«Мы устали. Уходи!» Петербургские бизнесмены о новом экономическом кризисе
Александра Конфисахор, Наталья Ковтун
Аватар пользователя Читатель
11.03.2020

За «черным понедельником», который случился 9 марта, в России наступил «черный вторник». «Черные лебеди» летят косяком, который все увеличивается. Станет ли новый экономический кризис идеальным штормом для российской экономики и к чему это приведет, рассуждают петербургские бизнесмены.

Татьяна Шарыгина, генеральный директор «Идаванг Агро»:

— Мы достраиваем новый свинокомплекс в Лужском районе, уже заказали для него импортное оборудование, внесли предоплату и ждем поставки. Но цена на него вырастет в связи со скачком курса валют. Это ударит по экономике будущего производства, ее придется пересчитывать. Отразится ситуация и на действующих производствах. Например, сельхозпроизводители закупают импортную технику, поскольку отечественные предприятия не производят всю необходимую линейку для отрасли. Подорожает и комбикорм, поскольку зерно будет выгодно экспортировать, и, как следствие, его стоимость на внутреннем рынке вырастет. В итоге при росте издержек низкие цены на свинину не могут не вызывать озабоченности. Будет ли новая волна банкротств сельхозпроизводителей, я пока не могу сказать — надо смотреть на ситуацию в развитии. На сегодняшний день она, мягко скажем, настораживает. На внутреннем рынке, очевидно, покупательная способность расти не будет. Можно попытаться найти положительные стороны, если будет активно развиваться экспорт свинины, но пока этого не происходит.

Марк Лернер, гендиректор компании «Петрополь»:

— Ни для кого не секрет, что причиной обвала цен на нефть являются геополитические игры ведущих нефтяных держав. Анализ этих событий — удел политологов и соответствующих аналитиков.

Пока нефть стабилизировалась на уровне $35 за баррель, а рубль благодаря оперативным действиям российских финансовых властей оказался зажат на уровне 71–72 рубля за доллар США. Не исключаю, что нефть может сходить до уровней $28–30, но в перспективе нескольких месяцев ожидаю стабилизации на уровне $40 за баррель.

Удивительно, но россияне на эти события отреагировали довольно спокойно. Не все побежали скупать на панике валюту или бытовую технику как в 2014 году (хотя продажи смартфонов в последние дни подскочили). Не побежали россияне и штурмовать офисы продаж девелоперов.

Но не только рациональным инвестиционным поведением можно объяснить такое поведение россиян. После 6 лет снижения реальных доходов населения на руках стало мало свободных денег.

Кроме того, наблюдается общая усталость и апатия. Сделки по квартирам с небольшим чеком проходят в прежнем режиме. А покупатели (равно как и продавцы) недвижимости стоимостью от 10 млн рублей пока заняли явно выжидательную позицию. Такую же позицию занял, в принципе, весь российский бизнес. Все присели и смотрят, что будет происходить дальше.

На мой взгляд, очень важно, каковы будут следующие шаги ЦБ РФ и, в частности, какое решение он примет по изменению ключевой ставки 20 марта. Очень надеюсь, что ее оставят без изменений и не будут дергать вверх.

В противном случае банки начнут поднимать ставки по кредитам, а значит и по проектному финансированию и ипотеке. Тогда на реформе долевки и переходе строительной отрасли на работу по эскроу-счетам можно будет ставить большой жирный крест.

Наталья Осетрова, руководитель проекта города-курорта Gatchina Gardens:

— Курс останется нестабильным, пока не будут достигнуты соглашения с ОПЕК, а Китай не начнет восстанавливать свои производственные мощности. Уверена, что в обозримом будущем правительство выйдет на диалог с ОПЕК, и ситуация стабилизируется. Что касается цен на недвижимость, то рост стоимости квадрата, разумеется, неизбежен, но основной причиной роста будет в большей степени работа по эскроу и стоимость проектного финансирования. Скачков темпов продаж сейчас ожидать не стоит, но будут традиционные сезонные всплески активности.

На нашем бизнесе падение рубля не скажется ощутимо. Мы часть большого шведского холдинга с устойчивой экономикой проекта, но в то же время не закупаем материалы за границей РФ. Уверена, что наша финансовая модель, проверенная аккредитовавшими нас банками, выдержит валютные колебания.

Георгий Богачев, владелец базы отдыха «Илоранта»:

— Последнее время кризис у нас происходит каждые 6 лет. Как и в 2014 году, мы все станем беднее. Люди, конечно, переориентируются на внутренний туризм, что пойдет на пользу отрасли, но ничего хорошего я в этом не вижу. Глобально это будет лишь отражать падение доходов и невозможность из-за этого отдыхать за границей. 

Вообще, надо рассматривать ситуацию со скачком курса вкупе с остальными событиями. Например, сегодня поймал себя на мысли, что мне хочется повесить на машину табличку с надписью «Мы устали. Уходи!» Хорошо бы всем автомобилистам организовать такой флешмоб, тем более когда в связи с коронавирусом людям запретили собираться на мирные акции протеста.

Светлана Гузь, управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to Business:

— Среди юридических фирм девальвация может спровоцировать увеличение конкуренции. Падение курса рубля приведет к росту валютных расходов, поэтому российские компании могут начать отказываться от услуг международных консультантов. Работа в рублях позволит российским юридическим фирмам предлагать услуги по более низким ценам. В результате могут появиться новые игроки — небольшие локальные компании и высококвалифицированные юристы-фрилансеры.

Кроме того, в некоторых практиках может случиться существенное падение. Например, возможно сокращение сделок в инвестиционных практиках, а количество конфликтных практик — банкротств и корпоративных споров, — напротив, может вырасти. Вполне закономерно, что разногласия партнеров по бизнесу в этот период могут обостриться, поэтому клиенты обращают больше внимания на комплаенс, улучшение корпоративной структуры и сокращение расходов.

Артем Гудченко, президент группы компаний RENTA:

 — Что касается брокерского бизнеса, связанного со стрит-ретейлом, то он испытает негативный эффект от резкого скачка валют. Ликвидные объекты на вторичном рынке, скорее всего, будут сняты с продажи до понимания, что будет происходить с ценой, потому как на сегодняшний момент 99% всех контрактов — рублевые. Сделки, которые готовились ранее, будут заморожены. Продлится этот тайм-аут то тех пор, пока продавцы коммерческих помещений не почувствуют стабильность.

Первичный рынок продажи коммерческих помещений формата стрит-ретейл, напротив, может получить дополнительный импульс: инвесторы захотят быстрее купить вышедшие на рынок площади, а застройщики на этом фоне, скорее всего, поднимут цены на них. К слову, сегодня рынок по многим первичным объектам и так перегрет: часто инвесторы покупают коммерческие площади по высокой цене, которая никак не коррелируется с арендными ставками.

Рынок аренды не ждет сюрпризов, 99% всех контрактов — долгосрочные. И никто не станет сейчас менять арендные ставки, разве что возможны локальные уступки. А вот свободные объекты будут долго искать арендаторов: на фоне резкой девальвации рубля многие ретейлеры могут скорректировать свои планы развития и притормозят открытие новых торговых точек, потому как такие экономические процессы всегда связаны со снижением покупательной способности населения. При этом и ставки по свободным объектам могут снизиться.

Антон Солдунов, генеральный директор ГК «Петровский автоцентр»:

— Для тех автопроизводителей, у которых высокий уровень локализации, ситуация не так критична. Они будут поднимать цены постепенно, на 1,5–2% в месяц, поскольку даже в отечественных автомобилях весьма много импортных комплектующих.

А вот импортируемые машины подорожают сразу пропорционально скачку курса валют, что, безусловно, отразится на продажах. Все это мы уже видели в 2014–2015 годах: сначала бешеная скупка автомобилей, затем шок и падение рынка. Последствия сегодняшних событий мы в полной мере почувствуем на своем бизнесе в течение полугода.

Сейчас не совсем понятно, как будет вести себя потребитель. Возможно, все сбережения будут переводить в валюту, но сбережений осталось не слишком много, в отличие от прошлого кризиса.  Я бы порекомендовал тем, кто планирует покупать дорогие импортные автомобили, брать кредит и приобретать их в ближайшее время. Почему? Потому что купленную сегодня машину через 3–4 года можно будет продать за те же деньги, если речь идет о дорогом автомобиле.

Роман Слуцкий, генеральный директор автохолдинга «Аларм Моторс»:

— Думаю, истерия с коронавирусом сейчас переживает свою кульминацию. Апокалипсис не случится. Большая транснациональная дележка очень скоро обновит статус-кво курсов национальных валют и акций компаний. Дальше, как учит нас история, произойдет медленный отскок рынков на исходные позиции. Разумеется, не всем государствам и компаниям удастся сохранить свою целостность и самостоятельность.

Что касается авторынка, то мы ожидаем в ближайшие недели ажиотажного спроса на новые и подержанные автомобили. Думаю, ближе к апрелю цены на них существенно подскочат. Кроме этого, в апреле можно ожидать перебоев с поставками автомобилей в связи с коронавирусом.

Азат Григорьян, председатель совета директор ГК «Энерго»:

— Если курс валют останется на сегодняшнем уровне, то последствия для экономики именно из-за падения курса рубля будут небольшие. А если падение продолжится и стоимость евро приблизится к 100 рублям, то последствия будут весьма плачевными, и вот почему: скорее всего, российский Центробанк, по совершенно неясной мне причине, в отличие от других ЦБ, поднимет ставку, и мы с вами встретим пятницу этой недели с ключевой ставкой не 6,25%, а в лучшем случае 10%.

Вспомните, в 2014 году, когда евро стал почти 100 рублей, а доллар 85 рублей, они на ночном заседании с 17 на 18 декабря сделали ставку 17%. Ну вот, пожалуйста, вам уже две взаимосвязи: с одной стороны, мы имеем высокий курс доллара, с другой — подорожавшие кредиты. И при этом еще не забывайте, что сейчас многие сливают акции, то есть фондовый рынок тоже упадет, гарантирую.

В итоге мы видим четыре фактора: курс доллара, цена на нефть, падение акций и увеличение ставки ЦБ. Это ведет, я считаю, у кого-то к паническим настроениям, у кого-то — к крайне жестко консервативным. Паника — это когда люди не понимают, что делать, а жестко консервативная позиция — это и сидеть ждать, фиксировать убытки, смотреть по сторонам. Все это вкупе с непонятным влиянием на экономику мирового коронавируса может привести в России к очень нехорошим экономическим результатам. Получается, назревает не российский кризис, а мировой. Ну, может быть, он будет чуть больше в России, чем в Германии.

Если говорить про цены, то цены, с моей точки зрения, в ближайшие 2–3 месяца абсолютно точно не вырастут ни на сколько. При стабильном или падающем потребительском спросе, который мы с вами имеем на сегодняшний день безо всяких коронавирусов, можно сколько угодно поднимать цену — ничего не получится. В ближайшие 3 месяца в России даже кофе не подорожает, я вам гарантирую, потому что идет жесткая конкурентная борьба между всеми производителями, в том числе и в России: между Nestle, «Якобсом» и другими марками. Они будут за счет снижения маржинальности торговать не то чтобы себе в убыток, но с меньшей долей прибыли.  

Для россиян подорожание продуктов потребления начнется в худшем случае через 3 месяца, в лучшем — через полгода, и то не скачкообразно. Если вы увидите через неделю, что в магазинах начали пропадать товары длительного пользования, я посоветую пенять на коронавирус, а не на падение рубля.

Причин для предстоящего кризиса много, и они сошлись в одной точке. Как бы еще не получился идеальный шторм для России, когда рубль будет девальвироваться по совокупности факторов. Параллельно начнутся проблемы с кредитованием, с оборотным капиталом для бизнеса, особенно для среднего и малого, с потребительским спросом, потому что зарплаты не растут и не собираются. В общем, все будет средне-плохо. Как минимум.

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ