Александр Затуливетров: «Сидим без денег с раздражённым персоналом»
Поделитесь публикацией!

Александр Затуливетров: «Сидим без денег с раздражённым персоналом»

Ольга Головина 14 апреля 2020
Александр Затуливетров: «Сидим без денег с раздражённым персоналом»

— Невнятная «самоизоляция» вместо законного ЧП — самое главное свинство по отношению к нам, малому бизнесу. Простите, но не буду смягчать. После этого говорить о какой-то там поддержке бизнеса как минимум непорядочно. Нас бросили на съедение, с этим надо смириться и честно уходить под воду. Мы не выживем точно. Теоретически нас, конечно, могут открыть 1 мая или 10-го, но ведь сейчас я не знаю, что будет через неделю.

Мы действительно на грани нервного срыва. Первый шок прошел, все покрутили глазами, посмотрели, что там у других… «А поутру они проснулись» —  перевернулось всё. Потом неделю мы выбрасывали заготовки, зачищали кухню, консервировали залы. Где-то мы рассчитались, где-то нам пошли на уступки по аренде, где-то что-то мы успели оплатить, а теперь всё. Сидим без денег с раздраженным персоналом.

Как раз сейчас, в тот момент, когда вы позвонили, я пытался выцепить какие-то деньги для него. Та самая подушка безопасности, о которой многие критики говорят, сегодня вспорота.  Пытаюсь условные 300 тысяч по-честному разделить. 

Что касается доставки, то для многих ресторанов это утопия. К этому надо было готовиться месяца за три. Никто больше особенно ничего не заказывает, потому мы закрыли этот проект. Доставка возможна тогда, когда продукт и процессы под нее заточены, например, традиционно доставить можно пиццу, хачапури и хинкали, но в нашем случае неясно, как доставлять рёбра и смёррерброды — это невыгодно с экономической и психологической точки зрения. Из-за попытки организовать доставку мы только продержали персонал и получили еще большую задолженность. И я знаю многих коллег, которые только ухудшили финансовое состояние в попытках «реорганизовать бизнес».

Знаете, сейчас такое время, когда у каждого из нас его команда — это семья. И каждый должен защищать одну конкретную семью — как в режиме самоизоляции, так в режиме финансового спасения. Сейчас, к сожалению, мне стыдно как перед барменом и мойщицей, так и перед поставщиком алкоголя, сыра или яиц. Причем виноват не я, а стыдно почему-то мне, а не тем людям, которые называют ЭТО «самоизоляцией». Сам посыл в корне неправильный, мне обидно за то, как это было сделано. Если мы самоизолируемся, то все. А если нет — давайте определим правила игры. Получилась какая-то «цеховая сегрегация».

И, пожалуйста, не надо нас мучить мифическими обещаниями, что за коммерческую недвижимость можно не платить. Ну это же вранье! Причем на государственном уровне. Постановление правительства об установлении требований к срокам отсрочки уплаты арендной платы, в котором говорится о РЕКОМЕНДАЦИЯХ (!) — это за гранью добра и зла. Все арендодатели откровенно смеются, когда арендаторы показывают им это постановление. И они, к сожалению, правы. Остальные поправки в законодательство, касающиеся послаблений в плане налогов, кредитов и прочих вкусностей пока даже никем не рассматриваются, ибо непонятно, нужны ли они будут их мертвому бизнесу.

Своим воззванием я требовал введения понятных и жестких мер по контролю за самоизоляцией! Я хочу, чтобы все сидели в домах не потому, что их уговаривают с экрана Валерия и Баста, а потому что по улицам ездят патрули и контролируют этот режим. Тогда мы имеем реальные шансы пройти этот трагичный период быстрее и с меньшими потерями. Сейчас же на улицах города творится натуральная вакханалия. Работают практически все предприятия. Но, позвольте, сесть перед менеджером банка можно, а перед парикмахером нельзя? Проехать в переполненном вагоне метро нормально, а позаниматься на беговой дорожке преступно? Выпить чашку кофе, сидя на безопасном расстоянии, — сразу заразиться всеми болезнями? Давайте по справедливости: или все, или никто. Смольный мне никак не ответил на письмо, да и не до этого им. Надеюсь, сейчас они заняты более важными делами и разрабатывают порядок жесткой самоизоляции.

Читайте на эту тему:

Александр Затуливетров: «Трактирный бизнес изначально немного жуликоватый»

Роспотребнадзор запретил петербургским медикам работать​

Петербургские автодилеры просят включить отрасль в список пострадавших​

Вирусные сервисы. Эпидемия вызвала взрывной рост рынка телемедицины​

Лев Авербах: «Нужна подготовка медиков, а не поголовная самоизоляция»​

Сергей Скородумов: «Все мы сейчас проходим тест на коронавирус»​

 

 

Возврат к списку