Александр Беглов
Александр Беглов
Михаил Шевчук: «В Кремле помнят, какая это заноза — популярный губернатор»
Doc Play Chart Chat

Странная особенность современных российских выборов состоит в том, что кандидаты должны стремиться к победе, делая все, чтобы их ни в коем случае не полюбили.

Предвыборная кампания и.о. губернатора Петербурга Александра Беглова, можно сказать, началась. То есть, конечно, официально никакой кампании еще нет и быть не может, пока градоначальник не объявил о намерении участвовать в выборах. Но серию появлений Беглова на публике в последние недели наблюдатели, не сговариваясь, интерпретировали именно как предварительный этап кампании.

Александр Беглов прибегнул к полузабытому жанру объездов: передвигается по городу в зимнем полумраке, проверяет, где не горят фонари, открывает новый светофор, велит достроить недостроенную поликлинику, зажигает елку на Дворцовой, обещает горожанам баню. В лексиконе уже появилось слово «жесткий», хотя произносится пока без напора.

Выглядит все это как-то половинчато. Решаемые проблемы — в основном уровня главы района. А главное, не происходит ничего, чего не мог бы любой другой кандидат. Не помогают пока телесюжеты найти ответ на вопрос: почему, если, конечно, возникнет такая необходимость, горожане должны будут проголосовать именно за этого человека. Распорядиться зажечь фонари могут и другие с тем же успехом.

Политтехнологи былых времен скептически вздыхают: разучились, мол, работать за столько лет. Но вполне может быть, что ошибаются они, а кандидат следует стратегии.

Современные российские губернаторы (или кандидаты в губернаторы от партии власти) в массе своей изначально находятся в сложном положении. Беглов одновременно должен решить две взаимоисключающие задачи. Во-первых, победить на выборах. А во-вторых, ни в коем случае при этом не стать популярным.

Личная популярность в России XXI века скорее клеймо, чем заслуга. По-настоящему популярным в ней может быть только один человек. Это с ним самопроизвольно начинает соперничать любой кандидат, пытающийся опереться на народ. В Кремле слишком хорошо помнят, какая это заноза — популярный губернатор, с каким трудом приходилось выковыривать со своих мест Юрия Лужкова, Амана Тулеева, Минтимера Шаймиева и прочих региональных баронов, как сложно было не давать им слова, сколько сил пришлось затратить на борьбу с попытками того же Лужкова взять власть на федеральном уровне.

Иной губернатор, может быть, и хочет сделать землякам что-нибудь полезное. Но сразу в голову приходит самая страшная мысль: «А что подумают наверху?» Не заподозрят ли в амбициях не по чину? Поэтому, даже если открыл новый мост, не вздумай приписывать заслугу себе. И тут же, от греха подальше, соверши что-нибудь дикое и скандальное, для баланса. Тогда наверху поймут: никаких амбиций тут быть не может. А лучше всего не открывай никаких мостов.

Губернатору совершенно не нужны сторонники в народе. Потому что Кремлю не нужно, чтобы у губернатора были какие-то личные, не согласованные наверху сторонники.

Сторонники опять же могут быть только у одного человека в стране. А губернатору нужны только избиратели — на один день. То есть неискренние. От искренних один вред. Искренние, как показывает практика, разочаровываясь, быстро превращаются в самых яростных критиков. Потому-то в идеале на выборах и должен был воплощен принцип «просто больше не за кого». Чтобы сунули бюллетень и тут же отвернулись.

Исключения встречаются: вот только что Олег Кожемяко в Приморском крае провел совсем другую кампанию, полноценную и по нынешним меркам даже оригинальную. Приказывал снизить цену на рыбу, отменял обязательную установку ГЛОНАСС на японские иномарки и даже критиковал московских бюрократов. То есть не до конца еще утрачено древнее искусство проведения кампаний, как выясняется. Но такие вещи позволяются, понятное дело, только в форс-мажорных обстоятельствах, под строгим присмотром и самым проверенным людям.

Остальным же приходится выкручиваться. К отдельным вице-губернаторам, кстати, тоже относится.

Фото: Сергей Коньков/Коммерсантъ