Масло не масляное. Объемы фальсификата в молочной отрасли бьют рекорды

Падение уровня жизни последние годы привело к тому, что потребители все меньше покупают качественную молочную продукцию, заменяя ее более дешевыми аналогами. Как следствие, падает производство, а полки магазинов заполняет фальсификат. 

На этой неделе петербургская общественная организация «Общественный контроль» обнародовала итоги исследования качества сливочного масла на полках магазинов. Результаты оказались шокирующими. Двенадцать из восемнадцати образцов сливочного масла (66%) разных торговых марок не соответствовали требованиям государственного стандарта, причем девять из них содержали в составе растительные жиры. Согласно выводам испытательной лаборатории ФБУ «Тест-С.-Петербург», в восьми пачках поддельного масла молочный жир не был обнаружен совсем, то есть, под видом масла скрывался спред или маргарин, поделились в «Общественном контроле». 

«Ситуация с качеством сливочного масла ухудшается с каждым годом, — говорит руководитель организации Всеволод Вишневецкий. — Так, если в 2017 году из четырнадцати проверенных образцов семь оказались фальсифицированы растительными жирами, в 2018 году из десяти образцов — пять, то в этом году побиты все рекорды: девять фальсификатов из восемнадцати образцов, исследованных в лаборатории». 

«В сливочном масле должен быть только молочный жир, — цитирует «Общественный контроль» начальника испытательной лаборатории ФБУ «Тест-С.-Петербург» Екатерину Полиектову. — Если в продукте содержатся заменители молочного жира, это должно быть указано на этикетке. И называться продукт должен иначе — в зависимости от количества молочного жира. Если его не менее 50%, то это спред сливочно-растительный. Если молочного жира от 15% до 50%, то это уже спред растительно-сливочный. А если вообще нет молочного жира или его менее 15%, то перед нами спред растительно-жировой. И стоить такие продукты должны значительно дешевле сливочного масла».

«Судя по результатам исследования жирнокислотного состава фальсифицированных образцов, производители делают смесь уже не из чистого пальмового масла, а из специально созданной масложировой смеси», — говорит профессор Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Татьяна Пилипенко. Такая смесь, как правило, выходит на рынок в виде заменителей молочных жиров (ЗМЖ). Их популярность настолько высока, что они поставляются даже в Кремль. Во всяком случае, на официальном сайте ООО «Корпорации Союз», которая производит ЗМЖ в СЗФО,  написано, что она является официальным поставщиком Московского Кремля и входит в «Гильдию поставщиков Кремля».

Проблема в цифрах

Эксперты считают, что некоторые производители идут на обман с целью снижения издержек и конечной стоимости продукта. Это, конечно, бьет по добросовестным игрокам. В итоге дешевые фальсификаты легко завоевывают потребителя, а качественная продукция оказывается покупателям не по карману. Все это связано со снижением платежеспособного спроса, как следствие, снижением потребления, а также с отсутствием жесткого государственного контроля качества. Это подтверждают и цифры.

Как свидетельствуют данные Росстата, сливочное масло — едва ли не единственный молочный продукт, производство которого в России в 2018 году упало по сравнению с 2017 годом: снижение составило 4,7% до 258 тыс. тонн.  Потребление в 2017 году составило 3,5 кг на человека в год, а в 2014 году составляло 3,8 кг, отмечается в исследовании DISCOVERY Research Group. Аналитики компании говорят, что в 2017 году масло подорожало сразу на 21,8%. А в целом средние потребительские цены за 1 кг с 2014 по 2018 годы выросли на 65% по сравнению с 2014 годом.  

При этом мировое производство масла демонстрирует противоположную тенденцию. ОГАУ «Инновационно—консультационный центр АПК» Белгородской области пишет о том, что в 2018 году производство сливочного масла в мире составило 11,6 млн тонн, это на 3,6% больше, чем в 2017 году (11,2 млн тонн). Ситуация, когда в России производство масла падает, а в мире растет, привела к увеличению объемов импорта — еще один удар по местным игрокам. В январе-апреле 2019 года импорт вырос более чем в 2 раза в натуральном и стоимостном выражении, цитирует DairyNews Дарью Снитко, начальника Центра экономического прогнозирования Банка ГПБ. Российская продукция становится все меннее конкурентноспособна, потому что производственные затраты на молоко в России растут. В частности, из-за удорожания зерна по сравнению с прошлым годом, считает Дарья Снитко. 

Что у нас на полках?

Официальные органы признают, что объем фальсификата крайне высок. Но данные разных структур различаются. «В 2018 году Роспотребнадзор, Россельхознадзор и АНО «Российская система качества» (Роскачество) по запросу правительства РФ провели комплексную проверку качества молочной продукции. Согласно итогам этой проверки, 60% товаров, относящихся к творожному сегменту, не соответствуют обязательным требованиям. В молоке и сливочном масле был выявлен меньший процент нарушений, однако, цифры все же немалые — 21% и 26%, соответственно», — говорит ведущий специалист международной ассоциации «Антиконтрафакт» Ислам Течиев. Что касается доли фальсифицированной продукции конкретно в сливочном масле, она, по результатам проверки, составила 14%, в натуральном выражении. То есть каждая седьмая упаковка сливочного масла является фальсификатом. 

«Фальсификация продукции — это нарушение законодательства, когда производитель указывает на упаковке «масло», а по данным лабораторных исследований в составе продукта вовсе не обнаруживаются животные жиры», — говорит Марина Петрова, заместитель председателя Комитета МТПП по развитию предпринимательства в АПК и генеральный директор «Petrova 5 Consulting». 

Нужно ли конкурировать с фальсификатом?

По данным Роспотребнадзора, фальсификация пищевых продуктов в объеме 3% оборачивается потерями для потребителей в размере 400 млрд рублей. «А если это не 3%, а все 50-60%, то о какой сумме убытков может тогда идти речь? И кто должен их компенсировать?» — рассуждают в «Общественном контроле”.  

«Производство продукции с заменителями молочного жира обходится в разы дешевле. Фальсификат не дает возможности производителям получать достойную маржу, так как им приходится конкурировать по стоимости не только друг с другом, но и с производителями заменителей», — отмечает Марина Петрова. 

«Речь идет о стремлении получить максимальную прибыль при минимальных затратах на производство товаров, не отвечающих стандартам качества. Бизнес на производстве и обороте контрафактных товаров очень выгоден, поскольку он позволяет получить быструю прибыль и не требует тех масштабных финансовых вложений, которые несут товаропроизводители, работающие по закону. Разумеется, здесь нельзя говорить ни о какой «вынужденности» производства некачественной продукции, а сам недобросовестный производитель должен нести перед законом полную ответственность за свои намеренные действия», — добавляет Ислам Течиев.

Эксперты предупреждают покупателей: настоящее сливочное масло не может быть дешевым. В идеале для производства 1 кг масла требуется от 15 л (при жирности 5%) до 28 л (при жирности в 3%) молока, закупочная стоимость которого составляет 23-25 рублей за 1 литр. Так что первый признак фальсификата — это низкая цена. Также подделку можно отличить и по косвенным признакам: неизвестный бренд, непонятная упаковка, где данные о товаре и производителе почти не читаются. 

Как выжить производителю?

Серьезные шаги для борьбы с фальсификатом предпринимаются, поскольку он бьет по экономике предприятий и здоровью производителя. Для борьбы с фальсификатом и некачественной продукцией активно внедряется система цифровой маркировки товаров, оператором которой является Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). «Суть цифровой маркировки в следующем — каждая товарная единица будет идентифицирована путем присвоения ей уникального цифрового кода, который защищен криптографией. Этот код позволяет проследить весь путь товара по всей логистической цепи, включая проверку при продаже на онлайн-кассе. После сканирования этого кода, покупатель сможет узнать всю необходимую информацию — начиная с наименования производителя и заканчивая сроком годности. Что важно, все данные вносит сам производитель или импортер», — поясняет Ислам Течиев. 

По мнению экспертов ЦРПТ, такой подход позволит вывести из незаконного оборота большую часть нелегальных товаров и окажется выгодным для всех участников торгового оборота — государство сможет повысить собираемость налогов и создаст равные условия на рынке, производитель увеличит выручку за счет вытеснения недобросовестных производителей, а потребитель будет приобретать качественный товар. Помимо этого, специалисты ЦРПТ прогнозируют снижение цен на товары легальных производителей до 10%. 

В минувший понедельник, 15 июля, ЦРПТ запустил эксперимент по маркировке молочной продукции. Особые цифровые коды будут присвоены молоку, кефирам, сливкам, йогуртам, сливочному маслу и т.д. Эксперимент продлится до февраля-марта 2020 года, а в случае, если результаты будут успешными, то маркировка для данной товарной категории станет обязательной на территории страны. Идет борьба и на уровне регионов. Например, в Кировской области планируется создать испытательный центр по выявлению фальсификации молочной и мясной продукции. 

«С одной стороны, нужно ужесточить ответственность. С другой стороны — менять отношение потребителя к продуктам, в составе которых используется добавление растительного жира. То есть нам нужно формировать положительный образ качественной продукции. Фальсификат позволяет продавать продукцию по слишком низкой цене и это выдавливает из рынка добросовестных производителей», — отмечает Михаил Мальцев, исполнительный директор «Масложировой Союз России».

Для сокращения количества фальсификата, по мнению экспертов, необходимо сочетание трех факторов: доступное молоко-сырье, улучшение экономического положения страны (без роста реальных доходов населения невозможно бороться с фальсификатом) и налаживание системы контроля.

«На данный момент у нас развита только система контроля, но без грамотного подхода и борьбы с первопричинами такого явления, как фальсификат, она не имеет смысла», — подытоживает Марина Петрова. 

Александр Петренко, директор ИК «ГРИФОН-ЭКСПЕРТ», говорит, что сейчас под фальсификатом понимается замена молочного жира без указания наличия ЗМЖ (заменитель молочного жира) в составе молочного продукта. «С введением маркировки и новых требований к упаковке и расположению на полках этот вопрос снимается. Потребители четко видят есть в продукте ЗМЖ или нет, это уже не фальсификат по крайней мере с юридической стороны. Это просто продукт с ЗМЖ», — считает он.

Производители молочной продукции искренне надеются, что введение правил раздельного расположения молочных продуктов в магазинах, в том числе сливочного масла с обозначением «с ЗМЖ» и «без ЗМЖ» увеличит продажи натуральной молочной продукции. «По «оптимистичным» прогнозам, увеличение продаж составит 30—50%...  Но все решает потребитель, снижение реальных доходов населения — вот главный фактор. Основная масса потребителей не будет переплачивать за молочный жир. Продажи молочной продукции без ЗМЖ если и увеличатся, то ненамного, а могут остаться и на том же уровне. Кроме того, производители молочной продукции с ЗМЖ сейчас «по-новому» посмотрели на возможности маркетинга, увеличив рекламные бюджеты на продвижение продукции. Упаковки молочной продукции и масла с ЗМЖ совсем скоро будут выглядеть более «экологичными», зелеными, с элементами чистой природы и излучать здоровье!» — резюмирует Александр Петренко.

Фото: Елена Горбачева/Коммерсантъ