«Белорусский футбол — наше все». Как кризис изменил букмекерский рынок
Поделитесь публикацией!

«Белорусский футбол — наше все». Как кризис изменил букмекерский рынок

«Белорусский футбол — наше все». Как кризис изменил букмекерский рынок

На слово «выборы» рифмы нет

С лидерами этой отрасли хорошо знакомо подавляющее большинство самоизолированных россиян. Это беттинг-индустрия, или «ставки на спорт». Достаточно смотреть сериалы в серой зоне онлайн-ТВ, чтобы благодаря навязчивой рекламе запомнить такие бренды, как «МелБет», «Лига ставок», «БетСити» и «Фонбет».

Оценка реальных финансовых объемов российской беттинг-индустрии затруднена уже хотя бы потому, что легальными, то есть лицензированными и входящими в одно из двух профильных СРО («Первая саморегулируемая организация букмекеров» или «Ассоциация букмекерских контор»), являются только треть компаний, чьи названия на слуху.

«Серый сектор» этого рынка велик. Роскомнадзор стабильно рапортует о закрытии очередной порции сайтов с игровым контентом – в месяц около 5 тыс. ресурсов (среди них не только казино, но и бинарные опционы, и самый откровенный лохотрон). 

Аналитики сходятся на приблизительных цифрах, по которым легальный сегмент беттинг-предпринимательства оценивается в 600-650 млрд рублей. Эти компании входят в СРО и исправно плятят налоги. Кроме того, букмекеры обязаны перечислять 5% от доходов в пользу тех федераций, на виды спорта которых принимают ставки (не менее 15 млн рублей в квартал).

В конце марта российские букмекерские компании обратились к правительству РФ с просьбой на период пандемии снизить минимальный порог отчислений спортивным федерациям. Но далее последовала рокировка премьеров. И прошение, похоже, затерялось в высоких кабинетах.

Зато «Фонбет» самым фантастическим образом оказался в списке системообразующих предприятий, претендующих на господдержку в период эпидемии. Это вызвало массовый приступ остроумия в соцсетях. И под шумок конкуренты накидали в интернет сливов, что «Фонбет» якобы передает данные об игроках в налоговую и Росфинмониторинг. Будто сами не дружат с действующим законодательством. 

А оскорбленная компания опубликовала релиз-оправдание. Мол, фирма делает все возможное, чтобы добровольно из этого списка самоустраниться. Государственные деньги нормальным пацанам-букмекерам брать не комильфо. Хотя, возможно, кто-нибудь из их коллег сегодня госпомощью не погнушался бы. Казалось бы, в кризис должно стремительно возрасти число граждан, которым кроме как поставить на удачу больше ничего не остается, но нет.

Букмекерская отрасль испытывает, мягко говоря, большие неудобства. «Впервые в России наблюдается спад… Ожидается (а у кого-то уже достигнуто) снижение оборотов на 70%... Когда станет видно дно, можно будет делать более точные прогнозы. Пока падаем, это факт», — говорит первый вице-президент БК «Лига Ставок» Ольга Журавская.

Технически отрасль будет вынуждена отреагировать на потери сокращением персонала, включая сотрудников наземных пунктов приема ставок (ППС, «земля» на профессиональном арго), хотя участники рынка обещают не сдаваться. «Первоочередной задачей будет сохранение трудовых ресурсов, включая ППС, — рассуждает председатель подкомитета Торгово-промышленной палаты РФ по букмекерской деятельности и тотализаторам, представитель компании «БетСити» Николай Оганезов. — При этом по всей отрасли ППС, даже рентабельные, выйдут в минус».

И, конечно, рушатся рекламные бюджеты. «У многих операторов дилемма: сокращать ли бюджеты маркетологов. Но большинство решает сокращать», — констатирует Николай Оганезов. Эксперт не исключает, что отдельные компании, наоборот, попробуют воспользоваться ситуацией и взять наиболее интересные рекламные контракты. Но в любом случае, любителей сериалов ждет либо сокращение потока новинок, либо вытеснение «спортивной» рекламы рекламой казино.

Точно такой же миной, только меньше и другой

Главная причина обрушения рынка беттинга ни для кого из профессионалов не является секретом, и в конце концов она обрела расхожую точеную формулировку: «нет матчей — нет ставок». Все чемпионаты, студенческие олимпиады, прочие единоборства и многоборства отменены.

Как поясняет Николай Оганезов, в спортивных пари сложился тип игрока, который достаточно компетентен, чтобы более-менее предсказывать результаты конкретных матчей. «Но сейчас предлагаются порой такие матчи, где даже достоверную информацию о результатах получить сложно», — возмущается эксперт.

Поди рассмотри, что там происходит на онлайн-чемпионате по дартсу, если оператор держит камеру нетвердой рукой. Или можно вспомнить недавний скандал с трансляцией матча по настольному хоккею. Бдительные зрители жаловались, что слышали, как участники соревнования спрашивают, следует ли забивать еще, дабы сделать нужный результат.

В общем, весь апрель хоть какой-то внятный гешефт из традиционных ресурсов давал только белорусский футбол. «Белоруссий футбол сейчас наше всё. Футболисты бегают по полю и икают, потому что все их вспоминают добрым словом», — только и остается иронизировать заместителю гендиректора по маркетингу «Лиги Ставок» Игорю Столярову.

По его словам, прежде интерес клиентов вращался вокруг «большой букмекерской шестерки»: футбол, хоккей, баскетбол, волейбол, теннис и настольный теннис. Это было 90% пари. В апреле же, по его оценкам, треть ставок доставалась белорусскому футболу, треть коммерческим букмекерским турнирам и треть киберспорту. «Понятно, что ситуация ненормальная», — говорит специалист.

Безусловно, с киберспортом букмекеры связывают большие надежды. Но у многих постоянных клиентов эти мельтешащие на мониторе «покемоны» вызывают ноль доверия. Да и турнирная кибериндустрия, построенная на зрелищных трансляциях чуть ли не из концертных залов, также рухнула в одночасье. «Можно сказать, что киберспортивные ивенты в лучшем случае появятся в четвертом квартале, — рассуждает гендиректор ZeroGravity Group Александр Кохановский. — Это призрачная надежда, скорее всего, восстановление начнется с первого квартала следующего года».

Теперь вернемся к возмущенным постам искателей справедливости по поводу везунчика «Фонбет». Их претензии базировались на одном: реноме у беттинг-индустрии оставляет желать лучшего. Ведь, допустим, обласкай государство дотационными щедротами какой-нибудь чапельный завод, все бы решили, что так и надо. «А наша индустрия имеет не очень хорошую репутацию, — вздыхает владелец портала «Рейтинг Букмекеров» Паруйр Шахбазян.

Мы-то на это глаза подпредзакрыли

Напомним, в первые дни кризиса вместо спортивных пари стали усиленно продвигаться пари на все случаи жизни. «Принимаются ставки на то, что в апреле 2020 года в Китае заметят живую Годзиллу. Поставив один рубль, можно заработать 250, — вело репортаж одно вполне себе уважаемое издание. — Такую же сумму принесут участникам пари на опубликованные до конца года научные доказательства существования бога и вымирания динозавров из-за коронавируса…»

Но более опытные коллеги увидели в этом определенную угрозу. «Сейчас попытки заработать на суррогатных схемах будут лишь подтверждением позиции тех, кто говорил, что букмекеры такие же «вредители», как и весь остальной игорный бизнес, — предупреждает Николай Оганезов, — от чего мы все в благополучное время как раз и пытались абстрагироваться, продемонстрировать свою социальную ответственность».

Уточним, угроза заключается не столько в потере лояльности нескольких процентов потенциальных клиентов, сколько во вполне конкретных карательных мерах. «В побочных продуктах значительная доля риска — риска проследовать в игорные зоны, — считает глава профильного подкомитета Торгово-промышленной палаты РФ. — Поэтому, даже несмотря на потери, нужно идти по пути ставок исключительно на спортивные события».

Проще говоря, собирая неспортивные ставки, букмекеры рискуют лишиться особого статуса и будут выселены в игорные зоны вслед за казино. И, раз уж пошел разговор о казино, нужно отметить, что владельцев букмекерских контор трудно зачислить в пуритане. Они могут часами рассуждать о социальной ответственности, могут давать деньги на благотворительность, но как только легализуется игорный бизнес, в стороне не останутся.

И разговоры о легализации исподволь начинаются. Дескать, иначе скоро отечественный бюджет может остаться без немалых букмекерских налогов. Это в спортивных пари измученным кризисом игроманам не на что ставить, а в рулетку — сколько угодно. «Это совершенно другой вопрос. Всегда говорил: лучший способ бороться с нелегальным бизнесом — его легализовать, но создать жесткие правила регламентации, чтобы бизнесу было комфортно именно в легальном сегменте», — проповедует, например, Николай Оганезов.

Эксперт не видит ничего негативного в том случае, если государство «примет на себя определенную ответственность» и сделает лицензированным видом деятельности онлайн-казино или онлайн-покер. При этом, если не будет легальных казино, денежки не обязательно утекут в нелегальные, ведь всегда есть кое-кто рядом. Так, в августе 2018 года в братской Белоруссии онлайн-казино были легализованы. Теперь наши соседи выражают осторожную надежду, что их локальный игорный рынок станет привлекательным для внешних инвестиций…

Правда, в первые месяцы кризиса российские сторонники спортивных пари демонстрируют верность традициям. Паруйр Шахбазян в середине апреля провел опрос среди посетителей своего портала. Выяснилось, что 83% игроков пока не перешли в онлайн-казино, 9% — да, а 7,5% и до этого ставками в казино уже промышляли.

Возврат к списку