Не включай девочку. Что думают женщины бизнеса о гендерном равноправии
Владислава Христич, Кожевникова Дарья
Аватар пользователя Читатель
25.07.2019

«Ты девочку-то не включай!», «Какой смысл тратить свое время на идиотов?», «Часто смотрели на нее как на говорящую собаку», «Дискомфорт лишь в одном — в отсутствии на стройке женского туалета». Женщины петербургского бизнеса рассказали «Новому проспекту» все, что они думают о гендерном равноправии.

Алена Енова, отельер, совладелец ТАЙГА Hostel&Hotel:

— Не вспомню, сталкивалась ли я сама с дискриминацией, но думаю, это явление имеет место быть. Бороться с этим нужно. Я за равные права, но не за феминисток. Доход, должность — все, конечно, зависит от человека. Я считаю, что каждый человек познается в деле: необходимо доказывать на практике, что ты чего-то стоишь, чтобы занимать ту или иную должность. Возможно, в теории и есть какое-то деление на мужской и женский бизнес. По своему опыту скажу, у меня есть знакомые девушки, не просто работающие в сугубо мужском бизнесе, а даже создающие такие компании. И они добиваются успехов наравне с мужчинами, несмотря на возраст и пол. Когда я начинала свой бизнес, мне тоже говорили — зачем тебе пахать и строить компанию? Не женское это дело, ты учись, выходи замуж, рожай детей. Я считаю, что одно другому не мешает, и претворила свои и женские, и предпринимательские мечты в жизнь.

Наталья Осетрова, руководитель проекта города-курорта Gatchina Gardens:

— В момент, когда ты только начинаешь свою карьеру вне традиционных женских сфер деятельности, можно столкнуться не столько с дискриминацией, сколько с недоверием. Сомнения со стороны мужчин сопровождают женщину, ведущую сложные строительные, производственные, высокотехнологичные, научные проекты. Просто в силу специфики этих отраслей и малой вовлеченности женщин в эти области. Это нормально, нам нужен успех, всем хочется прийти к финальному результату, а для этого важно иметь надежного партнера, единомышленника, коллегу.

Завоевать доверие можно только со временем, успешно преодолевая барьеры, работая на результат. Всё это работает на бизнес-репутацию. В бизнесе мыслят другими категориями, выделяя партнеров не по гендеру, а по надежности, устойчивости, истории отношений, профессионализму, набору компетенций и т. д. 

Ввиду того, что я занимаюсь безаналоговыми проектами, проектами кардинального улучшения жизни людей, проектами, формирующими новые тренды рынка недвижимости, в адрес моих идей нередко высказываются скептически: это невозможно, не получится, слишком амбициозно, тебе не дадут. Говорят, что даже взрослые и опытные мужчины не смогли бы это осуществить, говорят — выбери более легкий путь. Но скорее, это связано не с тем, что я женщина, а с амбициозным, революционным характером планов, но я уверена в том, что делаю, уверена в своей команде.

Тенденция дискриминации женщин при продвижении по карьерной лестнице действительно есть, и спорить с этим сложно. Петербург и Москва в этом плане не столь показательны, но в российских регионах очень редко можно встретить женщину-руководителя. Что в бизнесе, что на госслужбе. Губернаторы регионов, мэры крупных городов — почти всегда мужчины, за редкими исключениями. Возможно, это связано и с тем, что российские женщины сами не стремятся к явному лидерству, мы умеем доверять мужчинам и рассчитывать на них, сохраняем традиционный уклад.

Со статистикой спорить сложно, женщины чаще выбирают сферы деятельности, связанные с духовностью, традициями, семьей, педагогикой. Женщина в России по-прежнему ответственна за дом. Не знаю, насколько нужно бороться с этим, но если женщина решит изменить свою жизнь, рецепт тут может быть только один — воля человека и желание занять то место, на котором он себя видит. Жить той жизнью, которую он хочет прожить. Для этого нужно больше других работать, постоянно изучать свою профессию, иметь креативное мышление, смелость, брать на себя большую ответственность, проявлять инициативу, жить мечтой. Это не борьба с другими, а борьба с самим собой.

Елена Лашкова, генеральный директор группы компаний «ГЕОИЗОЛ»:

— За 25 лет руководства компанией, которую мы создавали с нуля, с дискриминацией по гендерному принципу по отношению к себе лично я не сталкивалась ни разу. Пожалуй, могу вспомнить лишь один случай, когда заказчик отказался работать с нами только потому, что со мной нельзя решать вопросы в бане. Но это скорее смешно, чем обидно. В результате заказы и совместные проекты у нас были, просто для комфорта заказчика я приставила к нему доверенное лицо мужского пола.

Тем не менее проблема есть — многие не берут на работу женщин, особенно молодых, потому что считают — уйдет в декрет, будет сидеть с детьми, которые часто болеют… Бороться с этим не надо, надо создавать условия и менять свое отношение. Мир изменился, столь четкой грани, как раньше, между мужскими и женскими профессиями сегодня не существует. Это не значит, что женщины стали более маскулинными, а мужчины женственными. Преимущества есть и у женского, и у мужского типов мышления. Если хорошо делаешь свое дело, заказчику абсолютно все равно, женщина ты или мужчина. Для меня то, что я женщина в мужском мире стройки, было скорее плюсом, чем проблемой. Дискомфорт лишь в одном — в отсутствии на строительной площадке женского туалета.

Алина Бажулина, управляющий филиала АКБ «ФОРА-БАНК» в Петербурге:

— Возможно, мне повезло, что мои руководители в первую очередь ценили компетенции и амбиции. В банковской сфере у женщин и мужчин условия равные. Зато приходится сталкиваться с дискриминацией по возрасту. Одна моя коллега, работавшая на заре становления банковского бизнеса на управляющих позициях, рассказывала, что мужчины-клиенты, заходя в ее кабинет, часто смотрели на нее как на говорящую собаку: молодая девушка, а произносит серьезные умные вещи, и от ее решения зависит судьба их кредита.

Сейчас я вижу, что эта тенденция постепенно сходит на нет, и даже намечается другая: когда к молодым специалистам обоих полов относятся даже с большим доверием, потому что у них более современный взгляд на мир и шире кругозор. В современном обществе за тебя, в первую очередь, говорят уровень твоего образования и опыт, который ты демонстрируешь в работе.

Но я не могу сказать, что дискриминации по полу нет совсем. Банковский бизнес — это жесткий бизнес, и тут нужно обладать определенным набором качеств, например, не приветствуется излишняя эмоциональность, нужно уметь четко держать границы. Часто попадаешь в ситуации, когда стоит в принципе отключить эмоции и включить холодный разум, например, когда надо строго аргументированно отказать клиенту или провести сложный процесс структурирования сделки. 

Очень многое зависит от того, как сам себя ставит человек. Я считаю, женщины сами иногда дают повод для того, чтобы к ним относились с позиции гендера. Например, когда на переговорах или при принятии важных решений начинают «включать девочку» и требовать к себе особого отношения или уступок. Когда ты так себя ведешь, то сразу даешь основание относиться к тебе с определенным снисхождением. Мне кажется, борьба с дискриминацией должна включать в себя и огромную работу со стороны самих женщин: когда ты ставишь себя наравне, выполняешь обязанности на высоком уровне, можешь опять же наравне поспорить и имеешь достаточный внутренний ресурс для отстаивания своего мнения, не прикрываешься своим «я же девочка». Тогда тебя начнут уважать в профессиональной среде. 

Понятно, что есть, конечно, мужчины с определенными деформациями, для которых сложно представить женщину на управляющих позициях, но это их проблемы, и к счастью, такие люди встречаются всё реже, рост толерантности на лицо. Женщины очень исполнительные и ответственные сотрудники, поэтому часто вот в этом плане многие делают ставку на работников именно женского пола, они выполняют свою работу более качественно.

Марина Агеева, директор по маркетингу строительной компании «Красная стрела»:

— В бизнесе встречаться с открытой дискриминацией мне практически не приходилось. Наверное, мне везло на мужчин-руководителей, которые не сомневались в моих способностях, ставили сложные задачи и не зажимали с деньгами. Легкий мужской троллинг я в расчет не беру. Например, бывали случаи, когда мне говорили: «Ты девочку-то не включай!». А в той ситуации и сама понимала, что по какому-то вопросу не подготовилась, пытаюсь «съехать с темы». Шутки про ПМС сейчас нередки в отношении излишне нервных лиц обоих полов. Так же укоренилось и понятие «мужчина-истеричка».

В тех редких случаях, что мне довелось наблюдать, источником дискриминации оказывались не мужчины, а женщины. Проявлялось это при поиске работы. Ни один из моих контактов с отделами кадров не увенчался успехом. Во всех случаях, когда я меняла работу, меня приглашали мужчины-собственники бизнесов. Именно мужчины видели во мне специалиста, а не «девочку». Их не волновал вопрос, есть ли у меня муж или друг, когда планирую узаконить отношения, есть ли дети (когда планирую завести, по какой причине их еще нет, хочу ли я детей). На собеседовании с HR-тетеньками в одной инвестиционной компании из этих вопросов состояла половина интервью. Мой опыт и достижения в профессиональной сфере их вообще не интересовали — видимо, про детей и «тикающие часики» им было интереснее поговорить.  

Всегда работала с руководителями-мужчинами, а с женщиной-руководителем работать не хотела бы. Две «альфы» одного пола на одной территории обычно чувствуют себя некомфортно, вместо синергии ресурсов возникает соперничество.  

Часто ли женщины сталкиваются с дискриминацией? Каждый случай нужно разбирать отдельно. На самом деле, может, претендентка на позицию ее не тянет. Но всем жалуется, что ее не берут по гендерному признаку. В сфере продаж недвижимости и смежных областях я не вижу серьезного ущемления прав женщин. Если человек — действительно специалист в своем деле, то его ценят вне зависимости от пола. Бонусы за продажи для всех одинаковы.

Дискриминация может присутствовать по другому основанию — руководители часто готовы прислушиваться к внешним консультантам, а не к людям, которых сами же взяли к себе на работу. Обычные бизнес-грабли, но любимые.

Существует дискриминация не персональная, а стратегическая. Например, у одного воинствующего шовиниста была тема — каждую свою сотрудницу, а у него их было много, хоть раз, но довести до слез в своем кабинете. Он даже не считал нужным скрывать свое «хобби», так и говорил: «У меня тут каждая рыдала». Человек, который самоутверждается за счет других, токсичен в принципе, вне зависимости от пола. Так что тут, скорее, речь не о дискриминации, а о психических проблемах.

В большей степени дискриминация проявляется в финансовом плане. Так, в одной девелоперской компании была установка — брать в менеджеры только замужних девушек, которых содержат мужья. Подавалось это под соусом подбора кадров из определенного социального круга, чтобы сотрудницы лучше знали предпочтения и интересы покупателей. Зарплата была копеечная, а бонусы за продажи отсутствовали. 

Периодически сталкиваюсь с фразой: «Ну, для девочки это очень хорошая зарплата». Озвучивается с нотами уважения и признания заслуг исполнительницы. Бесит страшно. Можно подумать, что женщинам предоставляются какие-то особые скидки на недвижимость, автомобили, продукты, медицинские услуги, проценты по кредитам. Про одежду и услуги индустрии красоты вообще не говорю — вот уж на чем мужчины сильно экономят.

Конечно, в компаниях с женским коллективом не редкость, когда любую спорную ситуацию без разбора записывают в «бабские склоки». Бог миловал, давно с таким не сталкивалась. 
В целом, моя позиция такова: если ты не артист, то работа — не место для эмоций. Это конструктивно, и пол тут не при чем. А если попался руководитель-шовинист, то это часто диагноз для всей компании. И какой смысл тратить свое время на идиотов?

Лина Перлова, владелица Галереи дизайна Bulthaup:

— Мне не приходилось сталкиваться с дискриминацией по гендерному признаку. Cложно ответить, существует ли она в целом, потому что со мной такого не было. Я не совсем согласна с тем, что бизнес надо делить на мужской и женский. К женскому обычно относят бизнес в сферах образования и культуры. Но среди моих подруг есть руководители и учредители, не связанные с образованием и культурой. 

Екатерина Лебедева, вице-президент Санкт-Петербургской торгово-промышленной палаты:

— Мне не приходилось сталкиваться с дискриминацией. Конечно, это может быть связано с тем, что я работаю в международной сфере. А на международной арене вопрос продвижения женщин стоит в повестке. Если и были отдельные прецеденты, то в основном они связаны с культурными особенностями, например, если кто-то не подает женщине руки для рукопожатия. Но в целом — нет, не сталкивалась. 

Я слышала про стеклянный потолок для женщин, но, наверное, я еще его не достигла. Радует, что я вижу все больше активных женщин-руководительниц, которые не боятся заявлять об успехе. Приведу пример, когда я пришла в Санкт-Петербургскую торгово-промышленную палату, было три вице-президента мужчины, а сейчас все вице-президенты женщины! 

Я знаю, что в западных крупных компаниях есть целые программы по продвижению и поощрению женщин. Кроме того, я считаю, нужны специальные образовательные программы истории успеха, чтобы и другие женщины чувствовали себя уверенно.

К сожалению, разделение бизнеса на мужской и женский все еще существует, но мы в Палате не делим бизнес-профессии на женские и мужские. Важен профессионализм и компетентность.

Елена Дюкарева, вице-президент Ленинградской областной торгово-промышленной палаты:

— С дискриминацией в бизнесе я сталкивалась на собственном примере. С мужчинами-партнерами бывает сложно вести переговоры. Чаще всего они проходят в неформальной обстановке и, если компания полностью мужская, многие локации мне становятся недоступны. Не идти же мне с ними в баню. 

Дискриминация в бизнесе, так же, как и во многих других сферах, строится на патриархальном устое нашего общества. Я уходила в декретный отпуск, после которого мне предлагали позицию ниже той, с которой я ушла. Поэтому со вторым ребёнком в декрет я не пошла. 

Мы с вами живём в сложное, переломное время, когда общество должно решить, какие ценности отстаивать. И на нас с вами, на обществе, лежит сложный выбор между привычным для нас патриархатом и западными ценностями, основанными на равенстве и защите прав человека. Без гендерных исключений. Такая политика должна проводиться на государственном уровне. С активным участием СМИ. Как часть национальной политики.

Фото: Варвара Славущева/Коммерсантъ