Очевидцы о колонии Навального: "Там бьют по пяткам и заставляют принудительно смотреть телевизор"
Добавьте нас в Избранное в Яндекс Новостях
Поделитесь публикацией!

Очевидцы о колонии Навального: "Там бьют по пяткам и заставляют принудительно смотреть телевизор"

27 февраля 2021
"Открытые медиа" пообщались с адвокатом и бывшим заключенным колонии ИК-2 во Владимирской области, где будет отбывать наказание Алексей Навальный. По словам очевидцев, это очень режимное место, где "практикуют насилие".
В этой колонии в прошлом году отбывал наказание Константин Котов, которому в сентябре 2019 года Тверской суд Москвы назначил четыре года колонии за административные нарушения на митингах. Но после того, как Путин поручил проверить приговор, Мосгорсуд пересмотрел дело и назначил Котову полтора года лишения свободы.

Адвокат Константина Котова Мария Эйсмонт рассказала "Открытым медиа", что ИК-2 «это очень режимная колония, красная [подчиняющаяся сотрудникам ФСИН], краснющая, в которой все нацелено на то, чтобы человек чувствовал свою полную зависимость от администрации, не имел практически свободного времени».

«С Котовым на протяжении года только одному-двум людям из числа осужденных было разрешено общаться. Попасть туда адвокату всегда было сложно, ни в одной колонии я не ждала по 5−6 часов, чтобы меня допустили. Нигде, кроме Покрова. Там все делается для изоляции политических заключенных», — объясняет Эйсмонт.

По её данным, начальник колонии Александр Муханов возглавляет ИК не так давно. «В 2019 году он был еще и. о., но я знаю из многочисленных разговоров, что при предыдущем начальнике людей жестоко избивали, буквально забивали, издевались над ними физически. При Муханове, как я понимаю, такое страшное физическое насилие прекратилось», - сообщила Эйсмонт.

Сам Котов, который провел в этой колонии немногим менее полутора лет, рассказал, как там все устроено.
"Изначально оказываешься в так называемом карантинном отряде, в этой колонии он используется для того, чтобы подавить человека — выгоняют на плац в любую погоду, учишь приветствие. При виде сотрудника колонии ты должен представиться, осужденный такой-то, такого-то года рождения, начало срока, конец срока. Фактически целый день учишь приветствие на этом плацу», - говорит Котов.

По его словам, всем новоприбывшим в колонию оперативный работник дает в руки метлу и под видеокамеру осужденный должен сказать, что не разделяет воровские порядки и согласен работать на благоустройстве территории. С насилием в свой адрес Котов не сталкивался — как он считает, из-за поддержки с воли и постоянных визитов адвокатов. Но ему известно, что пытки и избиения в колонии практикуют.

«Я знаю, что там бьют по пяткам — человека кладут в помещении, отвинчивают у табуретки ножку и начинают бить по пяткам. Это тоже делают осужденные, сотрудничающие с администрацией. Я тоже слышал об угрозах сексуального насилия по отношению к другим осужденным», — говорит Котов.

«Меня пугали тем, что я не выйду по УДО. За все время отбывания мне сделали шесть выговоров, никакой суд меня бы по УДО не отпустил. На него могут таким образом надавить: не будешь выполнять режим — напишем тебе выговор за что угодно: расстегнутая пуговица, не поздоровался с сотрудником — это все основание для выговора и это серьезный инструмент давления», - говорит Котов.

«Там двухэтажные бараки, с двухярусными кроватями. Всего в колонии не так уж много людей, мне кажется, около 400 человек. Кормят нормально, душ есть в отряде, но он для дневальных, остальные осужденные ходят в баню раз в неделю», — так описал Котов быт покровской ИК-2.

По его словам, на промзоне есть швейное производство, есть деревообработка, есть покрасочный цех, цех сборки.
«Там есть две промышленные зоны, но я там так и не оказался, потому что находился в отряде для инвалидов, там люди которые по состоянию здоровья не могут работать, и меня туда тоже почему-то поместили. Насколько знаю там [в промзоне] тоже серьезно нарушают права человека — могут не полностью выплачивать заработанные деньги, или вообще работаешь без трудового договора», — утверждает Котов.

«Час утром и час вечером занимает построение. Осужденные стоят на плацу рядом с отрядом и ждут, пока не придет сотрудник и всех не пересчитает. Работа по благоустройству территории — один-два раза в неделю: метешь эти дорожки. Зимой ты убираешь снег, летом поливаешь цветочки. А все остальное время ты смотришь телевизор. Мы постоянно смотрели телевизор — федеральные каналы, музыкальные каналы, целый день, организованно в комнате сидит отряд и смотрит телевизор под присмотром дневальных. Ты не можешь заснуть, закрыть глаза, тебя сразу отвлекают и заставляют смотреть телевизор, даже если тебе не хочется, принудительно, по сути", — вспоминает Котов.

«Личного времени в сутки остается примерно час. Можно книжку почитать, можно ответить на письмо. В таком режиме я жил довольно много месяцев. Конечно, это тяжело психологически, плюс со мной никто не разговаривал из осужденных по указу администрации», - заключил Котов.

К списку новостей