5%, сообщили представители НИУ ВШЭ. По их данным, рост цен на основные продукты питания (за исключением алкоголя, который регулируется государством), а также на сезонные продукты (овощи и яйца) составил около 4% по итогам трех кварталов. «К концу ноября этот показатель вырос до 5,3%. При этом рост цен на все продовольственные товары составил 5,8% по итогам ноября», — сообщил эксперт института «Центр развития НИУ ВШЭ» Игорь Сафонов. По его словам, цены практически на все группы продуктов питания отличались высокой динамикой. Но рекордный рост в 65,2% показали цены на сахар из-за сокращения посевов сахарной свеклы и высокого спроса на сладкое в разгар эпидемии. На 23,8% подорожало подсолнечное масло в связи с плохим урожаем, ростом мировых цен и увеличением экспорта продукта из России. Из-за роста цен на зерно на 17,5% выросли цены на макароны и крупы. Меньше всего подорожали мясопродукты (всего на 2,7%), а также молоко и молочная продукция (на 3,7%). «Темпы роста цен на остальные товары составили от 5 до 10% в зависимости от товарной группы», — заключил Игорь Сафронов. 

По мнению руководителя компании INFOLine Ивана Федякова, озвученная НИУ ВШЭ динамика цен отражает действительность. «Дело в том, что в крупнейших продовольственных федеральных сетях, которые занимают около четверти всего оборота продуктов питания (16 трлн рублей в 2020 году), по ряду причин инфляция оказалась даже ниже, чем в региональных сетях и отдельных магазинах», — сообщил он. По данным Ивана Федякова, первая десятка торговых сетей России уже занимает около 40% рынка. «Такая высокая концентрация позволяет сетям навязывать свои условия работы поставщикам. Поэтому в крупных компаниям цены существенно ниже, чем у региональных игроков и отдельных магазинов. Добавьте сюда длинные контракты с поставщиками и штрафы за невыполнение условий. И станет ясно, почему на полках в федеральных компаниях цены на продукты могут быть даже ниже, чем отпускные цены у производителей. Хотя это, конечно, нонсенс», — говорит Иван Федяков. 

Он также напомнил, что в 2020 году практически все ретейлеры запустили программы лояльности, которых раньше у них не было. «Это программы дают возможность потребителям приобретать товар со скидками, хотя статистика пока никак не учитывает эти программы», — добавляет Иван Федяков. 

А кошелек худеет...

О том, что в крупных сетях цены растут незначительно, подтверждают и сами участники рынка. Как сообщили «Новому проспекту» в пресс-службе Х5 Retail Group, стоимость минимальной продуктовой корзины в сети «Пятёрочка» была на 5% ниже, чем в среднем по рынку Петербурга (4,7 тыс. рублей против 4,9 тыс. рублей). «Средняя цена базового продовольственного набора в Петербурге по итогам 9 месяцев снизилась на 1% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Вместе с этим стоимость базового набора из самых доступных продуктов в своих категориях снизилась на 2% и по итогам III квартала 2020 года составила 3,2 тыс. рублей», — сообщили в Х5 Retail Group.

Интересно, что в III квартале 2020 года часть товаров в сети «Пятёрочка» в Петербурге подорожала в соответствии с общерыночной тенденцией, а часть, наоборот, подешевела. Например, цены на вермишель снизились на 13%, куриные яйца подешевели на 11%, соль — на 7%. Кроме того, в данный период в «Пятёрочках» снижались цены на репчатый лук (52%), свежую капусту (32%), огурцы (22%) и картофель (20%).

Но многие эксперты полагают, что инфляция на самом деле была значительней. «Рост цен на продукты питания оказался, конечно же, выше официальной инфляции. Росстат ориентируется на стандартную потребительскую корзину, точнее, на минимальный продуктовый набор. Но расходы людей на питание — это не только минимум продуктов в супермаркетах, это еще и общественное питание. А оно очень сильно пострадало во время карантина», — объясняет расхождение в данных председатель отделения партии «Родина» в Ленобласти Валерий Шинкаренко.

«Проблема с ростом цен заключается не только в том, что люди замечают удорожание привычных продуктов. Они также видят уменьшение объема упаковок, ухудшение качества продуктов, а главное — рост доли расходов на еду в собственном семейном бюджете. В России она очень высока — около 30%. То есть продукты дорогие не столько сами по себе, сколько в сравнении с нашими заработками», — комментирует экономист Дмитрий Прокофьев.

Он говорит, что если Росстат «вручную» (в прямом смысле этого слова) считает, как цены изменились на ограниченный набор самых дешевых продуктов, то россияне смотрят шире — на то, как изменились цены на привычные бренды, в каком объеме они покупают продукты, какие магазины выбирают, в какой степени им приходится ориентироваться на скидки. «Так что фактически «человеческая» инфляция в 2020 году составила от 12 до 15%», — уверен Дмитрий Прокофьев. 

Доходы ниже, цены выше!

Эксперты говорят, что цены на продукты будут расти и дальше. И произойдет это, как ни парадоксально, из-за снижения доходов населения. «Чем меньше у людей денег, тем меньше возможность выбора, а значит, меньше ассортимент и ниже заинтересованность бизнеса в таких покупателях и в расширении производства», — поясняет Дмитрий Прокофьев. 

По его словам, вопреки официальной риторике власти не заинтересованы в снижении цен. «Чем больше люди тратят на еду, тем меньше они будут покупать потребительского импорта. Это значит, что они не будут претендовать на валютные доходы, контролируемые государственной олигархией», — заключил Дмитрий Прокофьев.

«Поскольку поставщики, работая с федеральными сетями, делают, по сути, только оборот, они пытаются компенсировать недополученную прибыль, задирая цены для региональных и несетевых компаний. В итоге небольшие ретейлеры переключаются на региональных производителей, с которыми проще договориться. Это дает покупателю возможность маневрировать между разными магазинами», — добавляет Иван Федяков. 

По его словам, ситуацию с ценообразованием усугубляет и тот факт, что государство стало вмешиваться в регулирование многих цен. «В конечном счете это приведет к снижению инвестиционной привлекательности отрасли производства продуктов питания. У производителей расходы неумолимо растут, а отпускные цены — нет. Так мы приближаем банкротство ряда компаний», — сетует Иван Федяков. 

По прогнозам Игоря Сафронова, в I квартале 2021 года динамика цен на продовольствие останется высокой и на фоне низкой базы I квартала 2020 года составит 6,1%. «Месячная динамика цен на продукты питания в декабре-январе останется высокой, но постепенно замедлится. По итогам 2021 года рост цен на продукты питания будет на уровне 4,1%», — считают в Центре развития НИУ ВШЭ. 


К списку новостей