Хостелы уничтожат цивилизованным способом
Поделитесь публикацией!

Хостелы уничтожат цивилизованным способом

Хостелы уничтожат цивилизованным способом

Редкий случай: Совет Федерации не стал утверждать закон, принятый Госдумой в трех чтениях, а отклонил его и отправил на доработку. Речь идет об инициативе депутата Галины Хованской «О внесении изменений в статью 17 Жилищного кодекса РФ». Он устанавливает запрет на использование жилых помещений в качестве гостиниц и иных средств временного размещения, а также оказание в них гостиничных услуг. Это означает, что работать хостелы смогут только в нежилых помещениях.

В редакции, принятой Госдумой, закон должен был вступить в силу через десять дней, то есть до конца марта. Председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский заявил, что хостельеры не успеют привести свой бизнес в соответствие с новыми требованиями.  «Представьте, что закон уже вступил в силу. Резкая одномоментная потеря более 50 тысяч средств размещения эконом-класса по всей стране будет весьма болезненна для туристической отрасли. Хостелы востребованы. В системе бронирования Booking.com глубина бронирования в мини-отелях в Петербурге уже сейчас достигает июля-августа», — отмечает сенатор. 

Десятки тысяч безработных

По его словам, перевод задействованных под хостелы квартир в нежилой фонд требует времени. «Те, кто не смогут этого сделать, будут вынуждены делать ремонт и приводить жильё в первозданное состояние. На всё это потребуется время, как и на трудоустройство большого количества людей. По всей стране придется закрыть около 5 тысяч хостелов, в каждом из них работает по 4–5 человек. То есть 20–25 тысяч человек в один день потеряют работу», — посчитал Валерий Рязанский.

«Мы не оспариваем необходимость принятия этого закона. Но мы против его незамедлительно вступления в силу. Нельзя так: сначала позволяли, а потом раз — и всё, завтра закройтесь. Так не бывает. Нужно дать возможность людям привести свой бизнес в соответствие новому закону, переоформить помещения в нежилой фонд или же закрыть бизнес цивилизованно, уволить людей», — заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. По её словам, сенаторы получили множество обращений от регионов, которые они представляют, с просьбой дать бизнесу отсрочку. Среди прочих об этом просил и врио губернатора Петербурга Александр Беглов, сообщила Матвиенко.

«Такие законы перечёркивают наши заявления о поддержке малого бизнеса, о создании экономической стабильности. Нужно не просто переносить сроки вступления этого закона, его нельзя принимать в принципе», — заявил сенатор от Крыма Сергей Цеков.

«Мы категорически за малый бизнес, но этот бизнес должен быть цивилизованным», — парировала соавтор закона, глава комитета Госдумы по жилищной политике Галина Хованская. Она подчеркивает, что Гражданский кодекс всегда запрещал предпринимательскую деятельность в жилых помещениях, до их перевода в нежилые. В санитарные нормы для жилых помещений гостиничный бизнес никак не вписывается. Владельцы хостелов в квартирах недоплачивают налоги (за коммерческие помещения ставка налога на имущество выше), меньше платят за коммунальные платежи и незаконно пользуются льготами. «Прямого запрета на ведение такого бизнеса в жилом фонде действительно не было, мы его вводим», — настаивает она.  

После бурных дебатов против принятия закона проголосовал 151 сенатор, всего двое были за, четверо воздержались. Согласительная комиссия с участием сенаторов и депутатов подготовит к нему поправки, главная из которых о переносе срока его вступления в силу до 1 января 2020 года.  

Дали доработать сезон

«До введения запрета осталось меньше года, это слишком маленький срок. В Петербурге почти 80% хостелов находится в жилом фонде. Перевод в нежилой фонд — это очень долгий и дорогостоящий процесс. В лучшем случае он занимает не менее полугода, а стоит от 1,5 млн до 3 млн рублей. Для малого бизнеса это очень большие суммы. Предприниматель не может так просто, из кармана достать эти деньги. Придётся копить средства, занимать где-то или брать кредит. К тому же во многих домах в центре города, которые относятся к памятникам, согласовать перевод помещений в нежилой фонд невозможно. КГИОП и КГА это запрещает. Получается, что тем, кто работал «в белую», придётся или уйти в тень, или закрыться. При этом законопроект не затрагивает теневой сектор экономики — владельцев квартир, которые сдают их посуточно, не ставят своих постояльцев на миграционный учет, не платят налоги», — отмечает Алена Енова, совладелица ТАЙГА Hostel&Hotel и руководитель регионального отделения НП «Лига хостелов» по Петербургу.

Владелец сети хостелов «Друзья» Сергей Морев согласен, что за 9 месяцев перевести помещения в нежилой фонд невозможно. Даже перепланировку помещений не удастся согласовать за такой короткий срок. «Получается, что хостелам дадут доработать сезон в жилом фонде. И на этом спасибо», — говорит Сергей Морев. По его словам, большинство хостелов сети «Друзья» расположены в нежилом фоне. «Есть несколько помещений в жилом фонде, уже думаю, как их использовать, когда закон вступит в силу. Применение найдем, возможно, будем сдавать их под офисы», — надеется он.

По его прогнозам, заведения ночлежного типа, где цена за ночь составляет 200–300 рублей и которые сейчас находятся вне правого поля, продолжат работу. «Закрывать будут тех, кто работает легально, потому что они на виду, их проще достать», — уверен он.

По данным картографического сервиса 2ГИС, больше половины (53%) российских хостелов в крупных городах находятся в жилых домах. Рекорд принадлежит Петербургу, в нашем городе 77% хостелов — это жильё. Петербург лидирует и по доле хостелов, которые располагаются в жилых домах выше первого этажа, то есть с наибольшей вероятностью работают именно в квартирах, а не в коммерческих помещениях. Почти половина (46%) петербургских хостелов находятся на втором этаже жилого дома или выше. Поскольку для таких помещений практически невозможно организовать отдельный вход (одно из условий для перевода в нежилой фонд), легализовать их не получится. По подсчетам аналитиков 2ГИС, сейчас в Петербурге работает 379 хостелов, больше только в Москве — 719 объектов.

Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ

Возврат к списку