Фермы в плохой форме. Как выживают малые аграрии Ленобласти

Число фермеров в Ленобласти сокращается. Среди причин — уменьшение федеральной поддержки малых аграриев, а также локальные проблемы, например прошлогодняя засуха, из-за которой себестоимость фермерской продукции в Ленобласти резко увеличилась.

Об уменьшении количества фермеров в регионе говорит официальная статистика. Как неавторизованно вспоминают участники рынка, в 2018 году в Ленобласти работало около 1 тыс. фермеров. По данным правительства Ленобласти, в 2022 году в регионе действовало чуть более 760 фермерских хозяйств, а в прошлом году их было уже 700. Такие цифры были приведены на недавнем съезде Ассоциации крестьянских (фермерских) Ленобласти и Петербурга.

По итогам 2023 года фермеры Ленобласти произвели продукции на 3,5 млрд рублей, что на 20% меньше, чем в 2022 году. Тем не менее на региональном уровне малые предприниматели АПК получают хорошую поддержку. Из местного бюджета на развитие сектора в 2023 году было выделено более 633 млн рублей, что на 29% больше, чем годом ранее.

По данным областного комитета по АПК, на сегодня фермеры Ленобласти получают около 50 видов субсидий, причем часть из них разработана специально для небольших хозяйств. За прошлый год фермеры региона получили гранты на общую сумму 231 млн рублей. Их получили 25 предпринимателей, победивших в конкурсном отборе.

Нет сена, нет молока, нет бизнеса

Господдержка не всегда помогает аграриям выживать. Но подсчитать количество хозяйств, доведенных до края и готовых свернуть бизнес, довольно сложно.

«Мы недавно обзванивали коллег по соседству. Оказалось, что из 12 хозяйств, с которыми мы общались, шесть готовы закрыться», — рассказывает глава фермерского хозяйства «Хутор «Залесье» из Выборгского района Ленобласти Сергей Вишняков. Сам он в ближайшее время собирается прекратить поставки молока в Петербург.

«Раньше у нас было 18 молочных коров, сейчас осталось только пять. К осени, если ситуация не выправится, хозяйство будет закрыто», — сетует Сергей Вишняков.

Большой урон фермерству, по его словам, нанесло засушливое лето 2022 года. Хозяйствам не удалось заготовить достаточное количество кормов. «Сегодня сено приходится закупать на стороне, а цены на него быстро растут. Полтора года назад один рулон сена (250 кг) стоил 1,2 тыс. рублей, а сейчас 7 тыс. рублей», — поясняет он.

Это отражается на себестоимости фермерской продукции. «Она резко выросла, а отпускные цены на продукцию мы повышать не можем, поскольку платежеспособность населения низкая», — поясняет Сергей Вишняков. Он добавил, что недавно хутор «Залесье» подал заявку на аренду земельного участка в Выборгском районе. «Если районные власти пойдут нам навстречу и предоставят участок, мы сможем сами заготавливать корма и тогда продолжим работу», — прокомментировал Сергей Вишняков.

Продажи, субсидии и маркировка

Еще одна проблема, с которой сталкиваются все фермеры, — это организация продаж. «Многие хозяйства зачастую не привыкли прикладывать усилия для продвижения бренда, они работают по накатанной схеме», — комментирует независимый эксперт по продвижению продуктов питания в торговые сети Михаил Лачугин.

По его словам, федеральные сети выдавливают малых производителей, которые привыкли работать в своей локации. «Уходят с рынка небольшие магазины, через которые фермеры реализовывали свою продукцию. А с большими сетями у них сотрудничать не получается», — добавляет Михаил Лачугин.

«Традиционно у небольших хозяйств себестоимость продукции выше, чем на крупных предприятиях, потому что они используют много ручного труда. Продукция дорогая. Это минус в переговорах с сетями. Но снижать цены хозяйства не готовы», — поясняет один из участников рынка.

Важным препятствием для развития фермерских хозяйств стало и недавнее изменение федеральных механизмов финансовой поддержки аграриев.

«Разговоры о скором закрытии части фермерских хозяйств появились сразу после того, как Минсельхоз заявил, что будет компенсировать капитальные затраты на строительство и модернизацию ферм, только если там более 1 тыс. голов скота, а все остальные поддержку не получат. Хотя мы понимаем, что у фермеров поголовье может составлять и 400, и 100 голов. И это немало», — говорит Марина Петрова, заместитель председателя Комитета МТПП по развитию предпринимательства в АПК и генеральный директор Petrova 5 Consulting.

Введение маркировки на сельхозпродукцию, в частности на молоко, в системе «Честный знак» тоже ударило по фермерам. «Маркировка требует дополнительных инвестиций в IT-технологии, в переформатирование бизнес-процессов и поиск персонала. А ведь очень часто фермерское хозяйство — это семейный бизнес с небольшим числом сотрудников. У них физически не хватает времени, чтобы отлаживать работу в системе «Честный знак», — продолжает Марина Петрова.

Путь для развития

На фоне этих проблем высокая процентная ставка приводит к тому, что фермеры не могут брать кредиты на пополнение оборотных средств. У них недостаточно нормы доходности.

Но даже в такой ситуации некоторые фермеры Ленобласти умудряются развиваться. «Мы достраиваем кафе и планируем скоро его открыть», — рассказала глава семейной сыроварни «ГалановЪ и Ко» Мила Галанова. Но и тут не всё гладко. «Ищем сыровара, повара и других специалистов. Пока откликаются плохо. На рынке кадровый дефицит», — сетует она.

«Да, ситуация на рынке непростая. Но не все фермеры сворачивают работу. Например, активно развиваются новые проекты в сегменте аквакультуры», — говорит генеральный директор ООО «Агриконсалт» Андрей Голохвастов.

«Думаю, что фермеров на сегодняшнем этапе поддержит кооперация. Мы видим на примере европейских стран (компании Arla, FrieslandCampina и др.), что такая практика может быть эффективной. В ней я вижу путь для развития российских фермеров», — заключила Марина Петрова.

Актуально сегодня