Михаил Касьянов, Глеб Павловский и другие собеседники «Нового проспекта» о голосовании

С 25 июня по 1 июля россиянам предложено проголосовать по поводу поправок в Конституцию и «обнуления» Владимира Путина. На протяжении последних двух месяцев мы говорили на эту тему с видными политологами и юристами. Сегодня предлагаем вашему вниманию подборку высказываний лидеров мнений, серию интервью с которыми специально для «Нового проспекта» подготовил Николай Нелюбин.

Михаил Касьянов, первый путинский премьер-министр:

Фото: https://www.facebook.com/mmkasyanov/photos

«Первоначально я считал, что Путин захочет уйти после двух сроков, когда его друзья-олигархи заработали миллиарды. Борис Немцов сначала так же, как я, считал, что Путин уйдёт. Боря тогда красочно выразился, что «Путин хочет править как Сталин, а жить как Абрамович». Но в 2008 году Борис уже тогда однозначно считал: Путин захочет быть вечным. Он это говорил ещё до крымских событий. После 2014 года это стало очевидно не только Борису. Когда уже после аннексии Крыма в августе 2014 года агрессия на Донбассе превратилась в массовые убийства, тогда и я понял, что Путин «пошёл в вечность». Хотя и пытался изображать, что это не он. Стало ясно, что черта пройдена, что Запад в своей реакции будет последовательным, и санкции — это надолго. Путин тогда переиграл сам себя. С тех пор для него нет пути назад».

Полностью интервью можно прочитать по ссылке: «Люди взрослеют. Новые смелые придут неизбежно»

Глеб Павловский, политолог:

Фото из личного архива Глеба Павловского

«Я уверен, что это всё была такая сложная поэтапная импровизация, где импровизатор сам не знал, как далеко он зайдёт. Он, может, и сам не собирался так далеко заходить. Но потом увидел, что останавливать его некому. То, что это бессмысленное дело, видно по дальнейшему. Ведь все эти поправки были проголосованы строго по тексту Конституции. Народное голосование вообще здесь не играет никакой роли. Просто с точки зрения самой Конституции всё уже состоялось. 136-ю статью откройте. У нас уже другая Конституция. Ну и что? «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи»? Мы смотрим на Путина сейчас. Мы видим сильную власть? Нет. Мы даже хорошего спикера не видим. Ничего он не получил. Получил запутанную схему власти, которую нарисовали на бумаге, но оживить не могут. Работает совсем другая власть — Собянин, который в тандеме с Воробьёвым подмосковным. Такое было записано в Конституции? Нет. У нас принимают решения не те люди, которые должны были бы. И это хорошо».

Полностью интервью можно прочитать по ссылке: «Вода закипает у дна». Глеб Павловский про настоящее, прошлое и будущее России

Вячеслав Мархаев, сенатор:

Фото: Коммерсантъ

«Начиная с самого способа внесения поправок и порядка их утверждения, всё является не просто незаконным, но и антиконституционным. Порядок внесения поправок прописан в нашей Конституции, и нечего выдумывать какие-то хитрые схемы и варианты его «модернизации» под себя и свои цели. Цели эти известны — попытка незаконного утверждения поправок к Конституции и обнуление президентского срока. Непозволительно, когда к основному закону государства власти относятся как к амбарной книге, переписывая его на свой лад, вкус и цели. ​Помимо основной цели по обнулению президентского срока в Конституцию попытались внести целый ряд нововведений и дополнений, которые являются популистскими, попыткой отвода глаз и усыпления бдительности населения страны. Нами была выявлена масса нарушений и замечаний. Это и лингвистические, смысловые ошибки, элементы дискриминации отдельных народов, подавление самостоятельной деятельности народа встройкой местных органов муниципального управления в единую государственную вертикаль, нарушение прав и свободы вероисповедания, захламленность основного закона государства второстепенными аспектами, которые регулируются законами и подзаконными актами, и, собственно нарушение самой процедуры утверждения поправок в рамках «особой процедуры» и «общероссийского голосования», что является нарушением 136 статьи Конституции. Поправки вносятся в 22 из 137 статей Конституции РФ, семь статей предлагается принять полностью в новой редакции. Поправки касаются напрямую фундаментальных основ, но они сознательно включены в другие главы Конституции. По факту это не поправки, это просто переписывание Конституции, принятие нового основного закона страны!»

Полностью интервью можно прочитать по ссылке: Вячеслав Мархаев: «Системность и стадность — это разные понятия»

Виктория Журавлева, американист, руководитель Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН:

Фото: RTVI

«В США не на терпении построена страна. Изначально их демократия строилась не на ожиданиях, что тебе власть что-то даст. Ты сам идёшь и берёшь. В этом сила американской демократии. И в этом слабость российской. Если это можно назвать демократией, хотя я бы не употребляла это слово. В нашей традиции общество ждёт активности сверху, принимает то, что власть ему даёт или не даёт. Наш народ более терпелив, молчалив и сговорчив, чем в США. Путину здесь повезло. Но это пока. Вопрос в том, как долго это будет. Здесь пандемия играет не на руку Путину. Чем дольше это будет затягиваться, тем меньше будет терпения у любого общества. Наверное, у российского тоже. И здесь Путин приближается по рискам к Трампу».

Полностью интервью можно прочитать по ссылке: «Путин приближается по рискам к Трампу»

Борис Вишневский, зампред партии «Яблоко»:

Фото из личного архива Бориса Вишневского

«Тот тефлоновый слой, который защищал Путина до сих пор, он исчез. Он весь выгорел на этой эпидемии. Гореть начал на пенсионной реформе. Ему уже не восстановить эту свою, многих изумлявшую, политическую неуязвимость, когда поддержка оставалась высокой в любой ситуации. Рубикон перейдён. И они торопятся протащить свои конституционные поправки. Возможно, и протащат. Но я бы не стал переоценивать даже факт их протаскивания. Было в нашей истории и такое, что власть добивалась своих целей на референдумах, а потом выяснялось, что самой власти осталось существовать чуть больше полугода. Я про 1991 год».

Полностью интервью можно прочитать по ссылке: «Приоритет Путина — править пожизненно». Борис Вишневский о коронавирусной весне

Станислав Белковский, политолог:

Фото из личного архива Станислава Белковского

«Путин заложник собственных обещаний. На самом деле поправки вступают в силу с момента опубликования. Они, даже будучи подписанными президентом сейчас, ещё не вступили в силу. Опубликовать их можно в любой момент, и они вступят в силу. Но тогда Владимир Владимирович кидает свой народ и прикладывает мордой об стол повторно. Сначала не дав денег во время карантина, а потом... обманув, скажем так, в желании узнать мнение подданных. Конечно, не совсем наплевать и на всю цепочку людей, которых в этом задействовали — на все эти рабочие группы по поправкам, на всевозможных спортсменов, деятелей науки, культуры, лица компаний, которые говорили о своей поддержке плебисцита».

Полностью интервью можно прочитать по ссылке: Станислав Белковский: «Коррумпированный режим должен был когда-то дать сбой»

Илья Шаблинский, профессор кафедры конституционного и муниципального права НИУ ВШЭ

Фото из личного архива Ильи Шаблинского

«Мы всё же не знаем о реальной динамике умонастроений людей. Да, сейчас люди заняты выживанием. И, возможно, одним из результатов эпидемии может стать низкая явка. Но как точно влияют такие испытания на лояльность, мы действительно не знаем. Вероятно, инициаторы этой операции с Конституцией сейчас раздосадованы. Но тут есть другой аспект — те, кто затеяли эту реформу, думаю, уверены в том, что, безусловно, нужные цифры они получат. При полном контроле над избиркомами и над государственными СМИ они могут эти цифры получить в любом случае — и при низкой явке, и при раздражении населения. Другое дело, насколько все это будет выглядеть нелепо, насколько это будет связано с серьезным риском, это вопрос» .

Полностью интервью можно прочитать по ссылке: Илья Шаблинский: «Незаконные ограничения нужны власти в политических целях»