«Если ты авантюрист, то это предложение для тебя». Как поживает нелегальная торговля в условиях карантина
Поделитесь публикацией!

«Если ты авантюрист, то это предложение для тебя». Как поживает нелегальная торговля в условиях карантина

«Если ты авантюрист, то это предложение для тебя». Как поживает нелегальная торговля в условиях карантина

В то время, как представители петербургского общепита бьют тревогу и взывают о помощи, в городе процветает нестационарная торговля. Причем значительная часть точек работает незаконно. В последних числах апреля корреспондент «НП» направился в центр города, чтобы расспросить торговцев кофе и глинтвейном, как им удается продолжать работу в условиях карантина.

Невский проспект, главная площадь города и Дворцовый проезд были практически пустынны. На какое-то мгновение создалось впечатление, что представителей правоохранительных органов, пеших и на служебных автомобилях, курсирует больше, чем обычных прохожих.  Ни на Дворцовой, ни в саду Зимнего дворца автолавок с кофе и глинтвейном мы не обнаружили. Только у стен арки Главного штаба и у входа в Эрмитажный сад (его перекрыли сигнальными лентами) обращали на себя внимание  пустые и бесхозные деревянные лотки на колёсиках, с которых в докоронавирусные времена бойко торговали сувенирами.

Уже на подходе к Дворцовой набережной внимание корреспондента привлёк потрёпанный тёмно-серый автомобиль «каблук», на крыше которого красовался ряд пластиковых бутылок. Рядом суетились двое молодых продавцов. Ни масок, ни перчаток на них не было. Подойдя поближе, корреспондент разглядел содержимое автолавки: старенький, в пятнах и остатках кофе-автомат с кранами для разлива напитков, наборы одноразовых стаканчиков, расходники (пакеты с зерновым кофе, бутылки с сырьём для глинтвейна, различные сиропы и др.). Кассового аппарата и флакона с антисептиком в этом наборе, впрочем, не оказалось.

Ценники свидетельствовали о том, что стаканчик глинтвейна (0,25 л) обойдётся в 250 рублей, порция побольше (0,33 л) – в 350 рублей (заметим, цены на винный напиток в автолавке такие же, как были в «Шоколаднице» или «Евразии» до закрытия заведений на карантин). Кофе автолавка предлагала по ценам от 100 до 150 рублей. Сделать фотографию автолавки не удалось, поскольку съёмка могла насторожить продавцов, а нарваться на конфликт в полупустом городе в наши планы не входило. Зато пообщаться с торговцами всё-таки получилось. Чтобы завязать беседу, корреспондент купил небольшой стаканчик глинтвейна.

На вопросы о том, не выгоняют ли торговцев с улицы и как удаётся так спокойно работать, не привлекая внимания полиции, когда вокруг бушует коронавирус, молодая улыбчивая девушка ответила: «Да, немного нас осталось. Но пока что мы работаем и нас не выгоняют». В ожидании глинтвейна (его готовил молодой человек неформального вида) журналист заговорщическим шёпотом спросил, а не знакомы ли торговцы (случайно) с ИП Александр Коновалов? Напомним, это юрлицо стало известно на весь город после того, как группа петербургских журналистов провела расследование о том, как работает незаконная мелкорозничная торговля в городе. Выяснилось, что общественный резонанс не пошатнул позиций ИП, зато это сделал коронавирус. 

Из беседы с хозяйкой автолавки изданию удалось выяснить, что за последние годы мзда, которую платят такие торговцы за возможность торговать в центре города, возросла с 1 тыс. до 1,3 тыс. рублей за день работы. «Хотя работать стало сложнее, народу мало, выручка упала – сейчас зарабатываю, как в мороз минус 25. Саша нам ничего не скостил. Мы как платили ему 40 тысяч в месяц, так и должны платить», – печально сообщила собеседница издания. Некоторая грусть в голосе девушки понятна: в полупустом центре в режиме самоизоляции ежедневный поток покупателей автолавки, скорее всего, редко превышает 20 человек, а значит и ежедневная выручка составляет не более 5–6 тыс. рублей, тогда как в докоронавирусные времена точка легко могла приносить и 50 тыс. рублей в день. 

На вопрос издания о проверках и штрафах девушка ответила: «Проверяет нас администрация каждый день, они говорят, что очень на нас злятся, но вот, видите, сделать ничего не могут. Александр решает вопросы, поэтому нам и дают работать. Я уже давно через его ИП работаю, и пока никаких проблем не возникало», – подытожила девушка. Тем временем молодой человек приготовил стакан горячего глинтвейна со специями и парой кусочков лимона. 

Попрощавшись с владельцами «каблука», корреспондент прошёлся по пустынной Адмиралтейской набережной, затем до Александровского сада и далее по Невскому проспекту к Мойке, каналу Грибоедова, где в докоронавирусную многолюдную эпоху можно было встретить и другие автолавки с кофе и глинтвейном от знаменитого ИП. Но в этот день обнаружить их не удалось.

«Официально мы не работаем», или Автолавка-невидимка

На запрос издания о том, санкционирована ли уличная торговля с автомобилей  навынос на Невском проспекте, Дворцовой площади, а также на прилегающих набережных Невы, в комитете по промышленной политике, инновациям и торговле изданию ответили, что в городе не предусмотрено размещение автомобилей по продаже кофе.

«Учитывая изложенное, размещение указанных торговых объектов является несанкционированным, – комментируют чиновники. – Реализация товаров в местах, не предназначенных для осуществления торговли, влечёт административное наказание в виде наложения административного штрафа», – рапортовали представители Смольного, напомнив, что протоколы об административных правонарушениях вправе составлять должностные лица органов местного самоуправления, администраций районов и комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности.

В  ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти на запрос издания к моменту публикации не ответили.

Чтобы выяснить, как в столь непростое время удаётся обеспечивать жизнеспособность уличных точек в центре, мы связались с самим Александром Коноваловым, благо, невзирая на род своей деятельности, он не отказывается от общения с журналистами. Далее приводим короткий диалог с ним.

Александр, как у вас дела сейчас, в столь непростое время?

–  Я понимаю вас. Но знаете, сейчас проявлять смелость в высказываниях – только лишний раз дразнить. Так что у меня сейчас всё закрыто.

Но мы вот нашли одну вашу работающую точку. Как они продолжают работать и пришлось ли сократить их количество?

–  Не знаю, что там работает. Могу сказать так: официально мы не работаем. Я с большим уважением отношусь к вашей профессии, но больше пока ничего сказать вам не могу. Надеюсь, вы отнесётесь с пониманием.

В конце беседы господин Коновалов пообещал дать интервью нашему изданию, когда настанут более спокойные времена. Можно предположить, что дела у предпринимателя идут неважно. Так, на своей странице ВКонтакте господин Коновалов возмущается действиями властей и «самоизоляцией», выкладывая видеообращения к губернатору и даже гневные стихи. 

«Исчезло всё, что строил всю жизнь. А финансовое и юридическое образование, а также 20-летний опыт ведения бизнеса и 3 предыдущих кризиса прекрасно позволяют понять, что будет дальше. Простой математический анализ подсказывает, что 90-е годы нам ещё раем покажутся. По сравнению с тем, что нас ждёт дальше. Безусловно, любой кризис – это новые возможности. Перерождение. Переформатирование. Возможность начать с нового листа. Только лично мне совсем не весело даже богатым быть, если вокруг будут нищие и безработные, мародеры и прочее. А сейчас УЖЕ миллионы безработных, у которых через пару недель кончатся последние средства, и начнут грабить за еду.  Я этого в детстве насмотрелся. А сейчас прямо на моих глазах продолжают добивать страну. А вместо какой бы то ни было помощи, людям, бизнесу – ежедневно новые штрафы придумывают», – комментирует Александр Коновалов ситуацию в соцсетях (орфография и пунктуация сохранены.  Прим. «НП»).

Руководитель общественной организации по защите прав потребителей «Потребнадзор» Александр Виноградов уверен: хоть оборот у нелегалов на фоне пандемии и снизился, незаконная торговля всё равно чувствует себя более комфортно, чем добросовестные предприниматели. «Проверки проходят показушно, примерно раз в месяц, не более того. Штрафы выписывают по договорённости: раз в месяц выпишут штраф для оплаты, и всё нормально: и штраф есть, и оплатили его — всем удобно. Штрафы висят в районных отделах потребительского рынка в каждом районе. На Невском проспекте много левых точек. Центр города крышуется лицами, близкими к работникам правоохранительных органов, очень плотно», – комментирует ситуацию Александр Виноградов. 

«Знаете, как-то раз мы направили заявление в правоохранительные органы, чтобы пресечь незаконную торговлю. Полицейские хотели изъять автомобиль, но тут моментально откуда-то выбежали две девушки, которые вскочили на крышу авто. И всё, сделать стражи порядка ничего не смогли, потому что нельзя допускать прямую угрозу жизни и здоровью человека, то есть девушкам на крыше. Так ничего и не получилось», – вспоминает председатель совета Союза малых предприятий Санкт-Петербурга Владимир Меньшиков. «С такими автолавками в принципе бороться непросто. При виде проверяющих они могут просто свернуть торговлю и спокойно уехать», – пояснил он.

По словам эксперта, проблема незаконной торговли в туристическом центре города, которая не решается уже много лет, связана с тем, что земли под установку нестационарных торговых объектов Смольный редко выставляет на торги. Получить хороший участок в ходе аукциона тоже довольно непросто. «Есть профессиональные спекулянты, которые взвинчивают цены на торгах, а потом долго тянут с оплатой и с нарушениями размещают НТО в самых выгодных местах. Пока идёт вопрос об их выселении, спекулянты успевают заработать. Тем временем добросовестные предприниматели лишены доступа к торговым местам, а государство теряет доход», – сообщил «НП» господин Меньшиков.

Говоря о тенденциях «серой» торговли, Владимир Меньшиков отметил: «Cтали чаще торговать с ящиков, потому что если во время рейда этот ящик  изымут, его с лёгкостью можно заменить. Это проще, чем покупать новый киоск взамен изъятого. Тем не менее, порядок изъятия товара (по идее, это самая действенная мера борьбы с нелегалами) у нас до сих пор не проработан и редко применяется».

Белая и серая арифметика торговцев кофе take and go

По подсчётам участников рынка и совокупным данным картографических сервисов, в Петербурге насчитывается не менее 500 легальных киосков по продаже кофе и сопутствующей продукции (соки, чай, выпечка). Это нестационарные торговые объекты и встроенные помещения с окошком выдачи. Большинство кофеен формата take & go сосредоточены в проходных местах недалеко от метро, остановок общественного транспорта, у городских парков.

Самые крупные сети работают по франшизам известных международных и российских брендов, таких как Coffeе like (60 киосков), Baggins coffeе (70 киосков), My coffеe (15 киосков), Mouse tail (12 киосков). Помимо них «НП» насчитал ещё около 20 киосков небольших локальных брендов «Зёрна», «Хочу кофе», Coffee4You, Coffee Station, Coffee LAB и #КОФЕbreak и «Кофе есть». Остальные точки, работающие в формате «кофе с собой», относятся к категории no name.

По приблизительным оценкам собеседников «НП», ещё около 50 точек по продаже кофе работают вне закона. Автолавки с напитками – это небольшая прослойка нелегальной торговли, локализованная в центре города. Всего в городе насчитывается около 3,5 тыс. незаконных торговых точек. В основаном это не кофейни, а сезонные палатки с овощами, фруктами или рыбой (для сравнения: в 2016 году таких объектов было свыше 5 тыс.).

Чтобы примерно оценить финансовые показатели таких точек, «НП»  изучил предложения о продаже готового бизнеса (в нашем случае кофеен формата «кофе с собой») на портале Avito. Так, например, шестигранный кофейный киоск 5м2 на Васильевском острове, по утверждению продавца, принесет хозяину чистую прибыль в 150 тыс. рублей в месяц. Аналогичная точка возле ЦПКиО – около 140 тыс. рублей. 

Впрочем, учитывая реалии карантина, некоторые продавцы кофейного бизнеса честно предупреждают о падении выручки: «Продаю с большой скидкой из-за ситуации в городе, самоизоляция и карантин!!! Пишу как есть: выручки упали в разы, сейчас от 2000 до 6000 в день, когда это все закончится, не понятно. Если ты авантюрист или провидец, то это предложение для тебя!» – взывает автор объявления, продающий кофейный киоск у метро «Балтийская» (орфография и пунктуация сохранены.  Прим. «НП»).

«Объемы незаконной торговли сократились примерно на 30%, однако она может быстро восстановить свои позиции», – резюмирует Александр Виноградов.

Фото: Ольга Головина

Читайте на эту тему:

Рынок общепита монополизировали торговцы кофе и глинтвейном​

Доставка не спасает. Как переживают черный апрель рестораторы Петербурга

Александр Затуливетров: «Сидим без денег с раздражённым персоналом»​

«Государство нас подставило». Ресторанные сети требуют поддержки​

 

Возврат к списку